1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

НАТО - Россия: сотрудничество на новой основе

14.05.2002

Во вторник в Рейкьявике началась встреча министров иностранных дел 19 государств НАТО, в которой участвует также глава российского МИДа Игорь Иванов. В центре диалога - тема принципиально новых отношений Североатлантического альянса с Российской Федерацией. На смену прежней формуле «19 плюс 1» должна прийти так называемая политическая «двадцатка». Этому событию и посвящён сегодняшний выпуск нашей передачи «Тема дня».

Сегодня утром в Рейкьявике началась двухдневная встреча министров иностранных дел 19 стран НАТО. Главы дипломатических ведомств обсуждают не только вопросы расширения Североатлантического альянса, повышения уровня обороноспособности их государств, но в первую очередь - более тесное сотрудничество с Россией. Прежний формат этих отношений - «19 плюс 1» - должна заменить так называемая политическая «двадцатка». Как предполагается, участники встречи в исландской столице окончательно согласуют детали документа о создании Совета «НАТО - Россия», который будет подписан 28 мая на саммите в Риме.

Генеральный секретарь НАТО лорд Джордж Робертсон дал такую оценку предстоящим переменам:

« Эта инициатива имеет историческое, если не сказать революционное, значение. С ней открывается новая стадия практического сотрудничества 19 стран - союзниц по НАТО, и России, она также демонстрирует, как далеко мы продвинулись на пути преодоления разногласий, существовавших в прошлые годы».

Робертсон заявил также: «Если мышлению периода "холодной войны" есть предел, то он наступит 28 мая в Риме». По словам генсека НАТО, страны, которые в течение четырёх десятков лет подглядывали друг за другом из-за стены ненависти и страха, наконец получат возможность крепить будущую безопасность евроатлантического региона.

Какие реальные перспективы обещает новый формат отношений с Россией государствам, входящим в Североатлантический альянс? На этот вопрос отвечает эксперт берлинского Фонда «Наука и политика» профессор Хайнрих Фогель:

«Для НАТО новая формула означает некий эксперимент, в ходе которого Россия получит большой кредит доверия. Новые отношения с Россией должны быть направлены на то, чтобы избежать проблем в случае кризисов. Сотрудничество с Россией будет, правда, не безграничным. Москва, к примеру, не получит право голоса при проведении военной операции в том случае, если Североатлантический альянс подвергнется нападению третьей страны. Однако Россия будет участвовать в решении других вопросов, связанных с борьбой против терроризма, локальными конфликтами, миротворческими миссиями. Кроме того, одна из главных задач состоит в том, чтобы добиться понимания и признания общих проблем. На этом пути новое партнёрство должно выдержать несколько испытаний. Во-первых, при определении позиции НАТО в отношении американских планов военной операции против Ирака. Проблемы возникнут и в случае нового кризиса на территории бывшей Югославии. Сейчас важно, чтобы все стороны продемонстрировали добрую волю и никто не пытался преднамеренно разрушить эту новую конструкцию».

Совет «НАТО - Россия» должен заменить собой прежний орган сотрудничества - Совместный постоянный совет, который был создан по итогам саммита, состоявшегося в Париже пять лет назад, в конце мая 1997 года. В документе, принятом на парижской встрече глав государств и правительств стран Североатлантического альянса и Российской Федерации, было, в частности, заявлено: НАТО и Россия не считают более друг друга противниками, они намерены развивать крепкое, стабильное и долговременное партнёрство на основе общих интересов и взаимности. Однако отношения России с НАТО вновь охладели уже через два года, когда Североатлантический альянс, несмотря на несогласие россиян, начал проводить военную операцию в Косово. Ряд российских обозревателей иронично заметили, что формулу структуры Совместного постоянного совета - «19 плюс 1» - следует поменять на «19 против одного», поскольку союз НАТО сначала сам принимает решения и лишь потом сообщает о них Москве. В декабре прошлого года министры обороны стран Североатлантического альянса и министр обороны России Сергей Иванов договорились о том, что Совместный постоянный совет «НАТО - Россия» будет реформирован. Впрочем, некоторые эксперты считают, что новый орган сотрудничества НАТО с Российской Федерацией будет ненамного отличаться от своего предшественника. Вот что думает по поводу этой точки зрения берлинский политолог Хайнрих Фогель:

«Я считаю, что такое утверждение опровергают доклады о работе Совместного постоянного совета. Раньше Россию просто информировали о решениях, принимаемых странами НАТО, и она вынуждена была с ними считаться. Теперь Москва получит новые права. Так что новая формула сотрудничества не будет повторением прежней».

Одновременно Хайнрих Фогель уточнил, какие именно преимущества, по его мнению, получит российская сторона после создания Совета «НАТО - Россия»:

«Это даст России право голоса по довольно широкому спектру вопросов, которые до сих пор решались исключительно в кругу членов НАТО. Можно сказать, Россия теперь окажется одной ногой в НАТО, а в дальнейшем она может рассчитывать и на полноправное членство в Альянсе. Для Москвы это означает улучшение отношений с НАТО, которые до сих пор оставались напряжёнными... Я действительно думаю, что речь идёт о качественных изменениях. Принесут они выгоду в первую очередь России или же НАТО, покажет время».

В России, однако, далеко не все настроены оптимистично. Вот что заявил вице-президент Академии геополитических наук, генерал-полковник Леонид Ивашов - один из ведущих российских экспертов в области международного военного сотрудничества:

«Сегодня предлагается формула «двадцатки». Мне кажется, что в этой формуле много непонятного и много неконструктивного и декларативного. НАТО сегодня является инструментом политики США. НАТО сегодня пытается использовать, как некую структуру безопасности для мировой финансовой элиты. Для защиты капитала в том или ином регионе. И последние факты говорят о том, что американцы принижают политический статус самой этой организации».

При новом формате сотрудничества со странами Североатлантического альянса бывший противник НАТО получит право равного голоса в обсуждении таких, например, вопросов, как борьба с терроризмом, нераспространение оружия массового уничтожения или помощь гражданскому населению в чрезвычайных ситуациях. В то же время совместному обсуждению не будут подлежать внутренние дела любой из сторон, к примеру действия российской армии в Чечне.

«Этот вопрос останется в компетенции ОБСЕ, а также внешнеполитических структур России и Европы. В повестку дня не будет включено и детальное обсуждение программ вооружений, хотя в этой области тоже возможно сотрудничество. Рабочие вопросы будут решаться позже, когда новый механизм сотрудничества начнут применять на практике. Сейчас не нужно усложнять ситуацию обилием деталей. Пока что надо научиться доверять друг другу, чтобы со временем всё вошло в привычную колею», - считает эксперт берлинского Фонда «Наука и политика» Хайнрих Фогель.

Перспективы нового уровня сотрудничества НАТО и России вызывают пристальный интерес представителей не только обеих сторон, но также прибалтийских стран. Часть западных обозревателей считает: если в Рейкьявике будут окончательно согласованы договорённости Североатлантического альянса и Российской Федерации, то это облегчит вступление Литвы, Латвии и Эстонии в НАТО. Эксперт берлинского Фонда «Наука и политика» профессор Хайнрих Фогель так комментирует эту версию развития событий:

«Конечно, для прибалтийских стран тоже важно, наступит ли разрядка в отношениях России и НАТО и возникнут ли новые рабочие контакты. После своего вступления в НАТО Литва, Латвия и Эстония могут точно так же сотрудничать с Россией, как и остальные члены альянса. Но сегодня страны Балтии, на мой взгляд, должны сосредоточиться прежде всего на том, чтобы выполнить все свои «домашние задания» и заслужить право на вступление в НАТО. Всё остальное рано или поздно придёт в норму. Вообще, всё это скорее вопросы эмоций. Их не следует недооценивать, но и переоценивать тоже не надо».