1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Наркоманы в Берлине: русский сегмент

В Берлине открыт наркологический центр для русскоязычных подростков.

default

Если дети не могут бросить сразу, пусть делают это дома, а не общим шприцем в парке...

В коридорах бывшей школы берлинского района Шёнефельд слышна русская речь. Здесь в четырех небольших комнатах разместилось объединение "WELT-МИР", организованное русскоязычными жителями Берлина. Около 250 детей и подростков регулярно приходят сюда на уроки музыки и иностранных языков, на занятия шахматами или в художественную школу "Эрмитаж". Но особая гордость руководителей этого объединения - организованный недавно наркологический консультационный центр. О том, как возникла идея создания этого центра, рассказывает Михаил Дубровский - один из сотрудников объединения "WELT-МИР":

"Получилось всё совершенно естественным путем. Поскольку у нас тут что-то вроде "дома пионеров", то сюда ходит много детей, плюс родители, плюс бабушки-дедушки... И мы стали слышать отзвуки разговоров о проблемах с наркоманией. Причем, никто не говорит, как правило, о себе: у соседей, у друзей, у знакомых... Хотя мы чувствуем, что люди говорят об этом с тревогой, с болью... С болью не только за кого-то, а боятся за себя. Кроме того, так совпало, что в нашей организации собралось несколько человек, которые с той или иной стороны имели к этому какое-то отношение, какой-то опыт, знания и свои счеты с наркоманией".

Русскоязычные научились у тюркоязычных берлинцев

Как сообщает Михаил Дубровский, к нему "обратился председатель турецкого союза, который много лет уже занимался поддержкой турецкой культуры а последние лет 6-7 он организовал помощь наркозависимым - свой консультационный пункт - и построил его на том, что оказывает помощь определенным национальным группам, потому что он тоже понял, что если помощь оказывается на родном языке, со знанием культуры, исторического опыта, то она получается более эффективной".

Этот опыт, который уже несколько лет успешно применялся в турецкой, вьетнамской, персидской и других диаспорах в Берлине, совместными усилиями две общественные организации попытались распространить и на русскоязычный Берлин. Роль посредника между двумя объединениями сыграл Берлинский Благотворительный Союз, членом которого является "WELT-МИР". По совету более опытного коллеги к участию в организации наркологического консультационного пункта было решено привлечь не только другие объединения русскоязычной диаспоры, но немецких профессионалов-наркологов.

"Финансовая поддержка, которую мы получаем, слишком мала, чтобы организовать системную работу. Но с другой стороны, хорошо, что есть хоть эти деньги, как выражение моральной поддержки".

Практически все сотрудники проекта работают на общественных началах. Если кто-то и получает гонорары, то за 10-15 рабочих часов в месяц. Получаемых гонораров как раз хватает, чтобы покрыть транспортные и телефонные расходы, связанные с проектом. Но в объединении "WELT-МИР" никто и не ставит перед собой задачи организовать для себя дополнительный источник доходов. Главная цель проекта - помощь тем, кто в ней нуждается. И, конечно же, профилактика...

Мы приехали из страны, где "не было" ни секса, ни наркотиков

"Потому что все мы приехали из Союза. Родители этой целевой группы все выросли там, где и "секса не было", и "наркотиков не было"... Никто об этом вслух не говорил. Да, мы все боялись алкоголя, знали, как с этим бороться, побеждать... или проигрывать... С этим мы были знакомы, а вот, что может возникнуть проблема с наркотиками... Когда лично меня это коснулось, я потом думал: как это я взрослый человек, неглупый вроде бы, почему я пропускал это мимо ушей, я себя убедил, что у меня в семье этого быть не может, лично меня это не коснется... И я оказался совершенно неподготовленным. И, оказавшись в ситуации, когда мне понадобилась помощь, я не мог ее нигде получить. Потом я понял, что в той же ситуации находится много других людей".

Ни от родителей, ни в школе русскоязычные подростки, живущие в Германии, как правило, не могут получить информацию о том, что такое наркотики и о том, какую опасность они собой представляют, - считает Михаил Дубровский:

"Даже если в школе, в каком-то узком кругу будут проводить лекции на эту тему, то всё равно для русскоязычных подростков это говориться не на том языке... не в смысле немецкого языка, а в смысле, впитанного исторического и культурного опыта, привычек, которые волей-неволей передаются в семьях родителями".

"Советской" остаётся пока и русскоязычная пресса Германии

Основная задача, которую ставит перед собой консультационный центр, - найти общий язык, подход к подросткам и родителям, столкнувшимся с проблемой употребления наркотиков. Объединение занимается переводом и распространением информационных брошюр на русском языке, дают советы и помогают делом. Однако разъяснительную работу консультационному центру приходится вести не только с потенциальными потребителями наркотиков, но и с русскоязычной прессой в Германии. Мы пытаемся объяснять нашим средствам массовой информации, что эту работу мы делаем не для себя, а для нашей русскоязычной общины, и пытаемся доказать, что это - не коммерческая деятельность. А если кто-то и получает гонорар или зарплату, так это не потому что мы хотим организовать это для себя! Есть более легкие пути найти зарплату! Мы хотим, чтобы люди, которые отвечают за рекламу в газетах, поняли, что есть реклама коммерческая, а есть реклама общественно-полезная, и нельзя требовать деньги только, потому, что в объявлении написан контактный телефон и адрес".

"Русскоязычная пресса Германии не знает о существовании немецких структур помощи"

Другая проблема, с которой столкнулся русскоязычный наркологический консультационный центр - отсутствие в русскоязычной прессе рекламы немецкой службы наркологической помощи, которая оказывается анонимно и бесплатно.

"Она существует в Германии, но наши об этом не знают. Они думают, что те коммерческие объявления, которые есть в газетах "За один сеанс вылечу", "За один сеанс сниму зависимость" или рекламы якобы лечебных заведений из бывшего Союза, не какая-то альтернативная помощь а - единственно возможная. Они не знают о существовании немецких структур помощи. А местным жителям - коренным немцам - просто не приходит в голову, что кто-то может этого не знать. Они же идут в наркологическую консультацию так же просто, как ко врачу. А мы привыкли, что у нас этим занималась милиция и больница: сразу - наркодиспансер, на учет! И на своей жизни можно поставить крест...

И тут существует психологический барьер, который наши преодолеть не могут".

По немецким законам, общественным организациям запрещено работать с зависимыми

Преодолеть этот психологический барьер, навести мосты между теми, кто нуждается в помощи и специалистами, которые ее оказывают - бесплатно и анонимно, не вмешивая в дело полицию, в этом и состоит ежедневная работа Михаила Дубровского и его коллег. Однако по немецким законам общественным организациям запрещено работать с зависимыми. Поэтому тех, кто нуждается в срочной медицинской помощи, уговаривают обраться к врачу. Шаг, требующий от наркомана немалых усилий.

"Если мы видим, что человеку нужна помощь специалиста из наркологической службы, то мы можем стать лишь посредниками. Мы должны найти слова... сказать ему, где это, в каком консультационном пункте есть говорящий по-русски немецкий специалист или - еще лучше - русский специалист".

"Совершенно неизвестная всем русским проблема - "уменьшение вреда"

Один из аспектов работы Михаила и его коллег - консультационная работа с родителями наркозависимым подростков, которые оказываются совершенно беспомощными, и не знают, что делать со своими детьми:

"Совершенно неизвестная всем русским проблема - "уменьшение вреда". Если сегодня человек не может прекратить употреблять наркотики, то надо сделать все возможное, чтобы пока он их употребляет, он, по крайней мере, не заболел кучей болезней, которые сопутствуют наркотикам - СПИД, гепатиты и другие, более мелкие болезни, которые цепляются, поскольку организм ослаблен. Но это же terra incognita! Совершенно неизвестная для русскоязычных область знаний. Что надо говорить детям, что делать? Например, если дети не могут сразу бросить колоться, так пусть уж они делают это дома в ванной, чем одним общим шприцем где-то в парке..."

Если кому-то такой совет покажется крамольным, чуть ли не поощрением наркомании, то это как раз тот самый случай, когда и требуется просветительская работа, которую ведет Михаил Дубровский совместно с немецкими врачами – наркологами. Наркомания – это болезнь и запретами или угрозами здесь делу не помочь. Именно это подробно и обстоятельно объясняют в консультационном пункте родителям попавших в беду подростков. И таких вот разговоров-консультаций становится с каждым днем всё больше.

"Количество возрастает. Сколько мы работаем... еще года не прошло. Теперь у нас есть уже несколько десятков клиентов. У меня, например, большинство это - родственники, иногда обращались сами подростки. Если я видел, что им нужна помощь специалиста, я их отводил в немецкие консультационный пункт, где работает неплохо говорящий по-русски врач-специалист. А в основном я стараюсь помочь родителям, а через родителей я могу - хоть и по телефону, но могу поговорить с подростками, которые очень трудно идут на беседу. Иногда и письма пишу. В больницу, в тюрьму. Отравлял материалы... Иногда получаешь радостные известия: «После разговора с вами - пошел в больницу, вы его уговорили, спасибо...» Двое ребят уже в больнице. Это шаг для подростка, который говорил... один говорил отцу, что у него нет зависимости, а родители не могли его убедить, второй говорил, что у него есть зависимость, но в больницу не пойду, не хочу в больницу..."

Может быть, кому-то покажется смехотворным такой вот результат: два человека, которых убедили пойти на лечение. Но для родителей каждого из этих парней это - победа. Победа в борьбе за жизнь и здоровье своего ребенка, в которой удалось найти надежного партнера, понимающего страхи и проблемы иммигранта, не важно, какими судьбами оказавшегося в Германии.

Контекст

Ссылки в интернете