1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Московский фестиваль немецкого кино стал событием года

Российские зрители открывают для себя немецкий кинематограф. Залы переполнены. В прокат идут лучшие картины из Германии. Заметки российского кинокритика.

default

Детлев Бук, актриса Дженни Элверс и продюсер фильма "Knallhart" Клаус Бойе на открытии фестиваля немецкого кино в Москве

В Москве такое бывает нечасто. По крайней мере, если кинозал переполнен молодыми людьми от 18 до 30 - жадными до впечатлений, но не склонными к сантиментам. А здесь – было. Десятиминутная овация только что закончившемуся фильму. Когда на финальных титрах на сцену вышла Мартина Гедек, исполнительница главной роли в картине "Жизнь других" (Das Leben der Anderen), в российском прокате она будет, на мой взгляд, не очень удачно называться "XX/7 Агент", зал встал.

Das Leben der Anderen Ulrich Mühe Filmszene

Сцена из фильма "Das Leben der Anderen"

С неизменными аншлагами

Пятый фестиваль немецкого кино проходит в Центральном Доме Предпринимателя в центре Москвы с почти неизменными аншлагами. В прошлом году фестиваль посетили около 4 тысяч зрителей – сейчас этот рекорд явно будет побит. В зале почти поголовно молодежь. После каждого сеанса, даже если кино заканчивается ближе к полуночи, все остаются на своих местах. На сцену выходят немецкие актеры, режиссеры вместе с организатором и составителем фестивальной программы Симоной Бауман (Simone Baumann). И начинается не менее интересное, чем фильм – вопросы и ответы. И становится понятно, как глубоко эти молодые люди понимают современное кино. Не облегченное, не коммерчески-залихватское. Серьезное европейское кино, заставляющее думать.

История отношений

Daniel Brühl in dem Kinofilm Goodbye Lenin

Даниэль Брюль в фильме "Гуд бай, Ленин!"

История взаимоотношений немецкого кинематографа и российского зрителя непроста. В ней есть место трогательным ностальгическим воспоминаниям, но случались и периоды почти полного равнодушия или презрительного непонимания. Зрители со стажем вспомнят многие годы не сходившую с советских экранов "индейскую" продукцию студии ДЕФА. Почему-то считалось, что восточногерманские коллеги более всего преуспели именно в жанре индейского вестерна с неизменным югославом Гойко Митичем в главной роли. Изредка в советский прокат выходили картины, снятые совместно СССР и ГДР. Чаще всего это были фильмы о войне, где немцы играли немцев, а главным аттракционом становилось появление загримированного под Гитлера актера Фрица Дица. Однако большим успехом гэдэровское кино в советской стране не пользовалось.

Редкие премьеры западногерманских картин полного представления о кинематографе ФРГ не давали, но какие-нибудь забавные "Привидения в замке Шпессарт" могли вдруг на несколько сезонов стать модным зрелищем. На закрытых просмотрах творческая интеллигенция смотрела фильмы Фасбиндера и понимала, что немецкое кино глубже и тоньше традиционных представлений о нем советского зрителя.

Kinostarts - Knallhart

Кадр из фильма "Knallhart"

Затем случилась перестройка, и в СССР пришли фильмы Вендерса, Херцога, Шлёндорфа, фон Тротты. Михаил Горбачев снялся у Вима Вендерса во второй части "Неба над Берлином". Берлинская стена пала, и одновременно продвинутый – теперь уже российский зритель – полюбил бесконечное и тревожное берлинское небо, по которому летали грустные ангелы.

А потом наступила долгая тишина. Россиянам было не до кино – в течение почти 15 лет разваливался, а потом заново создавался кинопрокат. Да и немецкое кино долго и мучительно искало себя в новой реальности.

Первыми ласточками возобновления взаимного интереса стали "Беги, Лола, беги" Тома Тыквера и "Гуд бай, Ленин!" Вольфганга Беккера. Первая картина показала, какими интересными путями идет молодое кино Германии и насколько эти пути, эти темы, эти характеры интересны сверстникам режиссера-дебютанта в России. Второе – ставшее в России очень популярным (и не только потому, что в одной из ролей снялась российская кинозвезда Чулпан Хаматова) – привлекало иронией, пониманием необратимости перемен, но и неизбежности ностальгии всякого нормального человека по собственному прошлому, даже если это прошлое было переполнено тоталитарными страстями и коммунистическим враньем.

В изменившихся обстоятельствах

И вот – сегодняшний день. Кинематографический ренессанс посетил как Россию, так и Германию. В обеих странах снимается значительно больше картин, чем прежде. Кинематографисты учатся говорить о проблемах сегодняшнего дня, причем делать это без пафоса и занудства. Зрители привыкают к тому, что "свое" кино интереснее и важнее бесконечного голливудского кинопотока.

В этих изменившихся обстоятельствах масштабный фестиваль немецкого кино, организованный German films, - больше чем просто дежурное протокольное мероприятие. В него вошли 9 художественных фильмов, 2 полнометражных документальных фильма, 1 комедия для семейного просмотра, 1 телевизионный фильм, 3 короткометражных фильма, а также сборник короткометражных работ начинающих немецких режиссеров.

Хотя и официальная его часть представляется важной: впервые за много лет руководители киноотраслей России и Германии подписали протокол о намерениях. Будущее сотрудничество может касаться копродукции, помощи стран друг другу в создании важных, знаковых кинопроектов, обучение молодежи и даже участие юных российских кинематографистов в "кампусе талантов" Берлинского кинофестиваля. Но еще более важным кажется зрительский потенциал российско-германского киносотрудничества.

Зрительный зал в Москве с пониманием и сочувствием следит за драматическими перипетиями судьбы пятнадцатилетнего героя фильма "Knallhart" (14 декабря этот фильм выходит в российский прокат под названием "Круче не бывает"). Молодые зрители переполняют зал на программе немецких короткометражек "Next generation". О реакции зала на лучший европейский фильм этого года "Жизнь других" уже упоминалось в начале статьи. И эта реакция, это понимание молодыми людьми, не жившими при социализме, но точно и мудро оценившими этот простой по форме и невероятно мощный фильм о нашем общем прошлом – едва ли не самое сильное впечатление заканчивающегося московского кинематографического года.

Александр Колбовский, кинокритик

Контекст