1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Налог с уценкой

04.01.2007

С наступившим Вас, с Новым годом! Счастья Вам, удачи, здоровья и хорошего приёма! Не только вкусной и здоровой пищи, но и наших передач.

default

Это был такой юмор, как в дешёвом сериале. Там тоже хохочут не люди, а компьютеры. А если серьёзно, то ох, как же я Вам завидую! Вы вот всё празднуете, а у нас тут, в Германии, народ уже полным ходом ёлки на помойку выбрасывает. Праздничные закуски съедены, шампанское выпито, со вторника начались трудовые будни. А вместе с новогодними буднями до немецких потребителей дошёл и новогодний подарок от федерального правительства: повышение налога на добавленную стоимость. Вот об этом мы сегодня и поговорим. Но сначала надо поздравить юбиляра: журналу «Шпигель» исполнилось 60 лет:

Утром в понедельник в любом аэропорту или на вокзале в Германии вы без труда можете рассортировать пассажиров, причём не по одёжке или багажу, а вот по какому признаку: всяк уважающий себя человек гордо держит в руке журнал «Шпигель». Читает он его или нет - это уже второй вопрос. Но числиться читателем «Шпигеля» престижно, это - своего рода знак принадлежности к элите, к тем, кто «наверху». Нетрудно подсчитать и их число: их чуть больше миллиона. Это и есть тираж еженедельного информационного журнала «Шпигель». Его называют «ведущим печатным изданием», «независимой совестью политики», «лоцманом общественного мнения». А начиналось всё 60 лет тому назад куда как скромно. Довольно точно описывают ситуацию вот эта песенка из фильма «Мы вундеркинды»:

«Улицы тоскуют в одиночестве, и фабрика нам досок не даёт, лишь кое-где скрипит старая мельница - чему удивляться после проигранной войны?» Германия лежала в развалинах. Германия находилась под управлением держав-победительниц. Вот в таких условиях и вышел 4-го января 1947-го года в Гамбурге первый номер журнала «Шпигель». Его издателем и главным редактором был Рудольф Аугштайн. Лицензию на издание он получил от оккупационных властей британского сектора. Сегодня покойный Аугштайн считается иконой независимой журналистики, а тогда ему было 23 года. Он восхищался англо-американской журналистикой, и в своём журнале сделал ставку на журналистское расследование. А потом в Германии началось «экономическое чудо», на столах появились колбаса и ликёр. А журнал «Шпигель» сам стал «ньюсмейкером» и «делателем королей»:

В 1962-ом году «Шпигель» опубликовал выдержки из секретного отчёта Министерства обороны о манёврах НАТО с участием частей Бундесвера. Что тут началось! Тогдашний канцлер Германии Конрад Аденауэр бился в истерике:

«Пропасть предательства родины разверзлась в нашей стране!»

В редакцию «Шпигеля» нагрянула с обыском полиция, ведущих журналистов во главе с Рудольфом Аугштайном арестовали и до трёх месяцев продержали в тюрьме, требуя раскрыть источники секретной информации. Но тут уж на улицы в защиту свободы прессы вышли миллионы возмущенных граждан. Дело против журналистов пришлось закрыть, зато тогдашний министр обороны ФРГ Франц-Йозеф Штраус был вынужден подать в отставку. Вслед за ним, в 1963-ем году уходит на пенсию и канцлер Конрад Аденауэр. Тираж «Шпигеля» переваливает за полмиллиона экземпляров. Издатель журнала Рудольф Аугштайн всегда открыто провозглашал агрессивно-критическое отношение к политикам и политике своим кредо:

«Мне особенно памятен тот день, когда ни Конрад Аденауэр, ни Курт Шумахер не подали мне руки. Это было в один день, и оба господина были возмущены статьями в одном и том же номере журнала».

Тут надо пояснить, что тогдашний канцлер Аденауэр был христианским демократом, а Курт Шумахер - социал-демократом и самым ярым политическим противником Аденауэра. Ставка на журналистские расследования приводит к быстрому росту популярности и, соответственно, тиражей «Шпигеля». Чтобы гарантировать финансовую независимость журнала и его сотрудников от политиков и владельцев, издатель журнала Рудольф Аугштайн ещё в 1974-ом году дарит контрольный пакет акций журналистам «Шпигеля». В 80-ые годы скандальные разоблачения на страницах журнала следуют одно за другим. Но «Шпигель» знаменит не только расследованиями, но и поразительным чутьём на новые технические возможности и перемены в области СМИ. В 1988-ом году издательство одним из первых среди печатных СМИ начинает выпускать свои собственные телепрограммы, в 1994-ом - первым в мире выходит онлайн, то есть, открывает свой сайт в Интернете. А его издатель, легендарный Рудольф Аугштайн, в 2000 году, за два года до своей кончины, избирается «журналистом века». Но уже с конца 90-ых годов накал политических страстей вокруг «Шпигеля» постепенно стихает. Нынешнего главного редактора журнала Штефана Ауста нередко упрекают в излишней близости к политике и политикам. Вот, как формулирует это бывший сотрудник «Шпигеля», а ныне ведущий политический редактор газеты «Зюддойче цайтунг» Ханс Ляйендеккер:

«Многие журналисты хотят сидеть за одним столом с властью. Они хотят быть в фаворе у власть имущих. Или же они хотят войти в доверие, чтобы писать этакие милые статьи о закулисных политических делах, которые - вот ведь парадокс немецкой журналистики - нравятся тем, о ком они написаны. Вообще-то, «Шпигель» всегда считал ниже своего достоинства садиться за один стол с властью. Он не стремился быть в фаворе у власть имущих. «Шпигель» всегда почитал за честь быть «колючим». На этом и вырос «Шпигель».

Как бы то ни было, популярность «Шпигеля» неизменно высока. И пусть другие ведущие журналы мира сокращают форматы своих печатных изданий в пользу интернета, «Шпигель» только в прошлом году увеличил свои доходы от рекламы на 7 процентов. «Шпигель» - это престижно, это - своего рода знак принадлежности к элите, к тем, кто «наверху». Утром в понедельник, когда поступает в продажу свежий номер «Шпигеля», вы в любом аэропорту или на вокзале в Германии можете без труда рассортировать пассажиров, причём не по одёжке или багажу, а вот по какому признаку: всяк уважающий себя человек гордо держит в руке журнал «Шпигель». Читает он его или нет - это уже второй вопрос.

«Что бы завтра ни случилось, когда-нибудь и ты выбьешься на самый верх. Надо только захотеть - поёт группа «Принцы». А с первого января случилось вот что: в Германии вступило в силу повышение налога на добавленную стоимость с 16-ти до 19-ти процентов. Казалось бы, на три пункта всего, а шумихи вокруг этого повышения в прошлом году было, как будто конец света настал. «Покупай, пока не подорожало!» - на все лады пела и верещала весь декабрь реклама. И покупатель послушно покупал: в магазинах было не протолкнуться, у заправок выстраивались целые очереди. Впрочем, кто его знает, может быть, и так люди бы покупали: Рождество, Новый год, нужны подарки, нужен праздничный стол. Но вот Новый год настал, открылись магазины, и немецкий потребитель может сам разобраться, что подорожало в Германии, а что нет:

Во-первых, повышение налога не коснулось продуктов питания, корма для животных, книг, газет, цветов и ряда других товаров, на которые действует сниженная ставка налога на добавленную стоимость - 7 процентов. Во-вторых, приятное разочарование ожидало и тех, кто опасался, что тут же подорожает весь ширпотреб - одежда, обувь и так далее. Нет, во многих магазинах цены даже понизились. Представитель Союза немецких розничных торговцев Губертус Пеленгаар объясняет это так:

«Ситуация в розничной торговле парадоксальная. С одной стороны, налог на добавленную стоимость стал выше. С другой стороны, по всей Германии идёт волна продаж по сниженным ценам. А в конце января начнётся ещё и распродажа зимних товаров. Зимы мы до сих пор не видели, так что склады завалены зимней одеждой. Так что в январе можно покупать любую вещь не глядя. Дешевле она уже не станет, а только подорожает в течение года».

Но вот, что интересно, не выросли, а даже снизились цены и на такие не зависимые от сезона товары, как бытовая техника и электроника. Многие торговые фирмы даже обещают покупателям скидки ровно на 19 процентов на холодильники, фотоаппараты, телевизоры и компьютеры. Объясняется это просто: о повышении налога на добавленную стоимость было известно заранее, вот многие торговцы и подняли втихомолку цены ещё в прошлом году. А покупатели наивно прикидывали: рубашку там за 20 евро или носки за 2 и потом можно купить, а вот плазменный телевизор за 1000 - тут и 3 процента - реальные деньги. Теперь они кусают себе локти - тот же плазменный телевизор после предрождественского ажиотажа подешевел на 10, а то и 20 процентов. А вот где подорожание видно невооруженным глазом, так это на заправочных станциях. 95-ый бензин стоит в среднем 1 Евро 25 центов за литр, дизельное топливо - 1 евро 10 центов. Подорожание составило от 5 до 6 центов. И это ещё не всё, предостерегает представитель самого большого автомобильного клуба Германии «АДАЦ» Клаус Райндль:

«Это вы заметите не только у бензоколонки, но и, ясное дело, при покупке новой машины, и на станции техобслуживания, во всём, что касается автомобиля».

Казалось бы, ну что такое три процента? Но экономисты уже подсчитали, что за год покупательная способность всего населения снизится на добрых 20 миллиардов евро, а очередное повышение зарплат этого не компенсирует. Многие опасаются, что это приведёт даже к снижению темпов экономического роста в стране. Другие, как, например, Президент Мюнхенского научно исследовательского института экономики «ИФО» Ханс-Вернер Зинн, успокаивают:

«Что касается конъюнктуры, то повышение налога на добавленную стоимость не так уж и проблематично, как многие говорят. Действительно, покупательная способность населения упадёт, но деньги-то пойдут в бюджет государства. Так что мы имеем дело с перераспределением средств от населения к государству».

А государство вынуждено пойти на такую меру, чтобы залатать дыры в бюджете, уверяют политики. Наверное, всё это так и есть, но так называемый «рядовой» налогоплательщик всё равно возмущен:

«Я считаю, что это просто-напросто несправедливо. Это же прямое свидетельство того, что у правительства нет никаких идей, кроме как залезть в мой карман».

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Фабиан Гартман и Кристиан Барс.