1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Накануне саммита «Большой восьмерки»

02.06.2007

Две тысячи участников официальных делегаций, пять тысяч журналистов, шестнадцать тысяч полицейских и свыше тысячи военослужащих.

default

Девять кораблей военно-морского флота ФРГ, два – ВМФ США, натовские самолеты АВАКС. Стальной забор в двенадцать километров. Общие расходы – порядка ста миллионов евро. И всё это ради семи господ и одной дамы, считающих себя самыми важными и влиятельными в мире.

На следующей неделе в прибалтийском курортном городке Хайлигендамм состоится главное для немецкого канцлера политическое событие года – саммит «Большой восьмерки». Ангела Меркель станет хозяйкой встречи и понятно, что ей очень не хочется ударить в грязь лицом. Саммит должен дать конкретные результаты, а не просто стать демонстрацией организаторских талантов немецких властей и правоохранительных органов. Прогнозы же, увы, не сулят ничего хорошего по крайней мере по одному из двух главных пунктов повестки дня – защите земного климата.

Чем ближе саммит – тем меньше остается в Берлине надежд, что именно в Хайлигендамме немецкому канцлеру удасться совершить чудо. Еще до официального начала встречи «Большой восьмерки» Ангела Меркель попытается «обработать» американского президента на переговорах с глазу на глаз. Но в этот раз Джордж Буш едва ли дрогнет перед обаятельными чарами немецкого канцлера и согласиться подписать на саммите некий документ, обязывающий предпринять Соединенные Штаты уже сейчас конкретные шаги во имя охраны климата. Министр экологии ФРГ Зигмар Габриэль настроен скептически:

«Участники переговоров с американской стороны даже не считают нужным соблюдать дипломатический этикет. Они и не пытаются достичь с нами договоренности. Нам остается только не терять надежду, что это удасться.»

При этом Берлин готов применить метод фактически неприкрытого шантажа. В минувшие выходные Зигмар Габриэль выразил ожидание, что общественный нажим на участников саммита станет настолько большим, что американский президент окажется вынужденным уступить хотя бы чуточку. Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, которого уже сама должность обязывает придерживаться дипломатических выражений, высказался об этом так:

«В США – другое, чем у нас понимание необходимости строго соблюдать верхние пределы допустимого уровня загрязнения. Тут еще есть о чем поговорить. Но, надеюсь, это еще не окончание диалога.»

И, о чудо! Позавчера Джордж Буш выступил в Вашингтоне с собственной климатической инициативой, призвав пятнадцать стран – крупнейших загрязнителей земной атмосферы - договориться к концу будущего года о добровольном снижении вредных выбросов. Буш с учетом массированного нажима со стороны немцев оказался, очевидно, в цугцванге, и, дабы не выглядеть дремучим экологическим невеждой, решил перейти в контрнаступление. Но так, чтобы потянуть время и оставить принятие неприятных решений своему преемнику. Соответственно сдержанной была и реакция Берлина на неожиданную инициативу Буша. Как позитивный был отмечен только тот факт, что президент США вообще обратил внимание на экологическую тему.

Настроение Берлину портят не только американцы, но и китайцы. На проходившей в Гамбурге конференции министров иностранных дел Евросоюза и ряда азиатских стран глава внешнеполитического ведомства Китая хоть и согласился с неотложностью проблемы, но вместе с тем недвусмысленно дал понять, что Китай не собирается жертвовать своим бурным экономическим ростом во имя охраны климата. Китай формально не участвует в «Большой восьмерке», но в этот раз приглашен на встречу в качестве гостя, как и Индия. У Дели – аналогичная позиция. С точки зрения индусов, принудительные меры по охране климата негативно скажутся на поступательном экономическом развитиии пороговых стран.

Морока у канцлера не только с участниками и гостями предстоящего саммита, но и с его противниками, которые в начале этой недели в Гамбурге дали генеральную репетицию запланированных протестов в Хайлигендамме. Жесткие превентивные меры полиции вызвали немалые кривотолки в немецком обществе. Целый ряд высокопоставленных политических деятелей ФРГ даже сочли своим долгом заявить о приверженности конституции, гарантирующей право на проведение митингов и демонстраций. Высказалась и сама федеральный канцлер, которая в своём традиционном интернет-видеопослании постаралась перековать противников саммита в своих союзников:

«Я считаю правильным и приветствую, если многие люди своими акциями протеста продемонстрируют заинтересованность темой справедливой, человечной глобализации. Но одно должно быть совершенно ясно: насилие не может быть методом достижения политических целей».

Притоп о недопустимости насилия – это так, для отвода глаз. На самом же деле, антиглобалисты едва ли не последняя надежда канцлера ФРГ. Я вполне допускаю, что Ангела Меркель, прогуливаясь под руку с Джорджем Бушем по террасе гостиницы в Хайлигендамме, укажет ему на демонстрантов по ту сторону неприступной стальной ограды и мягко пожурит президента: вот видите, мол, народ требует бережно относиться к климату на планете, а Вы, любезный Джордж, не хотите брать на себя никаких конкретных обязательств. Нехорошо...

За несколько дней до начале встречи тон высказываний в адрес антиглобалистов изменили даже те, которым самой должностью предписано давать им решительный отпор. Ну, например, министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле. Это именно он в свое время настаивал на особенно жестких мерах в отношении потенциальных нарушителей прибалтийского радушия, благообразия и спокойствия. И в симпатиях к антиглобалистам его, ну, никак не заподозришь. Но логику канцлера Шойбле усвоил прекрасно:

«Такое международное событие призвано мобилизовать мировую общественность. Ведь цель саммита – увеличить помощь Африке, укрепить политику в интересах охраны окружающей среды, сохранения климата. А для этого нужны и целесообразны демонстрации, разумеется, ненасильственные, поскольку они оказывают воздействие на мировое общественное мнение. Поэтому мы отнюдь не против демонстраций, совсем наоборот».

Ну, не парадокс? Выходит, если бы антиглобалисты по своей воле не собирались устраивать в Хайлигендамме митинги и демонстрации протеста, их стали бы туда чуть ли не за казенный счет автобусами свозить – как сторонников Януковича на Майдан в Киеве.

Организаторы саммита «Большой восьмерки» могут быть благодарны противникам его проведения и еще по одной важной причине. Бурные протесты, альтернативные саммиты подогревают интерес публики к самому событию. Что наш мир без живописной телевизионной картинки? А если не будет полицейских рыцарей со щитами и касками, водеметных пушек и облаков слезоточивого газа, избитых демонстрантов и горящих баррикад, то что показывать-то? Чинных даму и господ за переговорным столом? Для этого минутного сюжета в выпуске теленовостей хватит. Ну, еще пресс-конференция по итогам. Жидковато... А вот столкновения с полицией – это живописно, это зрителю нравится. А потом, чем буйнее и массовей протест – тем выше самооценка и самомнение самих участников «Большой восьмерки». Если эдак против нас протестуют, значит от нас и в самом деле многое зависит! На самом же деле эффективность самопровозглашенного директората мира едва ли не приближается к нулю и уж по крайней мере не идет ни в какое сравнение с затраченными на проведение встреч финансовыми, интеллектуальными и полицейскими средствами. О какой-то пользе регулярных совещаний лидеров ведущих промышленно-развитых стран мира можно было еще говорить лет двадцать пять – тридцать назад. Первая такая неформальная встреча без излишней помпы и с весьма скромной повесткой дня состоялась в семьдесят пятом году во дворце Рамбуйе по инициативе французского президента Валери Жискар Д,Эстена и немецкого канцлера Гельмута Шмидта. Говорили только о мировой экономике. И это имело смысл. Тогда еще господствовала идеология Кейнсианства с её верой в благотворную роль государственного вмешательства в рыночную стихию. И мировые финансовые рынки и в самом деле чутко реагировали на заявления тогда еще «большой семерки». Со временем, однако, вера в роль государства иссякла, в англосаксонском мире преобладающей стала точка зрения, что экономика развивается лучше всего, если её оставить в покое. Биржам и транснациональным концернам заседания «всемирного директората» стали до лампочки, а ему, в свою очередь, пришлось искать альтернативные темы для повесток дня, типа, энергетической безопасности, борьбы со СПИДОМ и нищетой в Африке, охраны климата, борьбы с терроризмом или прощения долгов беднейшим странам, которые их все равно никогда не смогли бы вернуть. О конкретных результатах решений, принятых в разное время на разных саммитах лидеров ведущих стран мира, лучше не спрашивать. Как и о логике состава этой группы. Почему Россия в неё входит, а Китай, Индия – нет. Почему в группу не берут Испанию, хотя по своему экономическому потенциалу да и по политическому влиянию в мире она давно обогнала Канаду? Всё это противоречит здравому смыслу, но саммиты «Большой восьмерки» будут всё равно продолжаться – уж очень рейтинговая арена. Спасибо антиглобалистам.

Новости «Русского Берлина».

Трое живущих в Берлине эмигрантов из России предстали перед судом. По данным следствия, они оформили несколько лет назад 168 поддельных приглашений для граждан Украины, которых не знали лично, и помогли им получить обманным путем немецкие въездные визы. За свои услуги обвиняемые получали деньги, от 15 до 75 евро за приглашение...

В берлинском районе Райникендорф состоялась ежегодная встреча немцев-переселенцев. Как всегда, ее провело местное Землячество немцев из России.

«Что значит для нас, российских немцев, слово «родина»? ... прекрасный город на берегу реки Шпрее» (аудиофайл)

сказала Лилия Сельски, организовавшая праздник. Для кого-то из его участников был интереснее концерт.

«Мне приятно было послушать исполнение на русском языке... интересуемся жизнью» (аудиофайл)

А кто-то в это время не отходил от трех больших информационных стендов с адресами разных консультационных пунктов и интеграционных бюро.

«Нужно думать о дальнейшем... мечтаем найти свое место здесь» (аудиофайл)

говорит Галина Геккель, переехавшая в Берлин менее года назад.