1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Нагорный Карабах пытается самоопределиться

В проведении референдума по конституции Нагорного Карабаха Степанакерт видит важную веху в укреплении демократии в самопровозглашённой республике. С этим не могут согласиться власти Азербайджана. Репортаж.

default

В 2002 году в Нагорном Карабахе прошли президентские выборы

Незадолго до моего приезда в Нагорный Карабах в непризнанной республике 10 декабря прошёл референдум. По его итогам была принята конституция самопровозглашённого государства. Результат этот, как и резко негативная реакция на голосование со стороны мирового сообщества и международных организаций, были ожидаемы, однако, не для всех.

Как поясняет заместитель главы внешнеполитического ведомства Нагорного Карабаха Масис Маилян: «Честно говоря, ожидания были несколько другими. Нам показалось, что реакция будет молчаливой. Дело в том, что когда мы проводили выборы в парламент, то отрицательная реакция была только от Азербайджана и Турции. Европейские структуры тогда никак не отреагировали, и это мы восприняли нормально».

Осуждение самого факта проведения референдума Маилян считает неадекватной реакцией. И в этом точки зрения властей и оппозиции, которую в парламенте непризнанной республики представляет сопредседатель «Движения 88» Гегам Багдасарян, совпадают:

«Я не знаю, чего хочет международное сообщество: чтобы Карабах был казармой? Я не понимаю, как может демократизация одной из сторон конфликта отрицательно повлиять на переговорный процесс».

В проведении референдума по конституции Нагорного Карабаха Степанакерт видит важную веху в укреплении демократии в самопровозглашённой республике. С этим не могут согласиться власти Азербайджана. Ведь принятие так называемой конституции Карабаха в Баку считают не чем иным, как очередным проявлением сепаратизма.

За соблюдением же основных демократических прав и свобод жителей Нагорного Карабаха следит правозащитный комитет «Хельсинкская инициатива 92». И в беседе со мной его председатель Карен Оганджанян поделился своим видением возможной, как он говорит, трансформации конфликта:

«Международное сообщество на пять лет признаёт Карабах как независимое государство. Создаются условия для возвращения всех азербайджанских беженцев. В Нагорном Карабахе создаётся совместная администрация армян и азербайджанцев. Год президентом будет представитель армянского большинства, а премьер-министром представитель азербайджанского меньшинства, а через год происходит их ротация».

Всё это время мировое сообщество и, прежде всего, Европейский союз, по замыслу правозащитника, должны оказывать всяческую поддержку становлению демократии в Нагорном Карабахе. Если же за это время по вине армянской стороны происходит эскалация насилия, то Карабах переходит под контроль Азербайджана. А если в республике удается создать условия для совместного проживания азербайджанцев и армян, то она остаётся суверенным государством.

Несмотря на протесты всех конфликтующих сторон, Карен Оганджанян уверен, что его план может найти поддержку в обществе, достаточно создать модель будущего Карабаха в одном отдельно взятом селе.

Репортаж из Нагорного Карабаха подготовил боннский журналист Андрей Бреннер

Контекст