1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Настроение немецкого бизнеса в России портится

Более половины фирм из ФРГ в России почувствовали на себе последствия режима санкций. При этом санкции стали только катализатором спада российской экономики, а не его причиной.

Европейский Союз медлит с введением дополнительных экономических санкций против России. Но и уже действующие оказывают влияние на российскую экономику и настроения немецких фирм, ведущих дела на российском рынке. Об этом свидетельствуют только что обнародованные в Берлине результаты очередного опроса, который проводила Германо-российская внешнеторговая палата.

Данные опроса

Если ограничиться пресс-релизом, что и сделало большинство информационных агентств, то ситуация не представляется драматичной. Так, две трети опрошенных немецких фирм твердо исходят из того, что в текущем году их доходы в России меньше не станут или даже возрастут на 10-50 процентов. Почти 80 процентов предприятий заявили, что считают действующие санкции неэффективными, а две трети - и вовсе ненужными.

Райнер Зеле (в центре) и Фолькер Трайер (слева) на пресс-конференции в Берлине

Райнер Зеле (в центре) и Фолькер Трайер (слева) на пресс-конференции в Берлине

Иная картина возникает, если не полениться и более внимательно изучить результаты опроса, а также послушать представлявших их на пресс-конференции президента Германо-российской внешнеторговой палаты Райнера Зеле (Rainer Seele) и заместителя управляющего делами Германской торгово-промышленной палаты (DIHK) Фолькера Трайера (Volker Treier).

Так вот, выясняется, что российско-украинский конфликт, следствием которого и стали западные санкции против Москвы, а также ее ответные меры, все-таки почувствовали на своем бизнесе более половины (58 процентов) немецких фирм на рынке России, причем, 38 процентов - весьма ощутимо.

Выводы коммерсантов

Выводы из ухудшения делового климата в России немецкие фирмы извлекают разные. Более четверти аннулировали намеченные инвестиции, пятая часть собирается сокращать штаты. А заняты на немецких предприятиях в России или с их участием более четверти миллиона человек.

Примечательна еще одна цифра: 8 процентов фирм вообще думают уйти с российского рынка. Вроде бы, немного. Но раньше таких практически вообще не было. При всей специфике ведения дел в России уж очень многообещающими были перспективы и уровень прибыли.

"Отчаявшиеся" восемь процентов - это, в первую очередь, средние фирмы, к числу которых относятся особенно инновационные, производящие высокотехнологичное оборудование. Но в отличие от крупных концернов, пояснил Райнер Зеле, отвечая на вопрос DW, у таких предприятий больше проблем с рефинансированием и российской бюрократией.

В России ожидают рецессию

Впрочем, омрачают настроения немецких фирм в России не только санкции. Они, указывает Зеле, стали только катализатором начинающегося экономического спада на российском рынке.

Табло обменного пункта в Москве

Рубль дешевеет

Он обращает внимание на растущую инфляцию в стране, которая, по его оценке, уже составляет как минимум 6-7 процентов с начала года, на снижение рыночного спроса вследствие девальвации рубля, на отток капитала. Только в первом полугодии из России, по данным Германо-российской внешнеторговой палаты, были выведены 57 миллиардов евро - почти столько же, сколько за весь 2013 год.

На 64 миллиарда долларов уменьшились, по сравнению с маем прошлого года, золотовалютные резервы России. Эти деньги, заявил Зеле, были в основном потрачены на поддержание курса рубля. Пессимистично оценивают экономическое положение в России и немецкие фирмы. 61 процент ожидает рецессии, 10 процентов называет ситуацию на рынке плохой, хорошей - только три процента.

Санкции и цены на нефть

Санкции усугубляют ситуацию, в том числе в российском нефтяном секторе, хотя дополнительные ограничения для таких компаний как "Роснефть", "Транснефть" и "Газпром нефть" формально еще не введены.

Нефтяной терминал под Ханты-Мансийском

Нефтяной терминал под Ханты-Мансийском

Но и уже действующие, заявил Зеле в интервью DW, вызвали у российских нефтедобывающих концернов "трудности с получением кредитов на международных финансовых рынках". Он исходит из того, что "российское государство вынуждено за свой счет помогать таким концернам решать проблемы рефинансирования".

Неблагоприятна для России, ее нефтедобывающих концернов и государственного бюджета также динамика цен на мировом нефтяном рынке. Несмотря на кризисную ситуацию, в целом ряде стран нефтеносного Ближнего и Среднего Востока, цена на черное золото упрямо не желает подниматься вверх, как это было раньше.

Такой парадокс Райнер Зеле объясняет тем обстоятельством, что в отличие от прежних кризисов в этом регионе, теперь добыча нефти здесь практически не сокращается, а наоборот растет - даже в очень неспокойных странах. В Ливии, например, с ее крайне нестабильной политической ситуацией, рассказал он корреспонденту DW, добычу нефти удалось увеличить до 700 тысяч баррелей в день. Не меньше стали ее извлекать и из иракских недр. Не за горами и отмена нефтяного эмбарго против Ирана.

Еще одну причину общего тренда к снижению цен на нефть Зеле видит в ее растущем производстве в политически стабильных регионах, в частности, в США. Там все больше добывают сланцевой нефти, импортируют из Латинской Америки, а скоро смогут вообще перейти на самообеспечение.

В принципе, дал понять Райнер Зеле корреспонденту DW, всю ту нефть, которую Западная Европа покупает в России, можно было бы заменить импортом из стран Ближнего и Среднего Востока. Правда, сам он против такого варианта. "Я выступаю за обеспечение надежности снабжения путем широкой диверсификации, - заявил Зеле. - С моей точки зрения, нецелесообразно обсуждать идею полной замены поставок энергоносителей из России импортом из других регионов".

К тому же, добавил он, нефтеперегонные заводы технически настроены на переработку совершенно определенных сортов нефти. Сырье же другого качества потребует переоснащения таких заводов или переналадки оборудования, что также займет немало времени. Райнер Зеле знает, о чем говорит. Он возглавляет немецкий энергетический концерн Wintershall, имеющий многолетний опыт работы на российском рынке и с российскими партнерами.

Новости

Контекст