Насколько легитимны будущие президентские выборы? | Беларусь и белорусы: новости и аналитика | DW | 06.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Насколько легитимны будущие президентские выборы?

Должен ли кандидат от демократических сил бороться с президентом, если тот пойдет на третий срок? Будет ли он в случае победы законным главой государства?

Ситуацию с определением лидера белорусской оппозиции Конгресс демократический сил если не разрешил до конца, то в значительной степени прояснил. Однако другая немаловажная проблема, а именно, легитимности будущих президентских выборов при участии в них Александра Лукашенко, по-прежнему остается. Должен ли кандидат от демократических сил бороться с президентом, если тот пойдет на третий срок? Будет ли он в случае победы законным главой государства? На эти и другие вопросы искал ответы Владимир Дорохов.

О легитимности будущих президентских выборов, а, значит, и их победителя, при условии участия в избирательной кампании нынешнего главы государства на Конгрессе демократических сил говорили лишь те политики, которые не боролись за пост единого кандидата. Первым эту проблему затронул председатель Рада белорусской интеллигенции Владимир Колос:

«Как уважаемые претенденты и члены Конгресса собираются реализовывать свои цели, что мы делаем с третьим сроком, на который думает идти Александр Григорьевич, что мы делаем с Ермошиной в качестве председателя Центральной избирательной комиссии, что мы делаем с нашим уважаемым электоратом.»

Напомню, что с момента принятия в 1994 году в белорусской Конституции содержалась норма, запрещающая одному лицу быть президентом более двух сроков подряд. Но в сентябре прошлого года по инициативе Александра Лукашенко прошел референдум по изменению Конституции, в результате которого нынешний глава государства теперь может избираться на третий срок, или же, как говорят его оппоненты, фактически пожизненно.

По мнению независимых наблюдателей, результаты референдума были сфальсифицированы. Никто из лидеров белорусской оппозиции не признал изменение Конституции. Но на президентских выборах представителю демократических сил, будет ли он один или же таких найдется несколько, в любом случае придется соперничать с Лукашенко.

Из всех, кто затрагивал проблему легитимности на Конгрессе, рецепт решения был только у бывшего спикера Совета Республики академика Войтовича:

«Удастся ли привести к тому, чтобы заставить общество или, скорее всего власть пойти на то, чтобы Лукашенко не пошел на выборы. Это очень тяжело. Но в любом деле есть небольшие вероятности. Иногда они реализуются. И тут тоже есть такая вероятность. И в этом направлении необходимо усиленно действовать. Но здесь действовать надо только в международном плане. Удастся ли привести к тому»

Единый кандидат в президенты на президентских выборах 2001 года Владимир Гончарик вообще считает проблему легитимности надуманной:

«Надо участвовать. А кто признает выборы, мы знаем. И кто не признает, мы знаем»

А вот бывший депутат парламент Владимир Парфенович, напротив, убежден в том, что, участвуя в изначально нелегитимных выборах, любой представитель демократических сил не может в случае победы быть законным главой государства:

«Участвуя в работе этого конгресса, я не услышал ни от одного из кандидатов ответ на вопрос: будет ли он участвовать с Лукашенко в предстоящих выборах. Будут ли являться предстоящие выборы легитимными. Меня немножко настораживает эта позиция неполной открытости»

Действительно, претенденты на пост единого кандидата обходят вопрос легитимности. Возможно, потому, что для них все и так ясно - на выборы надо идти в любом случае и побеждать. Возможно потому, что в ловушку подобного рода белорусская оппозиция уже попадала. После первого референдума по изменения Конституции в ноябре 1996 года президент Лукашенко разогнал парламент, оставив в нем только преданных ему депутатов. Новый парламент, к тому лишенный большинства полномочий, не получил признания ОБСЕ и Совета Европы.

И следующие выборы большая часть оппозиции проигнорировала, мотивируя свой отказ отсутствием демократического избирательного кодекса и нежеланием бороться за места в нелегитимном парламенте. Через четыре года, хотя кодекс остался прежним, законодательные полномочия не расширились, но оппозиционеры уже боролись за депутатские мандаты. Однако никто из них в парламент так и не попал.