1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Мясник в области СМИ

14.07.2003

Сейчас Германия изнывает от небывалой жары. А ровно год назад в южной и, особенно, в восточной частях Германии бушевало катастрофическое наводнение. Десятки тысяч солдат Бундесвера и добровольных помощников круглосуточно строили дамбы, пытаясь спасти от затопления прибрежные города и сёла. Как живут сегодня люди, пострадавшие от наводнения? Как были использованы миллиарды государственных дотаций и добровольных пожертвований? Об этом - во второй части передачи. Но сначала - о ситуации на рынке профессионального обучения. А ситуация такая: более 200.000 выпускников школ до сих пор не устроены. В чём причины? Наши корреспонденты Петер Коппен и Йенс Турау подготовили сообщение об этом:

Система профессионального обучения в Германии по праву считается одной из лучших в мире. Основная её форма выглядит так: ученики работают в фирмах и на предприятиях и, одновременно, по два дня в неделю проходят теоретическую подготовку. Средняя продолжительность обучения - 3 с половиной года. Средняя стипендия учеников - 581 евро. В идеале карьера складывается как у господина Каллиса. Ему всего 23 года, а он уже стал техническим руководителем фирмы, выпускающей облицовку для фасадов домов. Причём без высшего образования. Хозяин фирмы Фридрих Майстер, представляет его так:

«Господин Каллис подрабатывал у нас ещё когда был школьником. После школы он прошёл у нас профессиональное обучение, и так хорошо усвоил дело, что я доверил ему всё техническое руководство. Если бы я нашел таких учеников, как господин Калис, я бы тут же принял как минимум пять человек. Но где их найти?»

Это, конечно, идеальный случай. Но система даёт сбои. 70 процентов немецких предприятий в этом году вообще оказались от подготовки учеников. Причины? Слишком высокие расходы, плохое экономическое положение, низкий общеобразовательный уровень кандидатов. И вот результат: почти 230.000 выпускников этого года до сих пор ищут место профессионального обучения. А свободных мест зарегистрировано всего 85.000. Министр экономики и труда Германии Вольфганг Клемент прекрасно понимает, что тут концы с концами не сходятся. Поэтому он и стартует одну за другой инициативы с целью убедить, уломать и упросить предпринимателей создать дополнительные места для профессионального обучения. Заставить он никого не может - нет у министра в Германии такой власти. Зато он обещает предприятиям льготные кредиты до 100.000 евро за каждого дополнительного ученика. В начале этой недели министр даже отложил все дела и отправился в турне по всей Германии:

«Мы хотим в ходе этого турне показать примеры предприятий, которые, несмотря на все трудности, занимаются профессиональным обучением. Мы хотим, чтобы общественность в Германии знала, что есть в Германии такие предприятия.»

Предприятия такие есть. Вот, например, фирма «Макдональдс» постоянно ищет учеников. Но желающих мало. Не пользуются спросом и такие профессии, как продавец в продуктовом магазине или ассистентка зубного врача. Зато на каждое место ученика автомеханика или «оформителя СМИ» - появилась такая новомодная профессия - по доброму десятку претендентов. Хотя что такое «оформитель СМИ» никто толком объяснить не берётся. В то же самое время профессии повара или пекаря не в чести - никто не хочет вставать засветло и работать у горячей печи. Руководитель отдела по работе с кадрами при промышленной палате Кёльна Клеменс Урбанек сетует:

«Но и другие профессии не вызывают никакого интереса, если они не в моде. Например, если в названии профессии звучит слово «рабочий». Молодые люди хотят, чтобы само название профессии звучало «шикарно». «Что-нибудь этакое, связанное со средствами массовой информации или рекламой» - вот такие туманные представления о будущей профессии нам приходится выслушивать. Никто не хочет работать мясником. Но я думаю, что если бы существовала такая профессия как «мясник в области СМИ», от претендентов отбою бы не было.»

У технического руководителя кёльнской фирмы по производству рефрижераторов и кондиционеров Кристофа Ветцеля другие претензии к выпускникам школ. В этом году на 3 места учеников у него было 15 кандидатов. Но ни один из них не прошёл собеседование:

«Вот, в качестве примера, такая известная задачка: пять музыкантов исполняют мелодию. Продолжительность мелодии десять минут. Как долго будет звучать та же самая мелодия, если её будут исполнять десять музыкантов? И что Вы думаете, выпускники средней школы, с вполне приличным аттестатом начинают чесать затылок, просят дать им бумагу и карандаш, что-то подсчитывают. Хотя ответ-то проще пареной репы: десять минут, хоть трое музыкантов исполняют мелодию, хоть тысяча.»

Но объяснять все трудности на рынке профессионального обучения только низким общеобразовательным уровнем выпускников школ или их нереальными запросами было бы слишком несправедливо. Многие молодые люди написали по 60 запросов и больше, и отовсюду получили отказы. Хуже всего положение в восточной части Германии. Многим выпускникам приходится продолжать обучение за сотни километров от дома. Ещё одна проблемная группа - молодые иностранцы и переселенцы. В среднем по Германии 65 процентов выпускников школ, которые не поступают в институты и университеты, проходят профессиональное обучение. Среди детей иностранцев и переселенцев это всего 35 процентов. Главная причина - трудности с немецким языком и иные традиции. Заместитель директора биржи труда в городе Брюле Юрген Геллер объясняет это так:

«Особенно среди иммигрантов из Турции распространено такое убеждение, что можно начинать работать практически в любой профессии без всякой профессиональной подготовки. Так было у них дома, так было, когда старшее поколение в качестве иностранных рабочих приехало в Германию. Они просто не хотят поверить, что сегодня у нас найти работу без законченного профессионального обучения, без экзаменов и свидетельства практически невозможно. Конечно, свидетельство о профессиональном обучении не гарантирует рабочего места в будущем. Но вот отсутствие такого обучения с гарантией обеспечит молодым людям место - в армии безработных.»

Честно говоря, я уже и не припомню, сколько лет подряд летом звучат панические прогнозы о катастрофе на рынке профессионального обучения, а к концу года всё успокаивается. Конечно, многим выпускникам приходится пересмотреть свои представления о будущей профессии, но, в конечном итоге, все как-то устраиваются. А с 2006 года ситуация сама собой резко изменится: Выпускников школ станет намного меньше, и фирмы и предприятия будут ещё конкурировать между собой за каждого ученика. Ну а теперь мы с Вами отправимся в Саксонию, в маленький городок Гримма, пострадавший от катастрофического наводнения в прошлом году. Помните ещё, эта тема неделями не сходила с экранов телевизоров и страниц газет. Взбушевавшаяся вода уносила целые дома, заливала целые города. Небывалая волна солидарности прокатилась тогда по Германии. Сотни тысяч добровольцев помогали жертвам наводнения. Федеральное правительство создало многомиллиардный фонд помощи пострадавшим, многомиллионной рекой текли частные пожертвования. Но давайте отвлечёмся от всех эти миллиардов и миллионов - суммы такие гигантские, что нормальный человек себе их и представит не может. Вместо этого наш автор Бернд Греслер предлагает на конкретном примере посмотреть, что сделано за год, прошедший после катастрофы:

Год спустя после наводнения

Городок Гримма сегодня не узнать - многие здания после реставрации выглядят даже лучше, чем до катастрофы. На днях торжественно открыли новый висячий мост через речку Мульда, которая и наделала в городе столько бед. На открытие приехал и Канцлер Германии Герхард Шрёдер. Было сказано много добрых слов о солидарности, о том, что катастрофа помогла преодолеть отчуждённость между немцами на Западе и на Востоке. В самом центре города ещё полным ходом идёт строительство. Зато мясная лавка Мюллера полностью восстановлена. «Саксонская колбаса останется саксонской колбасой» - таков торговый девиз хозяина Всё, от кровяных и копчёных колбас до сосисок и ветчины господин Мюллер ещё готовит сам, по старым семейным рецептам. А сам магазин - настоящее произведение искусства:

«Кафель на полу, на стенах, роспись по стеклу на потолке - всё ещё в оригинальном состоянии, так магазин выглядел и в 1892 году.»

Вот как раз до росписи на потолке и стояла в магазине вода во время наводнения в прошлом году. Холодильники, большая часть оборудования, не говоря уже о товаре - всё пропало.

«Знаете, в первый день, когда мы все смогли снова зайти сюда, я сказал себе: всё, забудь, ничего тут не восстановить, ищи себе другую работу."

Но Геральд Мюллер - колбасных дел мастер уже в третьем поколении. То ли по инерции, то ли с отчаяния он взялся вывозить ил и грязь из помещений и со двора, отбивать напрочь отсыревшую штукатурку. Спасибо, добровольные помощники нашлись:

«Из Лейпцига, из Дортмунда, из Гамбурга - отовсюду приезжали люди и спрашивали, где можно помочь. В первую неделю у меня здесь до двадцати человек в полную силу работали. Причём ни один не жаловался, что мол, жарко, грязно и воняет.»

Лишь постепенно выяснялся полный объём ущерба: 105000 евро. Треть суммы без долгих проволочек предоставил федеральный фонд помощи жертвам наводнения. Треть составили частные пожертвования, которые распределяли общество «Красного креста» и церкви. Чуть меньше трети Геральд Мюллер внёс сам. Он надеется, что какие-то деньги ещё вернутся - заявлений от пострадавших много, после экстренных выплат их рассматривают более тщательно, чтобы не получилось так, что самые ушлые ещё и наживутся на общем несчастье. Как бы то ни было, мясная лавка Мюллера сегодня сияет, как никогда, в производственных помещениях стоит новенькое оборудование. А настроение у хозяина безрадостное. Оборот неуклонно падает. Проблема в том, что в городке всего 15.000 жителей. А в округе понастроили 11 огромных супермаркетов. Хуже там мясо и колбасные изделия или лучше - вопрос спорный. Но цены ниже. Поэтому доходы практически у всех мелких торговцев в центре города снижаются. Но в этом наводнение не виновато.