1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Мушарраф: штампик на пальце

03.05.2002

Итак, всенародный референдум о доверии пакистанскому президенту Мушаррафу и продлении его полномочий в качестве лидера страны на пять лет состоялся. По официальным данным, 98% пакистанцев, участвовавших в голосовании, отдали свой голос в пользу генерала. Официальный Исламабад называет и цифру, говорящую о легитимности референдума – в нем приняло участие 70% населения, обладающего правом голоса. Как говорит живущий в Германии эксперт по Центральной Азии Юрий Земмель:

Результаты были в достаточной степени ожидаемы, осложнили и без того непростую политическую обстановку в стране. В процессе подготовки референдума военным, которые в свое время привели Мушаррафа к власти, не удалось добиться поддержки большинства политических партий. Против проведения референдума выступал Союз за восстановление демократии, в котором главной силой является партия бывшего премьера Беназир Бхутто. Акцию бойкотировали также основные религиозно политические организации, объединившиеся в Исламский совет действий (Ислами маджлис-е амал). При этом стоит заметить, что действия оппозиции проходили в условиях введенного еще в октябре 1999 года запрета на уличную политическую деятельность.

По официальной статистике, около 44% жителей страны имеют право голоса, однако критики Мушаррафа приводят иные цифры, исходя из которых следует – в референдуме приняли участие лишь 56% "голосующих" пакистанцев. Списков избирателей не было, многие, по заявлению Афрасиаба Хаттака, главы независимой комиссии правозащитников, наблюдавшей за ходом голосования, отдавали свой голос многократно, несмотря на чернильный штампик, который ставился на большой палец каждому голосовавшему, дабы отличить его от тех, кто ещё не отдал свой голос. Афрасаиб Хаттак считает, что процент добровольных участников референдума был очень низким, большая часть голосовавших может быть отнесена к категории "несвободных избирателей". А некоторые представители оппозиции утверждают, что реальный процент участия населения в референдуме не превышает восьми процентов, высокие же показатели, представленные официальным Исламабадом – это плод работы представителей власти на местах, которые вовсе не заинтересованы в уходе Мушаррафа. Говорит Юрий Земмель:

Теперь оппозиция пытается оспорить результаты референдума, но ведь на то она и оппозиция. А Мушарраф, продлив свои полномочия, постарается не допустить к участию в будущих президентских выборах и находящуюся в изгнании Беназир Бхутто, и другого бывшего премьера – Наваза Шарифа. Не исключено, что в пакистанскую конституцию 1973 года могут быть внесены поправки, еще больше усиливающие власть президента и отводящие военным определенную конституционную роль.

Если дальнейшие события будут протекать в этом русле, то можно будет говорить об ориентации режима Мушаррафа на опыт Турции, где в свое время либеральный авторитаризм сменился демократией под бдительным контролирующим оком военных. Такую модель, а так было и в Турции, должны охотно поддержать США. Тем более, что в ходе нынешней афганской кампании военный режим Пакистана оказал американцам и их союзникам бесценную услугу. Ведь если бы Исламабад не предоставил американцам в распоряжение четыре аэродрома, то Вашингтону пришлось бы задействовать свои базы в Саудовской Аравии, а это не только осложнило бы внутриполитическую ситуацию в этой стране, но и во всем арабском мире.

Да и сейчас значение Пакистана в афганской кампании остается для США очень значительным. Ведь большинство лидеров "Аль-Каиды" и "Талибана" либо скрывается в граничащих с Пакистаном афганских горах, либо нашло приют у никому не подчиняющихся воинственных пуштунских племен, либо находится у своих покровителей в пакистанской глубинке.

Нет сомнения в том, что и Пакистан очень рассчитывает на помощь США. Внешний его долг достиг почти 40 миллиардов долларов, а трехлетняя засуха стала угрожающей для аграрной страны. Уже сейчас Пакистан в обмен на свое участие в антитеррористической кампании получил реальные экономические выгоды: отменены санкции, введенные в 1998 году после проведения испытаний пакистанской атомной бомбы, отсрочена выплата большей части внешних долгов, обещаны новые кредиты. Золотовалютные резервы Пакистана выросли при режиме Мушаррафа на два миллиарда долларов и достигли небывалой для страны пятимиллиардной отметки.

На таком фоне Мушарраф может игнорировать утверждения оппозиции о подтасовке результатов проведенного референдума и пока не очень прислушиваться к голосам тех, кто обвиняет его в предательстве по отношению к "братьям-талибам".