1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Мусса Садулаев: большинство чеченцев не живут, а выживают

В Чечне и с прекращением активной фазы боевых действий не закончилась война. Об этом не понаслышке известно Муссе Садулаеву, чеченскому фотографу, который побывал в гостях у русской редакции DW-RADIO в Бонне.

default

Фото Муссы Садуллаева

В Чечне и с прекращением активной фазы боевых действий не закончилась война. Об этом не понаслышке известно Мусе Садулаеву, чеченскому фотографу, который в понедельник 7 августа побывал в гостях у русской редакции DW-RADIO. И первую, и вторую войну он провёл в Чечне и Ингушетии, делая снимки сначала для местных газет, а потом для международных информационных агентств, в том числе таких авторитетных, как Ассошиэйтед Пресс и «Рейтер». Муса Садулаев – не политик, он не занимает чью-то сторону в конфликте, он – профессионал, запечатлевший страшное лицо войны – теракты, искалеченных детей, ужас Беслана. Сейчас он по приглашению гамбургского Фонда помощи лицам, подвергающимся политическим преследованиям, живёт и работает в Германии. Но уже скоро он вернётся в Чечню.

- Господин Садулаев, я смотрю телерепортажи из Чечни по российским каналам. Все благостно, боевики сдаются, мирная жизнь наладилась, господин Кадыров устраивает рок-фестивали… А потом я вижу ваши снимки: руины, искалеченные люди. Я не могу понять: это все об одной территории, или это о разных странах и о разных местах?

DW Gesprächsrunde mit Musa Sadulajew Tschetschenien

Фото Муссы Садуллаева

- Это все об одной территории. Просто все снимки я делал с 1999 года до января этого года. Поэтому к разным временам относятся мои фотографии. То, что восстанавливается, что проводятся рок-фестивали и другие праздничные мероприятия, даже конкурс красоты у нас провели в этом году в Чечне, – это все правда. И то, что боевики сдаются, показывают. Я сам по телевизору это видел. В то же время, я в интернете читал, что, как сказал сам глава республики президент Алханов, молодые люди идут в боевики. То есть, люди, как сдаются, так и опять уходят к боевикам.

- Я пытаюсь понять, а что за строй сейчас установился в Чечне? Что это за форма организации государства? Потому что назвать это российской властью трудно.

- Это власть, которая очень лояльна к руководству России. Которая говорит, что Чечня – это часть России, что она будет в дальнейшем составе России. Что они налаживают порядок.

- Порядок, насколько я знаю, таков, что даже законы шариата действуют - что противоречит российской конституции.

- Законы шариата и Чечни действовали даже при самой сильной советской власти. И никакие новые законы никогда не смогут это отменить. Потому что очень много спорных вопросов чеченцы решают до сих пор по законам шариата. От этого Чечня никуда не денется.

- Как выживают простые люди? Как они зарабатывают деньги на жизнь? Есть ли вообще нормальная, мирная работа, и можно ли прожить на эту зарплату?

DW Gesprächsrunde mit Musa Sadulajew Tschetschenien

Фото Муссы Садуллаева

- Мирная работа, конечно, находится. Но действительно, основная часть чеченцев просто выживает. Есть работа на стройках, но, по сравнению с тем, что надо – это мизерная часть. Основная часть чеченцев не имеет работы и просто выживает - за счет домашнего хозяйства, за счет огорода или других небольших заработков, которые они находят.

- Вы с сентября прошлого года находитесь в Германии. Сможете ли вы вернуться в Чечню? После выставок, которые здесь были. Ведь Вас очень широко здесь представляли. В Голландии были экспозиции, по всей Германии проходят сейчас выставки. Снимки, действительно, поразительные по выразительности, по силе. Или вам будет трудно вернуться?

- Однозначно, вернуться я смогу. Я надеюсь, что после того как я вернусь, тоже будет все нормально. На плохое надеяться не хочется.

Контекст