1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

"Настоящий закон не касается канцлера германского единства"

Коль - жертва МГБ? / Было бы совсем неплохо, если закон об архивах МГБ ГДР станет предметом рассмотрения Федерального конституционного суда / Закон об архивах "Штази" направлен против мифов, созданных режимом СЕПГ.

Административный суд Берлина не оставил ни малейшего сомнения в том, что он тоже руководствуется изменённым законом об архивах министерства госбезопасности ГДР. Однако Гельмут Коль успокоится, пожалуй, лишь тогда, когда данный закон изменят ещё раз, причём так, чтобы тот никогда больше не касался самого Коля. Он прекратит своё наступление на этот закон только после того, как в первый параграф документа добавят ещё один, третий по счёту, абзац, гласящий: "Настоящий закон не касается канцлера германского единства". Было бы совсем неплохо, если закон об архивах МГБ ГДР станет предметом рассмотрения Федерального конституционного суда, ибо в таком случае дело перешло бы от личных к принципиальным вопросам. И речь шла бы уже не о том, является ли обнародование документов "Штази" вмешательством в частную сферу Коля, а о том, соответствует ли такое обнародование - и если да, то насколько - Конституции ФРГ через 13 лет после объединения Германии. То есть речь шла бы о будущем процесса преодоления "гэдээровского" прошлого.

Выходящая в Берлине газета "Тагесшпигель" пишет на эту же тему:

Административному суду пришлось делать выбор между двумя большими благами. С одной стороны - дух закона об архивах "Штази", призванного освещать историю аппарата беззакония, которая имеет важное общественно-политическое значение. С другой - буква Конституции, Основного Закона, на якобы нарушения которого ссылались адвокаты Коля, напоминающие, что их клиент был не исполнителем планов "Штази", а жертвой МГБ. Председатель суда довольно демонстративно обратил внимание адвокатов Коля на то, что у них имеется возможность обжаловать решение или потребовать пересмотра дела. В данном случае речь идёт о соперничестве между основополагающими ценностями нашего государства, построенного на принципах свободы и демократии, и здесь могло бы оказаться кстати решение высшей судебной инстанции. То, что правовое государство испытывает такие трудности с принятием решения, является необходимостью. Легкомысленное обращение с подобного рода событиями было бы непозволительным как ввиду тяжести преступлений "Штази", так и ввиду наших основополагающих законов.

Тему продолжает газета "Мангеймер морген":

Итак, в конце длительного процесса рассмотрения "дела Коля" в инстанциях последнее слово придётся сказать Федеральному конституционному суду в Карлсруэ. У бывшего канцлера ФРГ, собственно, нет иного выбора, кроме как отстаивать свои права именно там. Самым главным стражам Конституции ФРГ предстоит решать, что же всё-таки важнее: заинтересованность общественности в подробном освещении политических процессов - или защита прав личности? Эта процедура может занять много времени. Но, может быть, попутно удастся выяснить и то, имеет ли какое-либо значение для переосмысления прошлого ГДР роль Гельмута Коля в истории с незаконными пожертвованиями в пользу ХДС. Ведь закон об архивах "Штази" направлен, собственно, против мифов, созданных режимом СЕПГ.

Обзор подготовил Сергей Вильгельм, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст