1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Москва отстаивает не интересы граждан, а честь мундира

По традиции, в проведении "калининградской политики" российские лидеры исходят, прежде всего, не из интересов жителей региона, а из соображений "высокой" государственной политики, крайне неохотно идя на компромиссы.

default

Советизация российской политики?

Когда-то имя всероссийского старосты Михаила Калинина было известно в Советском Союзе каждому. Но слава земная преходяща. Переименованы города и улицы, разбиты памятники и скульптуры. Однако, остался город, названный его именем. Город, ставший яблоком раздора между Россией и ЕС.

Сталин удачно подобрал имя для бывшего Кенигсберга. Из типичного прусского города должен был возникнуть город советский. А имя председателя Верховного Совета СССР Калинина было для миллионов олицетворением Советской власти. И сегодня название города напоминает о наследии эпохи социализма. В отличие от многих российских городов, вернувших себе исторические имена, переименовать Калининград в Кенигсберг невозможно. Это было бы не только неправильно понято, это было бы просто неправильно.

Россия на Западе

Калининград принадлежит России. Но это Россия на Западе, почти в центре Европы, скоро полностью отделенная от основной территории страны. После планируемого вступления в ЕС в 2004 году Польши и Литвы, территория с населением в миллион человек станет островом, окруженном странами Евросоюза. Это, естественно, создает сложные проблемы, как для России, так и для ЕС.

Переговоры о будущем Калининграда идут уже не первый год. Вряд ли кто мог раньше предполагать, что принятие в ЕС новых членов из стран Восточной Европы вызовет более серьезные проблемы, чем расширение НАТО на восток. Однако, это так. Планируемое расширение НАТО не вызывает особого противодействия у нынешнего московского руководства, однако, предлагаемые варианты изоляции части территории страны встречаются в Кремле в штыки. По традиции, в проведении "калининградской политики" российские лидеры исходят, прежде всего, не из интересов жителей региона, а из соображений "высокой" государственной политики, крайне неохотно идя на компромиссы.

Новый раунд переговоров

11 ноября в рамках встречи на высшем уровне в Брюсселе глав государств и правительств – стран – членов ЕС и российского президента Владимира Путина начался очередной раунд переговоров по Калининграду. По мнению экспертов, переговоры помогут преодолеть диаметральное неприятие позиций друг друга по этому вопросу, однако, вряд ли приведут к его практическому решению.

Главный камень преткновения – вопрос о визовом режиме. ЕС настаивает на том, чтобы проезд из Росси в Калининград и обратно был возможен только при наличии транзитной литовской визы. Российская сторона требует свободного сообщения со своим западным форпостом, причем, не из-за возможных сложностей, связанных с получением литовской визы, а кардинально, считая это нарушением своего суверенитета. Весьма проблематично, что свободное передвижение граждан принесет какие-то выгоды им самим. Напротив, более реальна ситуация, когда, вследствие этого, они окажутся в двойной изоляции – и от России, и от ЕС.

Лаборатория или "черная дыра"?

По мнению западных наблюдателей, в случае достижения компромисса в позициях сторон, Калининград может играть ключевую роль в западной политике российского президента, стать лабораторией для экспериментов в области экономики и политики, имеющих целью дальнейшее сближение России и ЕС. Это могло бы автоматически привести к подъему уровня жизни жителей региона, так как для ЕС невыгодно само наличие в центре Европы "черной дыры" бедности и преступности, пусть и принадлежащей другому государству. Однако, лишь летом этого года в Москве был составлен меморандум, содержащий теоретические представления о будущем Калининграда. До практических шагов дело до сегодняшнего дня еще не дошло.

В силу своей исторической судьбы Калининград имеет все шансы стать мостом, связующим две культуры, две цивилизации. Дело за малым. Но когда политики смогут найти решение проблемы, отвечающее не только их интересам, но и надеждам жителей региона? (вш)

НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст