1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Классика

Музыка и Астрология

15.04.2002

Что объединяет Иоганна Себастьяна Баха, Сергея Рахманинов и Белу Бартока Уверена, что даже знатоки не сразу найдутся с ответом. А он, тем не менее, прост: все эти композиторы по гороскопу были овнами. Кстати, овнами были и Йозеф Гайдн, Ферручио Бузони, Модест Петрович Мусоргский, Николай Мясковский, Эдисон Денисов и Эндрю Ллоид Уэббер. Сказывается ли это «звездное» родство в музыке? По крайней мере попытаться ответить на этот вопрос можно, посетив один их концертов цикла «Музыка и Астрология».

В течение года он пройдет в 29 городах земли Северный Рейн-Вестфалия. 12 программ камерной музыки состоят соответственно из произведений композиторов, рожденных под одним знаком зодиака.

Идея 12-ти «звездных» программ принадлежит немецкому пианисту Райнеру Класу. Он автор многих публикаций на тему фортепианной педагогики и фортепианной техники и доцент Высшей музыкальной школы в Дортмунде.

Особое место в своём проекте Райнер Клас отвел музыке Чайковского и Штокхаузена. Не смотря на то, что Чаковский по знаку зодиака телец, а Штокхаузен – лев, их произведения звучали на каждом концерте. Дело в том, что эти два композитора написали в свое время циклы, соотносящиеся, по мнению Райнера Класа, с идеей его «звёздного» проекта: в случае «Времён года» эта связь не столь очевидна – Чайковский ориентировался не на знаки зодиака, а на месяцы, а вот Карлхайнца Штокхаузен и впрямь в своём цикле «Круг животных» рисует музыкальные портреты каждого из зодиакальных персонажей.

Так что, дорогие друзья, если вы надеетесь на особое расположение к вам звезд, то до 20 апреля слушайте музыку композиторов, родившихся под знаком овна. А дабы усилить благоприятное воздействие светил, предлагаю вашему вниманию фрагмент сонаты Йозефа Гайдна – овна, родившегося 31 марта 1732 года, в исполнении другого овна - Мстислава Ростраповича, которому 27 марта исполнилось 75.

Роман Кофман и Алексей Любимов выступили с боннским оркестром «Beethovenhalle»

В конце марта музыкальный мир отмечал еще одну круглую дату, а именно - 175 лет со дня смерти Людвига ван Бетховена. В его родном городе – Бонне – прошел концерт, в котором приняли участие украинский дирижер Роман Кофман (в последнее время – весьма частый гость на берегах Рейна) и российский пианист Алексей Любимов.

В программе были Симфония № 6 («Пасторальная»), 3-й фортепианный концерт и Увертюра к опере «Фиделио»:

Дирижер Роман Кофман - заслуженный деятель искусств Украины, профессор Киевской консерватории, и во всех отношениях универсальный талант: кроме музыки, в том числе и театральной, он пишет стихи и прозу. Будучи главным дирижером Киевского камерного оркестра, большую часть времени он проводит на гастролях. В качестве приглашенного дирижера он работал с десятками лучших оркестров Европы. С 2000 г. он является постоянным приглашенным дирижером оркестра Мюнхенского радио.

В Бонне, месте проведения ежегодного фестиваля музыки Бетховена, всегда с особенным вниманием и чуткостью относились к «иным» интерпретациям, иным взглядам на музыку величайшего из сыновей города, чем те, что считаются «стандартными» в Западной Европе. Именно с этим связанны и регулярные приглашения музыкантов из Восточной Европы, Азии, Латинской Америки. Каким слышат Бетховена жители иных стран, музыканты, воспитанные в иных культурах? На эти вопросы приглашённым приходится отвечать и в интервью, и, конечно, в концертах.

Перед концертом Роман Кофман признался, что у него особое отношение именно к Шестой симфонии. «Идея этой симфонии для меня предельно ясна, - сказал украинский дирижёр. - Человек должен слиться с природой, ведь всё хорошее, что есть в нас, заложено природой».

В завершении концерта, прошедшего в Бонне и посвященного 175-летию со дня смерти Бетховена, прозвучал 3 фортепианный концерт. Сольную партию исполнил Алексей Любимов - профессор Московской консерватории, пианист с мировым именем. Любимов - признанный музыкант-универсал. Он может выступать как клавесинист и органист, блестяще исполнять барокко и музыку романтиков. На этот раз он показал свое мастерство, виртуозно исполнив концерт для фортепиано с оркестром «венского классика».

«Немецкие газеты о российских музыкантах»

«Зюддойче Цайтунг» о выступлении дуэта российской скрипачки Виктории Мулловой и французской пианистки Кати Лабек

Высокая, чтобы не сказать долговязая скрипачка в зеленых брюках ... Виктория Муллова поражает смесью внешней холодности и неожиданно прорывающейся дикости, не боящейся пронизывающе быстрых пассажей, обрывков пиццикато и яростного темпа. Сюита Пульчинелла, написанная Стравинским на тему произведения Перголези и переработанная самим композитором для скрипки и фортепьяно, искрилась юмором. Каждая нота этой холодно-иронической, чрезвычайно ритмичной пародии на барочную музыку прозвучала в исполнении дуэта скрипачки и пианистки так живо, как будто она была написана только вчера.

Холодный огнь игры Виктории Мулловой и горячая взволнованность Кати Лабек придали современное звучание и трудноисполнимой шубертовской фантазии C-Dur. Им удалось избежать романтической тоски и туманной отстранённости. Некоторые тремоло и пассажи прозвучали неожиданно по-равелевски импрессионистично. Аккомпанирующие фигуры скрипки гибко вплетались в вариации фортепиано на тему песни Шуберта (на слова Рюкерта) «Sei mir gegrüßt» исполненные Катей Лабек с большой выразительностью.

А Allegro vivace вылилось в светлый триумфальный марш. В сонате Равеля раскрылся буквально взрывной ритмический и динамический талант обеих исполнительниц: блюз, восхождение к экстазу, вечное движение, увлекательная демонстрация умения структурно подчеркивать, артикулировать главное в самых быстрых темпах.

Воодушевляя друг друга, Муллова и Лабек преподнесли публике два биса, Бартока и Кролла, как утонченное волшебство.

В другом номере «Зюддойче цайтунг» рецензирует выступление пианиста Аркадия Володоса в Мюнхенской филармонии

Листовские транскрипции песен Шуберта Володос исполнил очень сдержанно, подчеркивая сложный романтический характер обработок, в которых Лист одновременно цитирует шубертовский оригинал и дает к нему свои личные комментарии. И у исполнителя здесь появляется возможность привнести собственное отношение к этой парафразе, что, однако, требует большой осторожности. Но Володос справился с этой музыкальной задачей блестяще. Уже в самом начале концерта проявилось то решающее качество, которое отличает пустого виртуоза от глубоко понимающего музыканта: Володос исполнил скрябиновские произведения «Enigme»(Тайна) и «Flammes Sombre» («Темное пламя»), интерпретировав их как печальный разрыв с классической гармонией, а затем превратил седьмую фортепьянную сонату, так называемую «Белую мессу», в триумфальный прорыв в современность, к радостным перспективам нового, неизведанного мира. Перед нами предстал новый Володос, переступивший чисто пианистические границы, и непосредственно воплощающий музыкальные идеи. Свое техническое совершенство Володос продемонстрировал, исполнив транскрипции «Итальянской польки» Рахманинова и «Турецкого марша» Моцарта. Казалось, он опять хочет побить все темповые рекорды. Но даже когда руки буквально летали над клавиатурой, Володос умело выделял из пены звуков мелодический остов произведения, проводил темы в фугато и вычленял ритмические структуры. В такие моменты музыка затягивает и кружит, действительно превращаясь в волшебство.