1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Наркотрафик после талибов

Таджикистан является весьма значительным звеном в отлаженной системе распространения героина, крупнейшим в мире производителем которого стал во время правления режима талибов сопредельный Афганистан.

default

Контрабандный товар в Пакистане

В преступный наркобизнес оказались втянутыми весьма широкие слои населения Афганистана и Таджикистана. Причины такой крупномасштабности — самые прозаические.

Полный паралич экономики в Афганистане, непрерывно воюющем уже третье десятилетие, и экономическая разруха в пережившем гражданскую войну Таджикистане оставили людям практически единственную возможность кормить многодетные семьи. Тысячи людей выращивают опийный мак и продают за гроши на переработку опий-сырец или становятся наркокурьерами. Бизнес не только очень опасный, но и просто фантастически прибыльный.

После проведения антитерористической операции и таинственного исчезновения талибов героиновая волна, накатывающая из Афганистана, не пошла, как предполагалось, на убыль. Дело, по-видимому, в том, что и противостоящий талибам Северный альянс никогда не брезговал причастностью к наркобизнесу.

Не стоит также забывать о том, что и Таджикистан еще при коммунистическом режиме прочно занимал одно из первых мест в секретным по тем временам реестре производителей и распространителей наркотиков — опия-сырца, маковой соломки, гашиша.

Определить сегодня, какая доля выходящих с территории Таджикистана наркотиков представляет афганский транзит, а какая является местной продукцией, весьма сложно, да никто этим и не занимается.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов постоянно заявляет о непримиримой борьбе с наркобизнесом, но это всего лишь декларации.

В республике, где среднемесячный доход на душу населения не превышает 10 американских долларов, а большая часть населения не имеет работы, просто нечего противопоставить наркобаронам, которые платят курьеру за одну ходку с товаром сотни тех же долларов.

Юрий Земмель, эксперт по проблемам Центральной Азии, Германия

Контекст