1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Музыка с компьютером и без

На фестивале "Клуб трансмедиале" звучит современная музыка, но это вовсе не фестиваль электронной или компьютерной музыки, потому что последняя больше не является новым чудом света.

За спиной выступающих - огромная видеостена

В феврале в Берлине проходят два различных фестиваля под практически одним и тем же названием. ''Трансмедиале" (Transmediale) - это фестиваль современного искусства, а "Клуб трансмедиале" (Club Transmediale, сокращенно CTM) - фестиваль современной музыки.

В дневной программе CTM - доклады, дискуссии и творческие мастерские, вечерняя программа состоит из концертов. Каждый вечер посвящен какой-то одной теме, иногда бывает сложно догадаться, почему те или иные музыканты объединены в рамках одного концерта, но такие концерты оказываются самыми неожиданными и интересными.

Лес рубят...

Один из дней был днем музыки, сделанной на детских компьютерных приставках и электронных игрушках. Это тренд десятилетней давности - использовать для электронной музыки приборы с небольшим количеством звуков и весьма ограниченными возможностями. Больше всего дал жару голландец Вай-джей Тимски (WiiJ Timski), невысокий крепкий малый с бородкой. Вся музыка шла из лэптопа - многослойный гибрид драм-н-бэйсса, хип-хопа и техно-транса. Похоже, что каждый раз друг на друга были наложены несколько разных треков. Музыкант держал в руках два приборчика, соединенных недлинным кабелем. Он размахивал руками - как будто что-то рубил или ломал в воздухе, и музыка реагировала на движения его рук, в треках что-то менялось. Казалось, что лесоруб рубит и ломает музыкальный лес.

Вай-джей спустился со сцены к публике

Вай-джей спустился со сцены к публике

Разгадка в том, что в руках вай-джея - два контроллера, дистанционно управляющих оглушительным музыкальным потоком.

Лирическая поэзия

На другой день концерт был посвящен современной психоделике. Первым выступило трио исландской виолончелистки Хильдур Гузнадоттир, Хильдур сопровождали трубач и саксофонист. Массивная многослойная музыка медленно кружилась на одном месте, иногда вздрагивая, как будто натыкаясь на невидимую стену. В бесконечно петляющих линиях появлялись намеки на мелодии, общий эффект был лиричным и меланхоличным, и саунд казался типичным для исландской музыки.

Загадка, почему три человека могут звучать как большой оркестр, разрешается просто: все участники коллектива используют лэптопы, компьютер запоминает только что сыгранную фразу и воспроизводит ее в бесконечном цикле. Параллельно звучащих, хитро асинхронных фраз становится очень много, возникает стена вибрирующего звука. Стена лирической поэзии?

Театр дыма и баса

Грустить о том, что современные музыканты не мыслят музыки без компьютера, пришлось недолго. Вторым номером программы оказалось французское трио Habsyll. Гитара, бас, барабаны. Никаких компьютеров, зато огромное количество педалей и стена усилителей Маршалл. Сцену освещают лишь недлинные неоновые трубки, прикрепленные к микрофонным стойкам, они ничего не освещают, а только режут глаза публике. На сцене темно. Валят клубы бутафорского дыма, зрелище величественное и театральное.

Habsyll: ничего не видно, зато очень хорошо слышно

Habsyll: ничего не видно, зато очень хорошо слышно

Группа играет образцово-показательный дум-дрон-метал, он же сладж, медленный-премедленный практически инструментальный нойз-рок. Гитара надсадно воет, лишь резкие удары по тарелкам разрывают девятый вал баса. Время от времени волосатые юноши кричат в микрофон высокими голосами. Публики набилось - не продохнешь, барабаны звучали резко и ярко. Электронной музыке, фиксированной на барабанах и тарелках, такая ярость ударов и такой звон и не снились.

Барабанщик вне конкуренции

Последний номер программы - американское трио OM. Это дуэт басиста и барабанщика, которых сопровождает парень, стучащий в бубны. Никакого дыма, никакого театра, никаких гитарных эффектов, никаких компьютеров, - только бас-гитара, вокал, барабаны, бубен. С первым ударом барабанщика публика, что называется, встала на уши и рванулась к сцене. Барабанщик колотил очень резко и сильно. Постоянно возвращались одни и те же ритмические загогулины. Барабанщик, одетый в простую белую футболку, выглядел рабочим на стройке, но было ясно: он - железный человек, он - колдун.

Барабанщик группы OM

Барабанщик группы OM

После каждой - очень длинной - песни барабанщик вскакивал и, вытираясь платком, пошатываясь, ковылял за кулисы. Через некоторое время он возвращался с бокалом красного вина. Было видно, что его музыка - это тяжелый физический труд.

Басист монотонно пел, английский язык не очень опознавался. С ума сводил парень, стучавший в бубен. Он был высоким, худым, темнокожим, курчавая борода и шевелюра дополняли его ретро-фанк-образ. Он буквально корчился, как будто его било током. Первые две песни можно было бы условно назвать быстрым металлорегги, потом регги-бит исчез, а мантра-эффект остался. Психоделический рок обычно ассоциируется с мыльными разводами, с нечеткими, смазанными формами, трио OM играло, наоборот, очень жесткие и агрессивные разводы. Эффект был ошеломляющим. Будущее за компьютерной музыкой? В ситуации живого концерта компьютерная музыка не в состоянии конкурировать с хорошим барабанщиком.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Ефим Шуман

Контекст