1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Наследники европейских престолов

15.07.2003

Сегодня мы поговорим о наследниках престола. Одним из героев нашей передачи станет, например, принц Уильям – внук британской королевы Елизаветы, который совсем недавно справил свой день рождения. Ему исполнился 21 год. Одним из героев – но не главным. Главный герой (или главная героиня, – это пока точно неизвестно) ещё не родился (или не родилась). С него (неё) мы и начнём.

«Мы беременны!»,– с таким огромным заголовком на первой странице вышла одна из крупнейших гаагских газет «Альгемеен Дагблад». А амстердамский «Телеграаф», крупнейшая ежедневная газета Голландии с тиражом почти в миллион экземпляров, выпустила специальное приложение с советами женских врачей, опытных многодетных матерей и прогнозами астрологов. Все эти публикации посвящены принцессе Максиме – супруге наследного принца Нидерландов Виллема–Александра – и их будущему ребёнку. Как было официально объявлено несколько недель назад, принцесса Максима беременна. Слухи о беременности ходили уже давно, и бульварная пресса подробно анализировала слишком просторные платья принцессы (раньше она предпочитала элегантные наряды в обтяжку), гадая о том, действительно ли можно ожидать прибавления сиятельного семейства. Теперь об этом объявили сами будущие родители. Известно, что они уже видели изображение ребёнка на экране во время обследования «узи», но, как подчеркнул кронпринц, не стремились разглядеть, мальчик у них будет или девочка. «Это всё равно, – сказал Виллем–Александр. – Лишь бы ребёнок был здоровым».

Кстати говоря, мальчик родится или девочка, на имя это, скорее всего, не повлияет. Огромное большинство жителей страны считает, что ребёнка надо назвать в честь отца Виллема–Александра, принца Клауса, который скончался в октябре минувшего года. То есть Клаусом должны назвать мальчика, а если будет девочка – то Клаудией.

Королева Беатрикс, как сообщил будущий отец, была страшно счастлива, когда узнала о беременности невестки. Она станет бабушкой во второй раз, так как у её дочери Лаурентиен уже есть ребёнок. Но на сей раз речь идёт о будущем наследнике (или будущей наследнице) престола. Кроме того, и королева, и её подданные начинали волноваться по поводу Виллема–Александра и его жены–аргентинки: им по 32 года, то есть пора уже было заводить ребёнка.

Клаус (или Клаудия) появится на свет под знаком Козерога, и астрологи наперебой комментируют сочетание звёзд и типичные качества, якобы свойственные этому знаку зодиака. «Козероги – очень целеустремлённые, волевые люди. Они самостоятельны, уверены в себе и обладают сильным характером», – авторитетно заявляет известная астрологиня Барбара фон Оостерзее.

И даже учёные–статистики, обычно спокойный народ, имеющий дело с сухими цифрами, с восторгом встретили известие о беременности принцессы Максимы. Они всерьёз надеются на то, что рождение венценосного младенца вызовет экономический подъём в стране. И даже приводят доказательства: все прежние рождения наследников престола действительно вызывали такой подъём. Общая атмосфера улучшается, народ настраивается более оптимистично и больше покупает.

Монархи в Нидерландах никакой серьёзной политической властью не обладают. Но правящая королева Беатрикс очень популярна, и её день рождения всегда становится по–настоящему всенародным праздником. Однако Максиму Сорригуету голландцы приняли не сразу: во–первых, аргентинка, а не голландка, во–вторых, не королевских кровей, в–третьих, её отец в семидесятые годы, во времена правления в Аргентине военной хунты, был там статс–секретарём. С другой стороны, принц Виллем–Александр постоянно становился героем скандальных любовных и других похождений, и большинство считало, что ему наконец–то пора остепениться. В общем, брачный союз кронпринца и Максимы был одобрен народом и парламентом, и в феврале прошлого года они поженились.

Ну, а теперь – к любимцу британских (и не только британских) девушек, к принцу Уэльскому Уильяму. Сам он, между прочим, страшно не любит, когда ему напоминают о том, что он принц, и предпочитает, чтобы его называли просто по имени. Хотя и понимает, что королевского трона ему не избежать.

Уиллсу (так принца Уэльского называют друзья) очень не хотелось справлять свой 21–й день рождения в официальной обстановке. Однако, как говорится, положение обязывает. Всё–таки, как считается по традиции в Великобритании, рубеж совершеннолетия. Королева Елизавета провела с ним серьёзную воспитательную беседу об обязанностях будущего монарха, и Уильяму пришлось уступить. Однако старший сын принца Чарльза и трагически погибшей принцессы Дианы и тут не изменил себе: он устроил бал–маскарад, куда гости должны были приходить в соответствующих «африканских» костюмах. И даже королева Елизавета оделась хотя и строго, но всё же экзотичнее, чем обычно.

Высокого роста, очень похожий манерой держаться и улыбкой на свою мать – «королеву сердец» Диану, Уильям не любит шум во всех его проявлениях, не любит чопорность репрезентативных приёмов, ритуальность великосветских благотворительных балов, не хочет признавать обязательных для человека его положения норм поведения... Он просто не переносит, когда его называют «Ваше Высочество». В списках университета Святого Эндрю, в котором принц Уильям сейчас учится на отделении истории искусства, он значится под именем Уильяма Уэльского. Принц, который когда–нибудь взойдёт на британский трон, одевается, как и все его сверстники: свободный свитер, джинсы, кроссовки. Недавно его не пустили в кроссовках в один из фешенебельных лондонских ресторанов. Тогда Уильям снял кроссовки и прошёл в ресторан в носках.

Самолюбие и упрямство он унаследовал от своей матери принцессы Дианы. Вся королевская семья уговаривала Уильяма пересесть с любимого им «фольксвагена–гольф» на более роскошный автомобиль английской марки – и не уговорила. Самому водить свой маленький «гольф», – для Уильяма это символизирует прежде всего, его свободу, независимость. Более того: он только что сдал экзамен на право управления мотоциклом. В кожаной куртке и шлеме его не будут узнавать фотографы–папарацци, которых Уильям не переносит с детства и стал по–настоящему ненавидеть после того, как из–за них (в этом он уверен) погибла его мать.

Впрочем, полной свободы наследник британского престола не узнает, скорее всего, уже никогда. Телохранители следуют за ним повсюду, и были с ним рядом даже в Чили, где Уильям в течение двух с половиной месяцев вместе с группой молодых людей строил дома, мосты и дороги в одной из горных деревушек. Работа была нелёгкой: принц таскал брёвна, рубил дрова, дежурил на кухне и мыл туалеты наравне со всеми. И судя по всему, был по–настоящему счастлив.

Уильям с удовольствием проводит время с отцом и младшим братом Гарри в уединении шотландского поместья Виндзоров. Выходов «в народ» он, в отличие от восемнадцатилетнего Гарри, не любит. Истерически визжащие девицы явно вызывают в Уильяме отвращение и даже страх. Но чересчур скромным или слишком стеснительным его вряд ли можно назвать. Жёлтая пресса строит догадки по поводу того, есть ли у принца постоянная подруга и кто она. Одни называют Брайяни Дэниэльс, которая учится вместе с Уильямом в университете, другие – Натали Хикс–Лёббеке, третьи – Кэйт Миддлтон. Вполне возможно, что правы все.

Приписывали принцу Уильяму и романтические отношения с Бритни Спирс. Но это лишь потому, что он любит её песни и повесил в своей комнате плакат с её изображением.

Будет ли Уильям достойным наследником престола? Мало кто из британцев в этом сомневается. Многие даже считают, что после королевы Елизаветы на престол должен взойти не принц Чарльз, репутация которого достаточно подмочена, а его старший сын Уильям. С отцом, кстати говоря, у Уильяма прекрасные отношения, хотя в детстве он был гораздо более близок с матерью. Но детские годы остались позади. Наступила пора юношеского бунтарства. Наверняка, пройдёт и она. Вот только когда?

Но почему, рассказывая о наследниках престола, мы считаем, что надо ограничиваться лишь принцами и принцессами. В конце концов, я лично не монархист. Поэтому для заключительного сюжета выбрал героиню не голубых кровей. Но тоже завидную наследницу: в минувшем январе она получила подарок к восемнадцатилетию – пять миллиардов швейцарских франков – почти три с половиной миллиарда евро.

Огромные чёрные глаза, чувственные губы, – эта восемнадцатилетняя девушка по имени Афина очень похожа на свою мать, какой та была в молодости. Мать страшно любила её. Не любила – боготворила. И завещала ей всё своё состояние, которое оценивается в пять миллиардов швейцарских франков. Это состояние легендарного магната Онассиса – деда Афины. Шестнадцатилетним подростком Аристотель Онассис эмигрировал в Аргентину с шестьюдесятью долларами в кармане. Торговал табаком, стал миллионером, владельцем танкеров и океанских лайнеров. Его сын Александр погиб в авиакатастрофе, поэтому большая часть наследства досталась дочери Кристине. Афина родилась от четвёртого брака Кристины, который, как и предыдущие, продержался недолго. Кристина была очень талантливым предпринимателем, успешно продолжая дело своего отца и преумножая богатство семьи. Но вот в личной жизни ей не везло. Одним из её мужей – третьим – был, кстати, советский гражданин, работник Минморфлота и, по совместительству, сотрудник КГБ Сергей Каузов.

Четвёртый муж Кристины Онассис и отец Афины Тьери Руссель – француз, совладелец фармацевтической фирмы. После развода он женился во второй раз и счастливо живёт со своей новой семьёй до сих пор. С мачехой и сводными братьями и сёстрами у Афины прекрасные отношения. Она и выросла вместе с ними в крошечной швейцарской деревушке Люсси–сюр–Морж. Эта очень живописная деревушка расположена высоко в горах над Женевским озером. Здесь Афина жила с трёхлетнего возраста, с тех пор, как умерла от наркотиков и алкоголя её мать, здесь пошла в школу, здесь намерена потратить первые миллионы из своего наследства: она хочет построить конный завод. Лошади – главное увлечение Афины Руссель–Онассис. Её самая большая мечта – в будущем году в составе сборной Греции принять участие в олимпийском турнире по конкурсу. Кстати говоря, на родине своей матери и своего знаменитого деда Афина до сих пор пробыла лишь несколько дней. Греческий она знает много хуже, чем французский (на этом языке говорят в той части Швейцарии, где она выросла), хуже, чем английский и даже шведский (это родной язык её приёмной матери).

До совершеннолетия Афины её наследством распоряжался опекунский совет, в который входил и отец и члены семейного клана Онассисов. Теперь ей придётся самой решать, что делать с доброй сотней фирм, совладелицей которых она является, с танкерами и океанскими лайнерами, с небоскрёбом «Олимпик Тауэр» на нью–йоркской Пятой авеню, с замком во Франции, виллой на Балеарах, трёхэтажными апартаментами в центре Парижа, тридцатиметровой яхтой...

А ведь юная миллиардерша владеет ещё и целым островом в Ионическом море, где расположено семейное поместье Онассисов и похоронены её мать и дед! В этом поместье работает больше двух десятков слуг. Но переезжать туда Афина не собирается: она хотела бы остаться жить в своей швейцарской деревушке.

Что мне добавить к этому? Афина Руссель–Онассис – очень завидная невеста. Но суженый у неё уже есть. Это бразилец Альваро де Миранда Нето, наездник и обладатель олимпийской бронзовой медали 96–го года по скачкам с препятствиями. Альваро на десять лет старше Афины и, кстати говоря, женат. Живёт, правда, отдельно от жены, но ещё не разведён. Неужели Афине тоже не будет везти с мужчинами, как не везло её матери? Не хотелось бы.