1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Наличному евро – год

25.12.2002

Сегодня мы отметим первую годовщину наличного евро. Вы узнаете, как глава Европейской центрального банка Вим Дойзенберг оценивает перспективы единой европейской валюты, и что он думает о её введении в тех странах, которые готовятся сейчас ко вступлению в ЕС. А затем мы поговорим о нумизматической ценности некоторых евромонет, выпущенных Ватиканом, Грецией и даже... Великобританией.

Вот и прошёл почти год с того дня, как в Западной Европе в окончательную фазу вступил беспрецедентный в мировой истории валютный эксперимент под названием евро. Экономический обозреватель «Немецкой волны» Томас Киршнинг встретился во Франкфурте-на-Майне, где находится штаб-квартира Европейского центрального банка, с его президентом Вимом Дойзенбергом – и попросил его дать оценку этому совместному детищу 12 стран ЕС:

«На самом деле евро – вовсе не годовалый, а почти уже пятилетний ребёнок», - не устаёт повторять глава Европейского центрального банка Вим Дойзенберг и напоминает, что фиксированные обменные курсы между национальными денежными единицами стран-участниц валютного союза были введены без малого пять лет назад. Ну, а в безналичном виде евро действует на мировых финансовых рынках уже целых четыре года. И всё же новогодняя ночь 2002 года, когда новенькие банкноты и монеты евро появились в наличном обращении, занимает особое место в истории молодой ещё европейской валюты. В преддверии этого события Европейский центральный банк готовился к самым разным осложнениям. Как скоре выяснилось – совершенно напрасно:

«Затевая всё это дело, мы разработали целый ряд сценариев на тот случай, если где-то что-то даст сбой. Вот только сценария для ситуации, когда всё пойдёт значительно лучше, чем мы этого ожидали, у нас не было».

Действительно, введение в обращение новой валюты и изъятие из оборота 12 национальных денежных единиц прошли на удивление гладко. Евро быстро утвердился и на рынках, и в умах людей, а потому Вим Дойзенберг твёрдо уверен, что рано или поздно к европейскому валютному союзу присоединятся и те три государства-члена ЕС, которые пока не захотели вводить у себя евро: это Великобритания, Дания и Швеция.

«У меня нет ни малейших сомнений в том, что со временем они сами убедятся в преимуществах участия в валютном союзе. В одной стране это осознают раньше, в другой – несколько позже».

В перспективе на евро перейдут и те государства Восточной Европы, которые в ближайшие годы будут приняты в ЕС. Впрочем, вступление в Европейский Союз не означает автоматического перехода на евро. Для того чтобы заменить свои национальные денежные единицы единой европейской валютой, таким государствам, как, скажем, Польше, Чехии или Эстонии, необходимо пройти достаточно сложную процедуру и выполнить целый ряд экономических условий, рассказывает Вим Дойзенберг:

«Сначала они станут членами Европейского Союза. Чуть позже им надо будет присоединиться к действующему у нас валютному механизму, предусматривающему фиксированный обменный курс, который, правда, можно корректировать. Мы называем это валютообменным механизмом второго уровня. На присоединение к данной системе могут уйти два, три, четыре года. И лишь после того, как новые члены ЕС пробудут как минимум два года в этой системе и выполнят все требования, заложенные в так называемых критериях конвергенции, они смогут ввести у себя евро в качестве своей валюты. Одновременно им придётся взять на себя и часть ответственности за эту денежную единицу».

Переходить на единую европейскую денежную единицу следует не из соображений национального престижа, а исключительно из трезвого экономического расчёта. Ведь введение евро лишит молодых членов ЕС такого важного механизма защиты национального рынка, как собственная валюта. Поэтому, считает Вим Дойзенберг, ...

«Слишком быстрый переход на евро не отвечает интересам этих стран. Ведь им придётся выдерживать острейшую конкуренцию».

В интервью «Немецкой волне» глава Европейского центрального банка выразил сожаление по поводу того, что Германия перестала играть роль экономического локомотива Европы. Вим Дойзенберг согласен с тем, что объединение страны стало тяжёлым бременем для немецкой экономики. Тем не менее, причины нынешнего отставания ФРГ – не только в этом:

«Как и все другие европейские страны, Германия нуждается в более гибком рынке труда, причём именно в Германии эта проблема стоит наиболее остро. В последние годы для её решения почти ничего не делалось. Германии необходимо приспособиться к новым условиям. Это в интересах самих немцев».

По мнению Вима Дойзенберга, Германия, как и другие европейские страны, в годы экономического подъёма упустила время и возможности для приведения в порядок своих государственных финансов. В результате теперь, в условиях охлаждения конъюнктуры, дефицит государственного бюджета Германии превысил допустимый в зоне действия евро уровень в 3 процента от валового внутреннего продукта страны. И сразу же стали раздаваться голоса, призывающие пересмотреть введённые в 90-е годы весьма жёсткие критерии стабильности евро. Однако глава Европейского центрального банка – категорически против этого.

«Из 12 стран восемь уже достигли тех целей, которые определены «Пактом стабильности». А вот Германия, Франция, Италия и Португалия с данной задачей не справились. Возникла сложная ситуация, но это ещё не повод посредине матча менять правила игры. Так не поступают!»

На вопрос, как возможная война между Соединёнными Штатами Америки и Ираком отразится на единой европейской валюте, Вим Дойзенберг ответил так:

«Это, прежде всего, может повлиять на нефтяные цены. Если всё пройдёт достаточно быстро, то нам беспокоится нечего. Если же дело затянется, то нам, возможно, придётся реагировать и на уровне денежной политики».

Иными словами, затяжной военный конфликт приведёт к значительному росту цен на нефть, что, в свою очередь, повлечёт за собой всплеск инфляции. Тогда Европейскому центральному банку, возможно, придётся для стабилизации евро поднимать процентные ставки в евро-зоне, что для экономики крайне нежелательно. Но это всё пока – гипотетические сценарии. А вот что Вим Дойзенберг знает наверняка, так это то, что в середине будущего года он покинет свой пост, чтобы уступить место представителю другой страны. На вопрос, каким должен быть его преемник, этот высокий седовласый голландец, который войдёт в историю как первый президент Европейского центрального банка, ответил с чувством собственного достоинства – и одновременно с юмором:

«Лучше всего было бы просто меня склонировать... Хотя я и не знаю имени своего преемника, но могу с уверенность сказать: ему придётся делать то же самое, что и мне - прилагать максимум усилий для проведения последовательной политики стабильности. Ведь любой глава Центрального банка должен, прежде всего, уметь завоёвывать и сохранять доверие населения».

Ну, а теперь давайте внимательно рассмотрим монеты евро, чтобы найти среди них раритеты. Напомню, что если банкноты евро одинаковы во всей зоне действия новой валюты, то про монеты этого никак не скажешь. Дело в том, что все евромонеты имеют стандартную лицевую сторону, на которой изображены соответствующие цифры, но различные оборотные стороны, поскольку каждое из 12 государств имело возможность оформить их по собственному усмотрению. Уже одно это – серьёзный стимул для коллекционеров. А потому в Германии, например, вот уже целый год большой популярностью, особенно у подростков, пользуются специальные альбомы, предназначенные для сбора всех общепринятых монет еврозоны. Однако в репортаже Владимира Тарасова, который наверняка будет интересен не только нумизматам, речь пойдёт не о них.

Некоторые наши радиослушатели наверняка ещё помнят, какой ажиотаж царил в советские времена вокруг выпущенных в 1980 году олимпийских рублей.

Сегодня нумизматической лихорадкой охвачены широкие слои населения Германии. Кассирши в супермаркетах выуживают для своих друзей иностранные монеты и даже заключают с коллегами пари – кто быстрее соберет комплект из 96 монет. Правда, чисто теоретически в единой Европе в обращении находится 120 разных монет. Однако монеты карликовых государств Сан-Марино, Монако и Ватикана практически сразу осели в коллекциях нумизматов. По свидетельству президента Немецкого нумизматического общества Альберта Раффа, держатели нумизматических магазинов сегодня делают отличный бизнес. И это не удивительно: в конце концов, на аукционах в Интернете за некоторые монеты предлагаются умопомрачительные суммы. Например, за 8 монет из княжества Монако отдельные коллекционеры готовы заплатить 850 евро – и это при номинале комплекта в 3 евро 88 центов. Ну, а те, кому такие расходы не по карману, могут приобрести аналогичный набор, но из республики Сан-Марино, по более приемлемой цене - 300 евро.

Как видим, в нумизматическом мире монархии котируется выше, чем республики.

Однако и эти монеты можно назвать ширпотребом.

Настоящие ценители редкостей охотятся за набором евро из Великобритании, которая, как известно, пока не присоединилась к единому европейскому валютному союзу. Однако первый пробный тираж в 20 000 монет там все-таки отчеканили. Естественно, что расплатится в супермаркете монетами с изображением королевы-матери Вам не удастся – да и смысла в этом нет: слишком накладно выйдет, так как цены на английские евро по истине заоблачные.

Не отстает от Англии и город-государство Ватикан. Судя по всему, отцы-экономы папского престола, прекрасно разбираются в законах рынка, а потому намерены как можно лучше распорядиться ватиканской квотой на чеканку монет. Ведь Италия обязана начеканить для Ватикана «мелочь» на сумму в 670 000 евро. Помимо обычных монет, папское казначейство намерено выпустить специально для коллекционеров две золотые монеты номиналом в 20 и 50 евро. А продаваться они будут соответственно за 152 и 380 евро. В среднем в семь с половиной раз дороже номинала. Такой вот бизнес. Однако надо отдать должное и демократичности Римского престола. Для коллекционеров-любителей, не располагающих большими средствами, набор обычных ватикнаских монет в сувенирных магазинах города-государства предлагается за 12 евро. Заплатив всего лишь тройной номинал, можно стать счастливым обладателем восьми кружочков, украшенных профилем папы Войтылы.

Кстати говоря, совсем необязательно переплачивать и втридорога покупать папский набор. При должной внимательности можно неплохо заработать и на обычных монетах. Достаточно знать несколько фактов их европейской истории последних лет. Как известно, Испания, Нидерланды и Бельгия по форме правления - конституционные монархии. Естественно, что в монархии на аверсе монеты должен чеканится портрет ныне здравствующего суверена. А так как изготовление монет - дело небыстрое, к нему приступили уже в 1999 году. Но и короли –люди смертные, и никто в 1999 году не мог поручиться, что, скажем, в 2002, когда евро поступит в наличное обращение, во главе государства будет стоять тот же государь. Поэтому на монетах Испании, Нидерландов и Бельгии указаны разные годы - от 1999 до 2002, тогда как, скажем, на всех немецких монетах стоит один и тот же 2002 год.

Не менее интересны греческие монеты. Греция не сразу выполнила условия вступления в европейский валютный союз – а потому приступила к чеканке монет значительно позже других. Чтобы своевременно обеспечить необходимое количество разменной монеты в стране, ей пришлось обратиться за помощью к государственным чеканным дворам Испании, Франции и Финляндии. В результате на отчеканенных за границей греческих монетах на одной из звезд стоит клеймо страны-производителя. E обозначает Испанию, F – Францию, а S –Suomi – Финляндию.

Такие монеты могут стать украшением любой коллекции.

Однако не стоит предаваться евро-эйфории. Президент Немецкого нумизматического общества Альберт Рафф считает, что цены на евромонеты обязательно упадут: «Это - как и с акциями. Тот, кто упустит нужный момент для продажи, может здорово проиграть. Сейчас я могу только отсоветовать от покупки евро по завышенным ценам».

Вот и подошёл к концу последний в этом году выпуск радиожурнала «Немецкой волны» «Рынок и человек». Я, Андрей Гурков, поздравляю всех Вас с Новым годом и желаю вам здоровья и счастья.