1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Страницы истории

«Народ - это мы!» - Объединение Германии и Европы

В 1989 году сбылась давняя мечта - в этом году мирным путём был преодолен раздел Германии и Европы.

Об этом событии мы расскажем в нашей сегодняшней передаче - последней из цикла об истории Германии. Однако в истории объединения Европы точку ставить пока рано.

9 ноября происходили не только радостные события. Немецкая история двадцатого века даёт повод для смешанных чувств в отношении этого дня. Чем знаменит этот день?

«Ну как же, объединение... Люди из ГДР попали сюда».
«День капитуляции в войне 1914-1918 годов».
«Ах, меня такие вещи больше не интересуют».
«1923 год - гитлеровский путч».
«В этот день у моего мужа именины».

9 ноября 1918 года революция смела монархию. Германский кайзер Вильгельм отрёкся от престола. 9 ноября 1923 года Адольф Гитлер устроил в Мюнхене путч. 9 ноября 1938 года, в ночь так называемого "имперского погрома", по всей Германии запылали синагоги и еврейские магазины. И, наконец, 9 ноября 1989 года пала Берлинская стена - страшный символ длившегося 40 лет раздела города, немецкой нации и целого континента.

Начиная с середины 80-х годов обстановка в ГДР становится всё менее спокойной. Оппозиция набирает силу. В первых рядах сторонников общественных и экономических реформ - церковные деятели, правозащитники и многие известные интеллектуалы. В то время, как в Советском Союзе все рассуждают о гласности, руководство ГДР продолжает игнорировать веление времени. Оппозиция по-прежнему подвергается преследованиям. Число тех, кто решил как можно скорее покинуть эту страну, неудержимо растёт. Начинается массовый исход с Востока на Запад. В середине августа 1989 года около 600 туристов из ГДР, проводивших отпуск в Венгрии, бегут в соседнюю Австрию. Венгерские пограничники не пытаются предотвратить побег. Более того, Будапешт поднимает «железный занавес» и разрешает гражданам ГДР свободный выезд на Запад.

До конца сентября через Венгрию в ФРГ попадает более 30 тысяч восточных немцев. Затем руководство СЕПГ пытается перекрыть поток туристов, направляющихся в Венгрию. После этого тысячи граждан ГДР, пытаясь добиться выезда на Запад, начинают осаждать дипломатические представительства ФРГ в Праге и Варшаве. В конце сентября министр иностранных дел Федеративной Республики Геншер вылетает в Прагу. Тысячам граждан ГДР, собравшимся у посольства Федеративной Республики Германия, он взволнованным голосом сообщает, что им разрешен выезд на Запад. Получают такое разрешение и беженцы, укрывшиеся в западногерманском посольстве в Варшаве.

Торжества по случаю 40-летия основания ГДР, проходящие в начале октября, превращаются для восточногерманского руководства в постыдный фарс. Судя по всему, глава партии и правительства Эрих Хонеккер утратил всякую связь с действительностью. Не обращая никакого внимания на то, что творится вокруг и уверенный в том, что «будущее за социализмом», Хонеккер поёт дифирамбы ГДР и её общественному строю.

"Ясно одно: вперёд - всегда, назад - никогда!»

И даже призывы тогдашнего генсека КПСС Михаила Горбачёва к реформам в ГДР пропадают втуне. 18 октября для Хонеккера наступает час расплаты. Телевидение ГДР сообщает:

«Новым генеральным секретарём Центрального комитета СЕПГ с сегодняшнего дня стал Эгон Кренц. Во второй половине дня он был избран на этот пост на 9-м пленуме ЦК. Кроме того, Центральный Комитет будет рекомендовать Народной палате избрать Эгона Кренца председателем Госсовета и Национального Совета обороны. Ранее 9-й пленум ЦК удовлетворил просьбу Эриха Хонеккера освободить его от этих постов по состоянию здоровья.
Аня Людевиг из здания Центрального комитета».

Однако мало кто верит, что Эгон Кренц способен выполнить требования оппозиции и предоставить ей доступ к средствам массовой информации, а населению - свободу печати, демонстраций, митингов и собраний. Люди на улицах так откликаются на переход власти от Хонеккера к Кренцу:

"Это правда, что старик действительно ушёл в отставку?"
«Нам от этого толку не будет. Этот Кренц ничем не лучше!»

Новое руководство СЕПГ обещает провести реформы. Однако эти посулы почти никем не воспринимаются всерьез. Давление на руководство СЕПГ возрастает. 4 ноября на площади Александерплатц в Берлине собирается около 400 тысяч демонстрантов, требующих свободы слова, отставки правительства и свободных выборов. По всей ГДР начинаются волнения. В Лейпциге оппозиция объединяется вокруг Евангелической церкви. Два дня спустя, на традиционной демонстрации в понедельник, 6 ноября, на улицы выходит свыше полумиллиона человек.

«Народ - это мы!» - скандируют демонстранты. Их настойчивость вознаграждена. Правительство уходит в отставку, сменяется состав Политбюро СЕПГ. Однако массовое бегство в Западную Германию продолжается. Утром 9 ноября сотрудники министерства внутренних дел получают указание в пожарном порядке разработать реформу закона о въезде и выезде. Вечером проходит пресс-конференция, на которой член Политбюро Гюнтер Шабовски информирует собравшихся о новых правилах выезда за границу для граждан ГДР. Поначалу быстрая речь восточногерманского политика, переполненная бюрократическими оборотами, не предвещает сенсации:

«Для частных зарубежных поездок не требуется никаких предпосылок, непосредственных поводов или наличия родственников за границей. Заявления рассматриваются в кратчайшие сроки. Паспортным и регистрационным отделам окружных отделений народной полиции ГДР дано указание незамедлительно выдавать многоразовые визы для поездок за границу. Наличие предпосылок для выезда более не обязательно. (Неуверенно) э-э-э... Выезд осуществляется через все контрольно-пропускные пункты на границе между ГДР и ФРГ. (Озадаченно, после паузы) Вступает в действие, насколько мне известно... э-э-э... незамедлительно. Прямо сейчас».

Итак, сенсация или недоразумение? Похоже, оратор и сам не вполне отдаёт себе в этом отчёт. Для выезда на Запад теперь достаточно визы, которая должна выдаваться незамедлительно.

Но что значит «незамедлительно»? В этот же день, 9 ноября, многие восточные немцы, несмотря на холодную и дождливую погоду, отправляются к Берлинской стене, чтобы выяснить всё досконально. В 9 часов вечера на КПП "Борнхольмерштрассе" в восточноберлинском районе Панко собирается толпа. Однако пограничники, судя по всему, еще ничего не знают о новых правилах выезда и пытаются отогнать собравшихся.

«Отойдите, пожалуйста! Мы просим Вас отойти!»

Толпа не расходится. К десяти часам вечера у КПП собирается около 20 тысяч человек, желающих пройти в западную часть города.

«Откройте ворота!» - требуют жители Восточного Берлина. Вскоре сдерживающие их солдаты вынуждены уступить. Никто уже не помышляет о соблюдении формальных процедур. В 23 часа 15 минут два пограничника в нарушение приказа открывают шлагбаум КПП на улице Борнхольмерштрассе для всех желающих. Берлинская стена даёт первую трещину. Прорвавшиеся на другую сторону люди рассказывают:

«Сначала они ещё пропускали нас по одному, а потом открыли ворота настежь. Мы прошли все, без всякого контроля, без ничего! У меня даже удостоверения с собой нет!»
(Смеётся)

После полуночи начинают открываться и все другие берлинские контрольно-пропускные пункты. На КПП "Инвалиденштрассе" жители Западного Берлина, расступившись по сторонам, с ликованием встречают немцев из восточной части города. Прибывший в спешке западноберлинский бургомистр Вальтер Момпер кричит в мегафон первой попавшейся полицейской машины: «Первым делом мы сердечно приветствуем у нас в гостях жителей Восточного Берлина! (Ликование) Это такой чудесный день для всех нас. Мы все так рады! Это знаменательный день для берлинцев и для всех немцев!» Движение на центральной торговой улице Западного Берлина - Курфюрстендамм - замерло. Но это никого не смущает, ведь люди со всех концов Западного и Восточного Берлина пришли сюда для того, чтобы праздновать.

«Мы принесли с собой "Советское шампанское" из ГДР!»

До самого утра следующего дня - 10 ноября - жители Восточного Берлина могут беспрепятственно выходить в западную часть города. Затем бюрократы всё же берут своё: теперь граждане ГДР должны сначала получить визу. Впрочем, в первую же неделю выдаётся без малого 10 миллионов подобных виз. Новый премьер-министр ГДР Ханс Модров заверяет, что процесс перемен необратим. Он обещает реформировать политическую систему и экономику ГДР. Михаил Горбачёв сообщает, что он приветствует перемены, однако при этом подчёркивает, что объединение Германии не стоит на повестке дня. Между тем канцлер ФРГ Коль уже в конце ноября представляет свой план преодоления раздела Германии. По мнению канцлера, процесс создания единого немецкого государства должен состоять из десяти этапов и быть интегрирован в общеевропейские процессы.

«Германский вопрос может быть успешно решён только в рамках более глобальных перемен в Европе и в отношениях Востока и Запада. Это вопрос высочайшей важности, который наша страна не может решать по своему усмотрению. Мы должны опираться на поддержку наших западных партнёров и союзников и доверие наших соседей как на Западе, так и на Востоке».

Предстоящее объединение Германии рассматривается в контексте сокращения вооружений, усиления Европейского сообщества и укрепления общеевропейской системы безопасности в рамках СБСЕ - Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Что касается внутреннего единства, то события развиваются в головокружительном темпе. Направление задают главы правительств обоих германских государств канцлер Коль и премьер-министр Модров на встрече 19 декабря 1989 года в Дрездене. Жители города встречают канцлера ФРГ громким скандированием: «Гельмут, Гельмут!» Граждане ГДР требуют теперь не просто объединения, но и скорейшего объединения Германии.

22 декабря 1989 года открываются для свободного прохода Бранденбургские ворота - символ немецкой столицы и её 28-летнего раздела. Церемония назначена на три часа дня. К этому времени к месту её проведения стекаются десятки тысяч человек. Первыми через ворота проходят глава восточногерманского правительства Ханс Модров и западногерманский канцлер Гельмут Коль. Затем канцлер ФРГ обращается к собравшимся с речью, в которой, в частности, говорит:

«Именно здесь, перед Бранденбургскими воротами, я хочу обратиться к нашим друзьям и партнёрам на Западе и Востоке. С этой площади ГДР и Федеративная Республика Германия заявляют: мы хотим мира, мы хотим свободы и мы хотим внести наш вклад в сохранение мира в Европе и во всём мире».

Объединение происходит быстрее, чем ожидалось. Предпосылкой к созданию общегерманского государства остановятся парламентские выборы в ГДР. Они проводятся на два месяца раньше первоначально запланированного срока, в марте 1990 года. Это первые и, как станет ясно впоследствии, последние свободные выборы в Народную палату. Их результат опровергает все прогнозы. С большим отрывом побеждают не социал-демократы, а восточногерманские христианские демократы. В глазах населения они служат гарантом скорейшего объединения. Между тем Союз оппозиционных группировок, который, собственно, и был мотором перемен в ГДР, терпит жестокое поражение. Главой правительства Германской Демократической Республики становится лидер восточногерманских христианских демократов Дотар де Мэзьер. Вместе с Колем он разрабатывает план экономического, валютного и социального союза между ГДР и ФРГ. Восточная и Западная Германия создают единое экономическое пространство. Таким образом, ГДР перенимает модель социального рыночного хозяйства. Соответствующий договор подписывается в середине мая 1990 года. При этом де Мэзьер не скрывает от своих соотечественников, что их ждут немалые трудности:

«Никто не должен забывать, какова была бы реальная стоимость марки ГДР на свободном рынке. Никто не должен строить иллюзий по поводу действительного положения дел в экономике ГДР. Мы не могли, и сейчас не можем, хозяйствовать на старый лад. Конечно, не всем радужным надеждам, которые многие связывают с Государственным договором, суждено сбыться. Но жить хуже не станет никто. Напротив, разве есть ещё хоть одна страна в Восточной Европе со столь же благоприятной исходной позицией? Теперь очередь за нами, гражданами ГДР. Исхода из реалистической оценки ситуации, мы должны проявить инициативу и с энтузиазмом и оптимизмом приняться за работу, уповая на собственные силы».

С распространением западногерманской экономической модели на ГДР немецкая марка становится единственным платёжным средством в обеих частях Германии. К 1 июля 1990 года на Восток прибывают грузовые машины с ценным грузом: в восточногерманские банки завозится 600 тонн банкнот и 500 тонн монет общей стоимостью в 28 миллиардов марок ФРГ.

Однако объединение - не просто внутреннее дело немцев. Затронуты интересы четырёх бывших союзников по Второй мировой войне. В частности, должен дать свое согласие Советский Союз, ведь ГДР входит в возглавляемый им военный блок. Всего несколько месяцев назад Горбачёв говорил, что объединение Германии не стоит на повестке дня. Однако к январю 1990 года становится ясно, что предотвратить его вряд ли удастся. Встретившись в Москве с канцлером Колем в начале февраля, Горбачёв заявляет, что немцы сами должны решить вопрос о своём национальном единстве и сделать выбор. Однако при этом он настаивает на увязке германского вопроса с разработкой общеевропейской концепции безопасности и на дальнейшем сближении Запада и Востока. Эти представления предстоит конкретизировать на переговорах по формуле «2 плюс 4», начатых в мае 1990 года в Бонне при участии обоих немецких государств и четырёх держав-победительниц: СССР, США, Франции и Великобритании. Больше всего споров вызывает вопрос о вхождении будущей единой Германии в военные блоки. Решающую роль на переговорах играют Соединённые Штаты. Президент Джордж Буш - энергичный сторонник скорейшего объединения Германии, которая, по его мнению, должна оставаться в НАТО. Профессор политологии кёльнского университета Вернер Линк объясняет:

- Соединённые Штаты с самого начала были кровно в этом заинтересованы. Советская сторона прекрасно понимала, что именно Соединённые Штаты играют в этом процессе решающую роль, и что успех советской политики разрядки, сотрудничества и реформ зависит от того, удастся ли СССР предстать перед США надёжным партнёром. Когда советское руководство осознало, что Соединённые Штаты будут настаивать на вхождении объединённой Германии в НАТО, оно оказалось перед выбором: либо предотвратить объединение силовыми методами, что было бы крайне сомнительной акцией и сделало бы абсурдной всю политику Горбачёва, либо достичь соглашения с участием ФРГ. Важной вехой стала встреча Коля с Горбачёвым на Кавказе 16 июля 1990 года.

На встрече в Железноводске Коль и Горбачёв договариваются по всем спорным пунктам. Горбачёв соглашается на вхождение объединённой Германии в НАТО. Определяется срок вывода советских войск с территории ГДР. В свою очередь, правительство ФРГ берёт на себя обязательства в рамках экономического сотрудничества с Советским Союзом. Эта договорённость открывает путь для завершения переговоров по формуле «2 плюс 4». В присутствии польского министра иностранных дел участники обязуются окончательно признать западную границу Польши по Одеру и Нейсе. 12 сентября 1990 года в Москве проходит церемония торжественного.подписания соглашения. Германия примиряется с бывшими противниками во Второй мировой войне. Вернер Линк поясняет:

- Международно-правовое значение договора по формуле .«2+4» столь велико потому, что он ограничил объединение Германии территориями ГДР и ФРГ. Тем самым он закрепил отказ от восточных территорий. Кроме того, военный потенциал объединённой Германии был ограничен цифрой в 370 тысяч солдат и офицеров. Был подтверждён отказ от ядерного, химического и биологического оружия. Но самое главное - державы-победительницы отказались от своих прежних полномочий. Германия снова стала полностью суверенной.

Вслед за Германией приходит очередь и для постепенного объединения Европы. Единая Германия будет членом Европейского союза - это ясно каждому. Однако помимо этого планируется интегрировать Германию в европейскую систему безопасности в рамках СБСЕ. В ноябре 1990 года 34 государства подписывают так называемую «Парижскую хартию», в которой говорится, что на континенте наступает «новая эра демократии, мира, единства».

В конце августа 1990 года Федеративная Республика Германия и ГДР подписывают объёмный договор, регулирующий юридические вопросы объединения. К этому моменту с пути объединения устранены все препятствия.

Берлин, 3 октября 1990 года. Ровно в полночь ГДР присоединяется к зоне действия Основного закона Федеративной Республики Германия. Иными словами, Германия становится единой страной со столицей в Берлине.