1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

"Мы слишком мало знаем друг о друге"

Российские немцы не имеют своего политического лобби и не могут противостоять на политическом уровне, например, негативному потоку информации о них как о группе мигрантов.

default

Молодые переселенцы часто остаются чужими в Германии.

В немецком издательстве rowohlt Verlag вышла книга публициста Уллы Лахауер "Ritas Leute", название которой можно перевести как "Рита и ее семья". Книга эта интересна тем, что посвящена она истории вполне реальной семьи переселенцев из Казахстана. На примере реальных людей, на примере истории нескольких поколений семьи Паульс автор книги пытается проложить мостик понимания между немцами, родившимися и выросшими в Германии и немцами, вернувшимися лишь много поколений спустя на историческую родину. Для того чтобы ближе узнать своих героев и лучше понять их, автор книги Улла Лахауер отправляется вместе с Ритой Паульс в Караганду. Туда, где жила до переезда в Германию семья Риты. Описание этого путешествия, фотографии из семейного альбома и воспоминания старшего поколения семьи Паульс должны по замыслу автора помочь немецкому читателю по иному взглянуть на своих соседей, которых они называют "русскими". Автор книги пытается разобраться в причинах феномена отчуждения, которое существует в Германии между коренными жителями и переселенцами из стран СНГ.

Трудности общего языка

"Мы слишком мало знаем друг о друге"... Подобные признания в Германии нередко можно услышать, когда речь заходит о российских немцах. В прессе эта часть населения страны чаще всего упоминается в негативном контексте. Высокая безработица и правонарушения среди переселенческой молодежи, недостаточное знание немецкого языка, слишком медленная интеграция... " Местное население воспринимает нас как чужеродный элемент", - считает Рита Паульс, которая уже более 10 лет живет в Германии:

"Мы, российские немцы, создаем проблемы местным жителям, потому что мы, с нашим менталитетом, в недостаточной степени являемся европейцами. В разговорах с моими знакомыми и друзьями мне не раз приходилось слышать, что им гораздо проще найти общий язык с русскими из Москвы или Петербурга, чем с немцем из казахского аула. Впрочем, точно также берлинцу особенно не о чем говорить с крестьянином из Пфальца."

Социальные корни различий

Книга "Рита и ее семья" должна была по замыслу ее автора многое разъяснить коренным жителям Германии. Им нелегко разобраться в том, что представляют собой эти с первого взгляда различимые в толпе, говорящие на непонятном языке люди, которые все же являются немцами, подчеркивает Улла Лахауер.

Несмотря на то, что с точки зрения законодательства, переселенцы из России являются немцами, и потому получают гражданство Германии, они все же нередко остаются чужими в этой стране. Они чужие в настоящем, поскольку они слишком погружены в прошлое. На их плечах - груз потерь и лишений, которые выпали на долю нескольких поколений их родственников. И если у Риты Паульс и было более или менее счастливое детство, то ее бабушка пережила в четырнадцатилетнем возрасте депортацию из родных мест на Волге. Её практически ребенком выгрузили поздней осенью из железнодорожного вагона посреди казахской степи, где не было ничего, кроме недавно обнаруженных залежей угля. Это поколение пережило репрессии, преждевременную потерю родных и близких, голод и лишения. И этот опыт психологически навсегда изолирует этих людей, и даже поколение их детей, многие из которых выросли еще в бараках, от тех, кто подобного опыта не имеет.

Именно эту, на первый взгляд, простую мысль и пытается донести до своего читателя Улла Лахауер. Её поддерживает и швейцарский историк профессор Герд Штикер, специалист по истории немцев за пределами Германии и автор научных исторических трудов на эту тему. Он обращает внимание на социальные корни различий между немцами из бывшего СССР и коренным населением Германии:

"Проблема с российскими немцами заключается в разнице менталитетов. В определенном смысле мы имеем дело с homini sovieticis - с людьми сформированными советской системой. Независимо от того, хотели они того или нет, они подвергались промыванию мозгов на всех этапах своего развития в рамках системы образования и вообще во всех областях жизни. Они привозят с собой элементы этой системы. Эти кардинальные различия общественных систем и приводят к проблемам, которые возникают у переселенцев с коренными жителями Германии".

Островки архаичной культуры

Необычным для Германии является и тот факт, что российские немцы, несмотря на свою многочисленность, мало участвуют в политической жизни страны. Их объединения являются скорее островками если уж не совершенно чужой, то уж точно весьма архаичной немецкой культуры в море общественной жизни современной мультикультурной Германии. По крайней мере, роль переселенцев в политическом процессе совершенно не соответствует их численности. Более того, российские немцы практически не имеют своего политического лобби и не могут противостоять на политическом уровне, например, негативному потоку информации о них как о группе мигрантов.

Два с половиной миллиона переселенцев и членов их семей приехало в Германию за последние 16 лет из республик бывшего СССР. Но за это время не было найдено эффективных решений их всеобщей ускоренной интеграции.

"Я думаю, что через два поколения российские немцы, как особая группа населения, исчезнут. Мне кажется, что когда-нибудь они полностью растворятся в мультикультурном обществе современной Германии. Но это долгосрочный процесс. Как он будет выглядеть? Здесь возможны все варианты: от полной успешной ассимиляции до самоизоляции", - считает Улла Лахауер .

Контекст