1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Наркоситуация в Берлине

Кафе эти - исключительно для безнадежных героинщиков. Их не будут спрашивать, кто им продал наркотик, но дежурный социальный работник, кром жгута, предложит помощь, варианты избавления от наркотической зависимости.

default

Лучше в стационаре, чем в подземном переходе.

Правда, в отличие от амстердамских «кофе-шопов», меню здесь посетителям не предложат. Зелье надо приносить с собой. А вот «посуду» - пожалуйста. У официанта-санитара можно попросить стерильный шприц и резиновый жгут. Заведения рассчитаны исключительно на тех, кто прочно сидит на игле, для безнадежных героинщиков. Их не будут спрашивать, кто им продал наркотик, но дежурный социальный работник непременно предложит помощь, варианты избавления от наркотической зависимости. Правительство города выделило на создание «кафе» для наркоманов двести тысяч евро, и по сто тысяч будет платить ежегодно. Разве это не государственное попустительство наркомании? Обратимся за разъяснениями мы обратились к уполномоченной правительства ФРГ по проблеме наркотической зависимости Марион Касперс-Мерк.

В Германии же к наркоманам относятся как к больным людям. Почему?

Я считаю, что любая маниакальная зависимость является болезнью. У нас в Германии существует разный подход к тем или иным маниакальным заболеваниям. Возьмем, к примеру, алкоголь. Ведь никто никогда не скажет, что алкоголик – преступник и лечить его не надо. Это ведь ясно, как белый день, что ему нужно помочь справиться с его болезнью, например, с помощью специальной терапии. И здесь мы как раз и добились больших успехов. Я хочу сказать, что наркоманию мы сумеем побороть только в том случае, если будем относиться к ней как к болезни, которую следует лечить еще и потому, что сами наркоманы страдают от этой маниакальной зависимости.

Вы сказали, что в Германии в борьбе с наркоманией удалось добиться успехов. Не могли бы Вы привести конкретные примеры?

Прежде всего, стоит отметить, что за последние четыре года у нас на 30 процентов сократилась смертность среди потребителей героина. Это связано с тем, что мы создали легко доступную сеть помощи, к услугам которой наркоман может обратиться анонимно. Кроме того, мы открыли специальные помещения, где больные наркоманией под медицинским контролем могут потреблять наркотик. Это снизило количество смертей от передозировки.

А кто в этом случае от такого наркомана защищает граждан? Ведь после получения по сути легальной дозы он в состоянии наркотического опьянения может совершить преступление? В России, например, большое число преступлений совершается именно в состоянии невменяемости.

Но ведь наркоман принимает наркотики и без этих стационаров. В больших городах Германии можно увидеть людей, потребляющих «зелье» в подземных переходах, на вокзалах, в парках. В тех городах, где работают стационары для наркоманов, уличная наркомания вымирает, она по сути перемещается в сами стационары, где всё находится под контролем специалистов. И лично я предпочитаю, чтобы наркоман кололся, если хотите, в стационаре, чем в переходе или парке, где он оставляет после себя шприцы, которыми, не дай бог, могут пораниться дети и подхватить ВИЧ-инфекцию. Именно поэтому для нас помещения для наркоманов – это не источник наркотических средств, а место борьбы с наркоманией. Ведь только тот, кто выживает, имеет шанс слезть с иглы. Именно с помощью таких стационаров мы получили доступ к больным наркоманией. Они к нам приходят, мы в свою очередь предлагаем им попробовать покончить с наркозависимостью. Специалисты и психологи проводят с ними беседы, осторожно говорят: посмотри, тебе же никакой радости наркотики уже давно не доставляют. Может, стоит попробовать бросить?

Итак, в Германии потребителей наркотиков преступниками не считают. А как быть с наркоманом, который в состоянии наркотического опъянения нарушает закон?

Конечно, его считают преступником, ведь он совершил преступление. Его нужно подвергнуть наказанию, но и в то же время дать ему шанс на выздоровление. В Германии, например, наркоман, укравший сумку, не наказывается в том случае, если он согласится пройти лечебную терапию. Тому, кто совершает мелкое преступление, которое карается 2 годами заключения, могут даже снизить срок, если тот согласится на лечение.

В России это выглядит иначе: по крайней мере официально наркоманов освобождают от уголовной ответственности в том случае, если они оказывают активное содействие следствию и указывают на наркодилеров.

На мой взгляд, наркоситуация в России с Германией несравнима. Мне кажется, после разрушения Советского Союза у россиян произошло крушение ценностей и идеалов: старые были разрушены, а новые еще не появились. И неожиданно, после открытия границ, возник рынок, на котором наркотики стали доступными, чего в условиях существования закрытого общества не было. К такой ситуации государство было не готово, оно просто оказалось беспомощным. Сейчас, как мне кажется, это меняется. В Германии мы уже давным давно столкнулись с наркопроблемой. У нас открытое общество, и на рынке можно было всегда найти наркотики самых разных видов. В школах есть программы, направленные на то, чтобы дети учились ценить свое здоровье. Кроме того, мы знаем, что отпугивание от наркотиков, как и их запрет, ни к чему не приведет, всё это должно базироваться на прочном фундаменте ценностей.

И еще немного статистики. В Берлине насчитывается от семи до восьми тысяч наркоманов, потребляющих героин. Примерно десять процентов из них – практически безнадежные, прочно сидящие на игле. От передозировки героина ежегодно погибают около двухсот человек. Для сравнения: алкоголиков в немецкой столице – четверть миллиона, и вследствие неумеренного потребления горячительных напитков в мир иной ежегодно отправляются по семьсот-восемьсот человек.

Контекст