1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Московские процессы": общество в состоянии экстрима

Фильм выходит в кинопрокат Германии в тот момент, когда конфронтация между церковью и искусством уже кажется детской шалостью из далекого прошлого.

Приговор, вынесенный участницам группы Pussy Riot, заставил западных европейцев пристальнее взглянуть в сторону современной России и задаться вопросом: а что же там, собственно, происходит? Именно с целью показать палитру мировоззрений в российском обществе и был осуществлен необычный художественный проект под названием "Московские процессы", сводным обобщением которого стал одноименный документальный фильм.

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Фильм выходит в кинопрокат Германии в тот момент, когда конфронтация между церковью и искусством уже кажется детской шалостью из далекого прошлого. Ситуация вокруг Крыма явственно продемонстрировала миру позицию большей части российского общества. Но фильм, документирующий попытку организовать диалог в раздробленном социуме, не утратил своей актуальности.

Политический театр

Живущий в Германии швейцарец Мило Рау (Milo Rau), автор этого проекта, позиционирует себя как театральный режиссер, специализирующийся на проблемах современной политики. Свержение Чаушеску, суд над Брейвиком, геноцид в Руанде, - Мило Рау использует метод исторической реконструкции, инсценируя реальные события на сцене театра, причем без морализаторства, а позволяя зрителю самому делать выводы.

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Так, в спектакле о геноциде в Руанде он поставил на сцене будку, изображающую эфирную студию радиостанции, поместил туда актеров, которые были отобраны так, что их личные биографии перекликались с темой спектакля, и снабдил их выборкой из зловещих текстов, которые в реальной жизни транслировались по радио в Руанде.

"Как вода постепенно охлаждается до минусовой температуры, становясь льдом, так и общество постепенно подводится к черте, за которой начинаются необратимые процессы", – такой режиссер-постановщик спектакля "Радио ненависти" видит дорогу, ведущую в геноцид. И это емкое и образное описание процесса, который завершается массовыми расправами по расовому, национальному и какому-либо еще признаку, навсегда застревает в сознании. Если до начала спектакля "Радио ненависти" у зрителя было смутное представление о том, что произошло в Руанде 20 лет назад, то после него картина становится до ужаса полной и ясной.

Ревизия реальности с помощью искусства

К методу исторической реконструкции Мило Рау, работающий под эгидой созданного им Международного института политического убийства (International Institute of Political Murder), прибегнул и в своем проекте: "Московские процессы". В марте 2013 года в московском Сахаровском центре в течение трех дней им были реконструированы судебные процессы по делу выставок "Осторожно, религия!" и "Запретное искусство", а также по делу Pussy Riot.

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Кадр из фильма ''Московские процессы''

Собственно говоря, не столько реконструированы, сколько заново разыграны, с открытой концовкой и актерами из реальной жизни: участниками реальных процессов, профессиональными юристами, политиками, журналистами, деятелями культуры, диссидентами и экспертами всех мастей. Саму себя в спектакле сыграла, к примеру, Екатерина Самуцевич из панк-группы Pussy Riot. Философ Михаил Рыклин выступил в роли свидетеля. Искусствовед Екатерина Деготь была главным экспертом защиты, а ведущий Первого канала Максим Шевченко - "рупором" обвинения. Присяжные заседатели из разных социальных слоев, разных возрастов и профессий в своей совокупности были российским обществом в миниатюре.

КОНТЕКСТ

Инсценированные как художественный перформанс судебные процессы в Сахаровском центре шли в течение трех дней. Соблюдены были все формальные правила судопроизводства: от приветствия - до вынесения вердикта. В зале заседаний были представлены аргументы и контраргументы, давались свидетельские показания, озвучивались экспертные оценки.

Фильм "Московские процессы" показывает ключевые моменты трехдневных слушаний с вкраплениями отдельно записанных высказываний их участников. Также вошло в фильм появление в Сахаровском центре сотрудников Федеральной миграционной службы России, которым хотелось остановить ход театрализованной судебной драмы, а также пикеты подтянувшихся к месту действия казаков, заподозривших в происходящем попытку оскорбить их религиозные чувства.

Итак, режиссер из Германии собрал снова всех вместе в зале суда и дал возможность стать участниками диалога. Мнения своего никто не изменил. Но любопытно было наблюдать, как при появлении людей с погонами, попытавшихся насильственным образом положить конец театрализованному действию в Сахаровском центре, непримиримые противники вдруг превратились в союзников: "рупор обвинения", только что проклинавших современное искусство, вдруг заговорил о свободе творчества и праве художника на самореализацию. Труднее всего в этой искусственной ситуации было, вероятно, присяжным заседателям. Ведь им нужно было принимать справедливое и обоснованное решение. Судебное разбирательство завершилось ничьей.

Попытка диалога

Диалог, состоявшийся в рамках художественного проекта "Московские процессы", пусть и не совсем "настоящий", все же показал, в какую сторону следовало бы идти в поисках компромисса и где искать правду, следуя правилам.

Мило Рау показал, что диалог возможен. Было бы желание. Но есть ли оно? Один из участников постановки "Московские процессы" разъяснил: "Россия хорошо приспособлена к экстриму, она движется к экстриму, она не понимает, принципиально не понимает, что такое спокойный диалог, что такое золотая середина".