1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

„Нас подвигла на песню оранжевая революция“

О творчестве минской рок-группы «Индига»

default

Музыканты минской рок-группы «Индига», призеры прошлогоднего фестиваля «Басовища», пока занимаются только музыкой. Они поют на белорусском и английском языках, не боятся засилья российской поп-музыки на белорусском рынке и находят вдохновение в украинской «оранжевой революции».

Минская рок-группа «Индига» не зря носит такое красивое звучное имя. Дело в том, что за этим словом, индиго, скрывается не только синий цвет первых джинс фирмы «Levis», но и популярная на сегодня концепция в философии и психологии. В соответствии с ней, есть люди с аурой цвета индиго, рассказывает солистка группы 25-летняя Маруся Шокюрова:

„Эти люди – свободные и творческие натуры, не приемлющие авторитетов и давления извне и при любом случае пытающиеся ломать существующие стереотипы, закрепощающие мышление“.

Именно такими людьми с аурой цвета индиго – свободными и гордыми - и видят себя музыканты минской рок-руппы - Маруся Шокюрова и трое ее друзей.

«Индига» играет вместе уже три года. А в прошлом году ребята стали призерами белорусского рок-фестиваля Басовище в польском поселке Гродек под Белостоком.

Тем не менее, в настоящее время в Беларуси свободным музыкантам прокормить себя только музыкой очень нелегко. Музыканты, не желающие исполнять в дорогих клубах дешевую конъюнктуру – от Стинга до Мадонны, - рано или поздно вынуждены задуматься о других способах заработать себе на жизнь, рассказывает Маруся Шокюрова. Кроме того, для свободных людей искусства есть множество других препон:

„Существует комитет, который может изъявить желание прослушать репертуар группы, чтобы узреть там что-нибудь против президента и запретить концерт этой группы. Иногда люди покупают гастрольное удостоверение, все необходимые бумаги заполняют, вот, концерт через три часа состоится, но за час до концерта директор клуба приходит и говорит: «Ребята, извините, но ко мне пришли люди и попросили, чтобы вашего концерта не было. Потому что если он пройдет, у меня, например, проверят всю мою бухгалтерскую систему. Мне это не нужно, поэтому давайте сворачивать ваш концерт. И никто в таких случаях вложенные деньги не возвращает“.

Язык, на котором поет «Индига» - белорусский и английский. Мечты о завоевании музыкального рынка России ребята не забыли - нет, они, скорее, отложили их на будущее.

„Если человек у себя дома не может завоевать какого-то статуса, то в чужой дом ему стучаться незачем. Любой серьезный продюсер прежде, чем приглашать музыкантов в Россию, сначала поинтересуется: а чего достигли исполнители у себя на родине?“

Тем не менее, завоевать популярность у себя дома группам вроде «Индига» чрезвычайно непросто. К сожалению белорусские власти не очень-то жалуют исполнителей, поющих на родном языке, особенно в случае, если речь заходит о рок-музыке:

„Считается, что если музыкант исполняет свою музыку на белорусском языке, то значит, это обязательно протест против существующей власти“.

Может быть, что в этом есть некая доля правды?

„Скорее да, чем нет. Если люди выбирают белорусский язык для своего творчества в той стране, где белорусский, как это не печально, не имеет большой популярности, это значит, что людям хочется возродить свою культуру, поставить ее на ноги, каким-то образом призвать людей, молодых и пожилых, задуматься о первоистоках, о родном языке. Естественно, это не нравится нашим властям. И очень многие музыканты попали из-за этого под запрет“.

Речь идет о концерте на площади Бангалор в Минске летом прошлого года, после которого многие не только выступившие на нем, но и просто присутствовавшие там рок-группы попали под негласный запрет белорусских властей. Среди них – всеми любимая «Крамбамбуля», а также проект «Саша и Сярожа» и группа «Палац».

В том, что на белорусском рынке – засилье русской поп-музыки, музыканты «Индиги» проблемы не видят. Это, считают они, – результат прямой конкуренции, ведь музыка белорусских поп-исполнителей, к сожалению, пока еще редко может составить смачную конкуренцию российским поп-проектам, говорит Маруся:

„В Европе и в России люди на студиях работают, как один отлаженный механизм. У нас же сплошное кумовство, дружба под девизом «Давай я тебе запишу, детка!», и все это делается большим пальцем правой ноги. К сожалению, наша музыка звучит плохо, и это очень заметно“.

И как же знаменитый указ Президента, согласно которому в радиоэфире должно звучать не менее 70 процентов белорусских интерпретов?

„К сожалению, это принесло больше негативных эмоций, чем позитивных. Потому что опять-таки все опирается в качество, люди начали писать дома на старинных синтезаторах песни, стали посылать их на радио. В итоге, люди услышали такой shit, что они теперь навсегда закрылись для белорусов и слушают только русскую музыку. К тому же тут опять присутствуют элементы давления. Новичков ставят в эфир по указке, но нередко только один раз, а потом опять звучат господин Тиханович, госпожа Поплавская и иже с ними“.

Осенью прошлого года Маруся и ее друзья стали свидетелями «оранжевой революции» в соседней Украине. Дело в том, что турне «Индиги» по этой стране совпало со знаменитыми событиями на киевском Майдане.

„Журналисты украинские, которые видели у меня в руках маленький белорусский флажок, просили: «Ребята, пожалуйста, расскажите, как там у вас в Белоруссии гнобят, чтобы эти дураки, которые любят Януковича, услышали, как это нехорошо. Расскажите что-нибудь такое, чтобы до наших людей достучаться!» Мы много общались с журналистами. Нашли мы там и огромное количество белорусов, которых на Майдане было очень много. Они разбивали палатки, были с флагами, мы подходили к нам, а они: «Ой, Индиганы, мы вас так любим, дзякуем, что приехали!»

На самом Майдане «Индига», правда, так и не выступила, но впитать в себя его необычайную атмосферу музыкантам все же удалось:

„Было очень здорово, такое ощущение свободы царило в воздухе, что каждый из нас чуть ли не рыдал от счастья, всем нам хотелось приехать в Беларусь и сделать то же самое. И многие музыканты специально ездили в Киев, чтобы надышаться этой атмосферой, и мы когда приехали из Киева, мы написали песню, навеянную оранжевой революцией. И позже эта песня вошла в белорусско-российский проект, фильм Помидорова о том, как живет белорусский рок в атмосфере политического давления. Нас подвигла на песню оранжевая революция. Это просто непередаваемое ощущение!“