1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Наступление пустыни. Где капли воды на вес золота

18.06.2007

Более трех миллионов человек в Судане за последние пятьдесят лет стали жертвами гражданской войны, геноцида и грубых нарушений прав человека.

default

Непрекращающаяся политическая нестабильность в этой африканской республике привела к уничтожению необходимой для жизни человека инфраструктуры. Развитие этой страны тормозится и частыми природными катаклизмами.

Кордофан расположен в центральной части Судана и является одним из самых засушливых регионов африканского континента. Капли воды здесь – на вес золота. Ситуацию усугубляет необратимый процесс распространения пустынь. Под угрозой – человеческие жизни. Вы совершите в звуковое путешествие по Кордофану, познакомитесь с бедуинами и крестьянами, которые в условиях политической нестабильности борются за выживание и надеются на чудо: на то, что брошенные ими в иссохшую почву семена, наконец, дадут всходы. Об этом – наша программа. В ее подготовке принимала участие моя коллега Майке Шольц.

Палящее солнце. Жара невыносимая. В Кордофане засуха. Фатма Башир стоит у колодца. Она внимательно наблюдает за тем, как соседские девочки старательно черпают от туда ковшами воду. Фатма Башир – пожилая женщина, изможденная тяготами жизни. На голове – яркий платок, цвета восходящего солнца. Темные волосы с проседью раздувает легкий ветер.

«От будущего ничего хорошего жать не стоит. Что будет с нашими детьми, непонятно. Здесь ничего нет. Работы тоже никакой».

Затем Фатма Башир показывает рукой на горы песка, которые окружают ее бедный поселок. Это дюны. Каждый день они приближаются к нему все ближе и ближе.

«Раньше у нас много растений росло. Но сейчас ничего не осталось. Засуха, пустыня все уничтожили. Деревья, кусты, трава. Ничего не осталось. Мы сами тоже тогда совершили большую ошибку. Мы вырубили тогда большую часть деревьев. Но поверьте, нам ничего другого не оставалось. Нам же как-то надо было выживать».

Мохамед Мамуд помнит тяжелое время, о котором с горечью вспоминает Фатма Башир. Вот уже как 20 лет он работает в организации SOS Сахель в Судане. Сахель – так называют по-арабски полосы полупустынь и опустыненных саванн в Африке. Мохамед Мамуд отвечает в этой организации за эффективный экологический менеджмент и преодоление конфликтов. Он рассказывает, что выполнение этой работы является для него настоящим вызовом, что часто он на грани своих возможностей, когда опускаются руки и нет никакой надежды изменить ситуацию.

«В этом регионе образуются пустыни. Это происходит даже там, где раньше и песка-то никакого вовсе не было. Сахара распространяется повсюду и, кажется, может захватить все пространство вокруг. Дюны перемещаются. На Севере Кордофана ситуация еще печальнее».

Мохамед Мамуд курирует сразу несколько проектов. Один из них: небольшая деревня, которая находится посреди пустыни. Он помог ее жителям соорудить хафир. Так называют здесь резервуар для хранения воды. Мохамед понимает, что изменить ситуацию в корне, остановить процесс распространения пустынь он не в силе. Тем не менее, с тех пор, как у местных жителей появился хафир-колодец, им стало намного проще обеспечивать свои семьи водой.

«Люди здесь находятся в сильной зависимости от природы, от ее ресурсов. И их благосостояние напрямую связано с этим. Природные ресурсы в Судане истощены, и люди стали еще беднее. Регион здешний никогда не был плодородным или урожайным. Несмотря на это, люди все равно ждут дождя, надеются на него, как на чудо. Они покупают на последние деньги или средства, взятые в долг, семена, вспахивают свои высохшие поля. Это всегда большой риск, потому что никто из них не знает, есть ли в этом толк, дадут ли семена ростки при такой жаре. Часто они сажают семена, зная, что их работа – впустую, что деньги и силы будут потрачены зря, что лучше было бы, если бы они из этих семян приготовили себе еду».

Мы встречаем жителя этой деревни, крестьянина Фати эль Нему Иза. Каждый год он ждет дождя. Чаще всего – напрасно.

« Пустыня уже подошла к нам вплотную. Смотрите сами, здесь не осталось ни одного деревца. Ничего здесь больше нет, кроме сплошного песка».

Всю сою жизнь прожил Фати эль Нему Иза в этой деревушке. Иногда он покидает ее и отправляется на пару дней в город на заработки. Свою семью ему удается прокормить с огромным трудом.

«Однажды мы посадили каучуковые деревья. Но потом как назло цены на каучук резко упали. Мы их срубили и вместо них посадили кунжут. Но ситуация повторилась. Кунжут быстро обесценился. Мы остались не с чем».

Сотрудник организации SOS Сахель видит свою миссию в том, чтобы помогать жителям Судана именно в таких, по сути, безвыходных ситуациях. И общий настрой его – достаточно пессимистичный.

«Грош цена нашим усилиям. Особенно когда понимаешь, что жителям не хватает элементарных вещей. Воды, овощей, фруктов. Конечно, правительство должно тоже помогать нам. Мы хотим, чтобы борьбу с опустыниванием они поставили во главу угла своей политики!»

Но проблема в том, что решением этой проблемы правительство не занимается. Несмотря на то, что еще 10 лет назад в Судане была создана специальная комиссия по борьбе с опустыниванием, несмотря на то, что руководством республики был утвержден национальный план действий и подписан специальный протокол Организации Объединенных Наций по противодействию этой экологическо-социальной катастрофе, по мнению Мохамеда Мамуда, положительных результатов, достигнутых в этой связи политиками, не видно.

«Раньше в Судане проживали 15 млн. человек. Сейчас их количество увеличилось до 35 миллионов. Это означает также, что возросло число домашних животных, верблюдов, коров, овец ... Животным нужны пастбища, трава. Все это привело к интенсивной эксплуатации человеком природных ресурсов и их истощению!»

Путешествие по Судану приводит нас к следующему герою. Его имя – Хамад. Он живут в, казалось, богом забытом месте. Кроме него в его маленькой деревне живут его сыновья, дочери да пара овец с собаками. Хамад – пастух.

«У нас очень мало домашних животных. Прокормиться за их счет невозможно. Поэтому мы ходим в наш лесок и срубаем оставшиеся там деревья. Мы продаем дрова. Это единственный источник нашего существования».

В этом так называемом лесе, расположенном рядом с пустыней, деревья можно сосчитать по пальцам. Хамад знает, какой трагедией для Судана может обернуться опустынивание. Он говорит, что все понимает, что, если бы у него был выбор, то деревья и кусты эти он бы, конечно, не трогал. В таких ситуациях сотрудник организации SOS Сахель просто не знает, что делать.

Мохамед Мамуд говорит Хамаду, чтобы тот перестал губить деревья. Хамад в ответ показывает на своих детей и ищет своим действиям оправдание:

«Нам иногда не хватает на всех еды. И все становится все хуже и хуже. Дождей почти нет. Нам не хватает воды. Тут все кругом высыхает и превращается в пустыню».

Мохамед Мамуд выслушивает Хамада с пониманием. Он объясняет, в чем состоит еще одна опасность истощения природных ресурсов:

«Из-за того, что ресурсы истощены, заметно выросла конкуренция между жителями деревень за воду, дрова, пастбища. Все это накаляет атмосферу и приводит к частым спорам и конфликтам между этническими группами».

Война между Севером и Югом в Судане началась еще до добычи нефти. Этот конфликт длился 20 лет. На Востоке страны назревает еще один конфликт, На Западе – в Дарфуре – идет война, закончить которую не по силам даже Международному сообществу. Рассказывает Мохамед Мамуд:

«То, что сейчас происходит в Дарфуре, начиналось именно из-за природных ресурсов!»

Следующий путник на нашем пути – Саид. Саид – бедуин арабского племени Схенабли. Он знает не понаслышке, что такое войны, в которых конфликтующие стороны борются за природные ресурсы, убивают друг друга из-за воды или дров. Несколько лет подряд Саид кочевал по Югу Кордофана, затем – по его Северу. Годы в пути он провел с одной целью – в поиске воды и пастбищ для своих верблюдов.

«Что мы, бедуины, делаем, когда заканчивается вода и у нас разгорается конфликт с оседлыми крестьянами? Мы просто кочуем дальше. Мы просто уходим и ищем себе другое место».

В своей жизни Саид многое повидал. Он прошел через несколько суданских областей. Встречал разных людей: добродушных и агрессивных. Кочевая жизнь научила его избегать конфликтов.

«Здесь, на Севере Кордофана мы можем сами решать конфликты с оседлыми крестьянами. Мы просто садимся и начинаем говорить о наших проблемах до тех пор, пока не придем к решению. На Юге же Кордофана никто с тобой не дискутировал. Там шла настоящая война. Она все разрушила. Все уничтожила».

Еще один кочевник встречается на нашем долгом пути. Зовут ее Марта Иар Денг. После долгих скитаний и лишений она попала в лагерь для беженцев. Марта пьет травяной чай и надеется на то, что скоро сможет найти покой и приют у себя дома. Дома, которого пока у нее нет.

«Я познала много горя. Много конфликтов и споров. Мы потеряли своих братьев и сестер. Их убили. Их больше нет».

Марта рассказывает, что ей пришлось пройти пешком 200 км. Два месяца она провела в пути.

«Это было ужасно. Ужасно, когда ты вынужден бежать сломя ноги от туда, где невозможно спокойно жить, где постоянно идет война и живешь в страхе. Я успела взять с собой лишь эти два узелка. Там покрывала. Тут немного посуды. Этот котел я надела на голову, чтобы проще было перемещаться. Дети взяли кое-что в руки. Вот так мы и бежали. Я на 9-ом месяце беременности. Это все ужасно».

В лагере для беженцев уже стемнело. Женщины поют песню о домашнем скоте, который они потеряли в пути. Они молятся о том, чтобы их скитания и лишения наконец-то закончились. Чтобы в этом темном туннеле безысходности появился, наконец, свет надежды.

Аудио- и видеофайлы по теме