1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

НАТО умерла – да здравствует НАТО!

НАТО становится органом, обеспечивающим европейскую безопасность. Эта цель оправдывает дальнейшее существование блока и позволяет Соединенным Штатам сосредоточиться на политике безопасности в других регионах мира.

default

Карта мира меняет цвета

Газета “Вельт” опубликовала аналитическую статью эксперта по оборонным вопросам Фонда науки и политики в Берлине Клауса-Дитера Шварца (Klaus-Dieter Schwarz) о новой системе международной безопасности.

Что стоит за объявлением о смерти НАТО?

Можно считать, что НАТО в своем прежнем виде больше нет. В самом деле, “война против терроризма” проходит практически без участия альянса. Более того. Даже если бы европейцы и могли что-то предложить в военном отношении, Пентагон хотел бы вести войну в Афганистане самостоятельно, не желая повторять косовского опыта трехлетней давности, когда ход боевых действий определялся совместно с европейцами. И все же было бы заблуждением делать из этого вывод о бесполезности НАТО. Альянс сохранился и после исчезновения в 1989 году с исторической сцены его противника. Сохранился потому, что изменились его задачи.

Оборона: “Коалиция подбирается в зависимости от характера миссии, а не наоборот”

Новая стратегическая концепция НАТО, принятая в 1999 году, по-прежнему в 5 параграфе своего устава называет в качестве основной военную задачу блока – обеспечение коллективной обороны. В современных условиях, однако, речь идет уже не о защите территорий в прежнем смысле слова. Предотвращение локальных и региональных угроз должно сочетаться с глобальными антикризисными мероприятиями. Из этого следует, что оборона вовсе не должна быть коллективной: это показали события после 11 сентября и характер вступления в силу союзнических обязательств стран-членов Североатлантического альянса. Демонстрация политической солидарности с США была не просто символическим актом, она была обоснована как с формальной, так и с моральной точки зрения. Не оправдались ожидания тех, кто думал, что США воспользуются НАТО как платформой для военного планирования или инструментом поддержки военных действий. Несмотря на упоминание терроризма в качестве глобальной угрозы, содержащееся в стратегической концепции блока, стало ясно, что НАТО – не подходящий орган для такого рода операций, какой был необходим в борьбе против талибов или Аль-Каиды. “Коалиция подбирается в зависимости от характера миссии, а не наоборот”- так сформулировал это министр обороны США Дональд Рамсфельд. Это означает, что США подходят к делу по своему усмотрению и по мере готовности партнеров, используя НАТО в качестве субподрядчика для операций, проводимых под управлением только самих американцев.

Предотвращение глобальных кризисов

Североатлантический блок начал ввязываться в локальные конфликты, когда стало ясно, что невмешательство (например, в предотвращении геноцида на Балканах) поставит под угрозу не только данный регион, но и страны блока. Вместе с тем, стало ясно и то, что стремление США воспользоваться НАТО в качестве инструмента достижения своих глобальных интересов ослабит блок. Поэтому блок в целом действует в евро-атлантическом ареале, а участие в операциях за его пределами в той или иной конкретной конфигурации страны блока могут принимать участие по собственному усмотрению. Новые модели коалиций, создаваемых на период конкретной операции, и опробуются в настоящее время.

Расширение НАТО означает её ослабление

Следует признать, что прежней сплоченности стран-членов НАТО нельзя добиться в условиях не определенных, но серьезных угроз со стороны террористов или, например, распада какого-либо государства. Логика преодоления последствий противостояния Восток-Запад потребовала расширения НАТО на Восток. Таким образом, Евросоюз и НАТО уже в ближайшем будущем будут включать до 30 государств. Семь новых стран-членов Североатлантического блока могут вступить в него в Праге в ноябре 2002 года. Таким образом, НАТО превращается в новый орган общеевропейской безопасности. Американцы сознают, что, расширившись, НАТО становится хуже управляемым в военном отношении политическим блоком. Но это – та цена, которую приходится заплатить за общеевреопейскую безопасность.

Россия: не в НАТО, но вместе с НАТО

После поддержки, оказанной Москвой Вашингтону в борьбе против международного терроризма, расширение НАТО на восток не может быть инструментом дистанцирования от России. Можно больше не опасаться сопротивления с ее стороны включению в альянс государств Балтии. Не предвидит вступления России в НАТО в обозримом будущем и президент Путин. Вместо этого Совет НАТО-Россия, включающий 20 равноправных партнеров, будет обсуждать определенный круг тем (нераспространение оружия массового уничтожения, терроризм, миротворческие операции), разительно отличаясь от прежнего органа, в котором 19 стран-членов НАТО с одной стороны и Россия с другой сходились для спора по заранее согласованным вопросам. Иначе говоря, Россия становится членом этого Совета, получая и право вето, но – не в вопросах, касающихся внутренних дел альянса.

У американской администрации нет единого мнения о будущей роли НАТО

Пентагон считает полезным участие в отдельных операциях отдельных стран-союзников. Участие блока в целом американские военные считают ограничением собственной свободы действий, тем более не желательным, чем шире круг участников блока.
Из тех же соображений Совет национальной безопасности США, напротив, считает необходимым расширение альянса и приближение к нему России: именно таковы, с точки зрения этого органа, задачи преодоления раскола Европы.
Наконец, третьей точки зрения придерживаются в министерстве иностранных дел США: здесь стремятся шире вовлечь Европу в предотвращение глобальных кризисов, в борьбу с терроризмом и распространение оружия массового уничтожения.

Судя по всему, президент Джордж Буш, принимая ключевые решения, разделяет скорее первые две концепции, чем представления своего государственного секретаря.

НАТО европеизируется

Североатлантический альянс всегда был военно-политическим союзом. В будущем его политическое значение в Европе может нарастать, а военное – сокращаться. Одновременно будет увеличиваться разрыв между неимоверно возросшим военным потенциалом США и относительной военной слабостью Европы. А это может привести к расшатыванию блока. Ведущие страны Старого Света должны углубить сотрудничество в рамках Европейской политики безопасности и обороны (ESVP): иначе избежать ослабления связей между Европой в целом и США не удастся.

Контекст

Ссылки в интернете

Также по теме