Набег элитарного кино на шахтерский городок | Кино: что снимают и смотрят в Германии | DW | 08.05.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Набег элитарного кино на шахтерский городок

В Оберхаузене завершился фестиваль короткометражного кино. Корреспондент DW побывал там и делится теперь с нами мыслями о трендах, элитарности и башнях из слоновой кости.

В Оберхаузене завершился фестиваль короткометражного кино Internationale Kurzfilmtage Oberhausen. Международный конкурс выиграли турецкая лента "Kirik Beyaz Laleler" и польская "Козье место" ("Ziegenort"). Лучшей немецкой картиной стал фильм "Тридцать девять" режиссера Патрика Рихтера (Patrick Richter).

Без вечернего гардероба

Достаточно потолкаться на фестивальном пятачке в Оберхаузене, куда толпа выходит из кинозала и заполняет все пространство переулка, чтобы понять об этом кинофоруме базовые вещи. Стоит только посмотреть на любопытных турецких детишек из бедных квартир близлежащих домов, которые крутятся среди публики, на пустые витрины, напрасно ожидающие арендаторов, на стены в зале для пресс-конференций, с которых облезает краска, на пластмассовые стулья и столы, купленные на распродаже в Ikea, чтобы понять: это не место для светской тусовки, это собрание фанатов.

Кадр из фильма ''Kirik Beyaz Laleler'' - победителя фестиваля

Кадр из фильма ''Kirik Beyaz Laleler'' - победителя фестиваля

Комфорт, статус, красные дорожки, вечерние платья, - все это не из этого мира. Деятели кино, словно кочевники, приезжают в тихий бедный городок (на каждого жителя Оберхаузена тут приходится рекордная для Германии бюджетная задолженность), заполняют обшарпанные помещения дорогой аппаратурой, показывают и смотрят фильмы, после чего уезжают, оставляя тонну бумажных проспектов и пластмассовых стаканчиков для кофе...

Похороны "папиного кино"

А что же кино? Когда-то фестиваль в Оберхаузене изменил культурную жизнь Германии. Оберхаузенский манифест о смерти "папиного кино", написанный рассерженными молодыми режиссерами, означал для немецкой культуры примерно то же, что хрущевская "оттепель" для культуры советской.

Совсем незадолго до его смерти я брал интервью у режиссера Петера Шамони (Peter Schamoni) и помню, с каким уважением он отзывался об Оберхаузене и как часто его упоминал, несмотря на то, что с момента подписания манифеста прошло полвека.

Приезжая в Оберхаузен, поневоле ищешь свидетельства появления новой волны недовольных, которые перевернут все с ног на голову. Однако достаточно посетить конкурсный показ, чтобы удостовериться: революции не будет. И вот почему.

Растворение зрителя

Зритель тут просто выносится за скобки. Оберхаузен сегодня - не зрительский фестиваль, несмотря на то, что каждый может свободно купить билет на любой показ. Это одно из немногих мероприятий такого рода, на которых готовые ко всему немецкие зрители просто уходят с представления или засыпают на просмотре, хотя такое, справедливости ради отметим, случается не только в Оберхаузене.

Победитель немецкой конкурсной программы - фильм ''Тридцать девять'' о стремящейся похудеть девушке

Победитель немецкой конкурсной программы - фильм ''Тридцать девять'' о стремящейся похудеть девушке

И зрителей можно понять. Вот, например, бельгийский фильм "Journal", удостоенный поощрительного упоминания жюри: оператор медленно проходит по выставке, на которой - фотографии посетителей другой выставки, посвященной, насколько можно понять, гибели людей в концентрационных лагерях. Конечно, в зрителе возникает определенное переживание. Однако правда в том, что в этой постмодернистской системе отражающих друг друга зеркал зритель растворяется, он там не предусмотрен изначально.

The invisible world

Режиссеры сегодня не просто погружаются в себя, но и баррикадируют все выходы наружу: процесс творчества, судя по результату, происходит не в "башнях из слоновой кости", а в железобетонных бункерах. Американский фильм "Stoned" - это пульсирующее (благодаря компьютерному эффекту!) двенадцатиминутное сияние двери в буддистском храме. А закадровые рассуждение о философии образа и посредника в помещении кенийского телевизионного архива - это кенийско-американский фильм "A third version of the Imaginary". Философские заметки о вселенной на фоне примерки туфель и научно-популярных роликов из Youtube - это еще один (и хороший!) американский фильм под названием "The invisible world".

На этом фоне вылазки режиссеров не внутрь себя, а во внешний мир выглядят настоящим откровением и рискованным экспериментом. Оказывается, камеру можно направить вовне - и снять фильм, например, о шестидневном круглосуточном марафоне в нью-йорском парке или о встрече австрийских пенсионеров с местной суперзвездой.

Меньше всего хотелось бы обвинять фестиваль в Оберхаузене в элитарности. Конечно, он элитарен, он не для всех, но он прекрасен такой, какой он есть: с толпой профессионалов в центре бедного шахтерского городка. К тому же фестиваль уже завершился, профессионалы уехали. Ветер разметал стаканчики из-под кофе...