1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Мораль и право

22.03.2008

Некоторые юридические нормы девятнадцатого века сохранились в Германии до сих пор. Это касается, в частности, уголовной ответственности за кровосмешение. Некоторые немецкие юристы, однако, считают эту норму устаревшей.

На днях Конституционный суд ФРГ вынес примечательное решение, которое послужило толчком для довольно бурной общественной дискусси на морально-этические темы. Суд признал соответствующим конституции сто семьдесят третью статью немецкого уголовного кодекса. Эта статья – для тех, кто не знает наизусть уголовное право ФРГ, – предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет за инцест: за половые сношения между родственниками, братом и сестрой. Судьи большинством голосов второй палаты – при одном особом мнении вице-президента суда Винфрида Хассемера – отклонил иск тридцатилетнего Патрика, который был осужден именно по этой статье.

Песню, которую вы сейчас слышите, написала берлинская группа «Ди Эрцте». Речь в ней идет о сексуальных отношениях между братом и сестрой. Двадцать лет назад песня была занесена в черный список – группе запретили её публично исполнять, а компакт-диск с записью – продавать лицам, не достигшим восемнадцати лет. Запрет действует до сих пор. И это весьма показательно для отношения немецкого общественного мнения к инцесту. А предыстория решения Конституционного суда такова.

Патрик родился, что называется, в неблагополучной семье. Родители развелись, а мальчика отдали на воспитание в приемную семью. О том, что у него есть сестра Сюзан на восемь лет моложе, он узнал только в двухтысячном году, когда родная мать умерла. Сюзан – не совсем здорова, у неё нарушенное восприятие действительности и легкая форма умственной отсталости. Патрик переехал к сестре, стал о ней заботиться, взяв на себя роль главы семейства. Ему тогда было двадцать три, Сюзан - шестнадцать:

«Мне приходилось делать всё по хозяйству. Было нелегко. Ну, и из-за смерти матери мы как-то сблизились. Я остался единственным, который еще был у Сюзан. Она за меня по-настоящему держалась.»

В конце концов они стали спать вместе, как муж и жена. Родились четверо детей. Двое – абсолютно нормальные, двое – не совсем полноценные. Когда история получила огласку, Патрика осудили. Почти два года он уже отсидел, адвокаты рассчитывали, что иск в Конституционный суд избавит его от остатка срока. Надежды не оправдались. Адвокат Свен Кууне:

«Решение суда, разумеется, нас разочаровало. Мы придерживаемся другой точки зрения и подкрепили её убедительными, с нашей точки зрения, аргументами.»

Второй адвокат осужденного Эндрик Вильхельм также заявил, что не понимает вынесенного Конституционным судом решения, не понимает, как можно в две тысячи восьмом году сажать в тюрьму любящих друг друга людей, по общему согласию вступающих в сексуальные отношения. Он считает сто семьдесят третью статью угловного кодекса безнадежно устаревшей:

«Рожать детей, например, от брата не запрещено. Уголовно наказуема только сама половая связь, традиционный секс, но не его другие формы в отношениях между братом и сестрой. С нашей точки зрения – это однозначное противоречие в оценке факта инцеста.»

То есть, если бы Патрик и Сюзен занимались любовью не по старинке, а детей рожали, прибегнув к процедуре искусственного оплодотворения, что практикуется в Германии сплошь и рядом, то никакой закон они бы не нарушили. Если государство хочет исключить риск появления неполноценных детей в результате кровосмешения, считает адвокат, то соответствующую статью уголовного кодекса следует как минимум изменить с учетом современных медицинских возможностей. А кроме того, такой риск ведь существует не только вследствие инцеста. Тем не менее никому в Германии не приходит в голову запретить рожать детей женщинам, достигшим критического для этого возраста в сорок лет, людям умственно отсталым, неполноценным, имеющим «плохую» наследственность. И, между прочим, по оценкам экспертов, угроза появления на свет неполноценного потомства у брата с сестрой даже ниже, чем в некоторых других группах риска.

Психиатр из университетской клиники в Гёттингене Петер Фалькай напоминает, что инцест существует испокон веков – по необходимости ли в изолированных группах населения, или в аристократических кругах – например, в династиях Габсбургов или Романовых. В этих семьях были неполноценные дети, но и много вполне нормальных, даже гениальных. На такое противоречие в законе обратил внимание и вице-президент Конституционного суда Винфрид Хассемер, не поддержавший точку зрения своих коллег и выступивший с особым мнением. Он считает уголовную сто семьдесят третью статью «несоразмерной» и резко критикует своих коллег за аргументацию с точки зрения евгеники – небесспорной теории о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Винфрид Хассемер не считает убедительными и аргументацию суда в плане заботы о социальном и семейном благополучии ребенка, у которого отец и мать – брат и сестра. В самом деле, теперь в Германии даже однополые гомосексуальные браки допускаются, и дети, бывает, растут в семьях, где есть только два папы или две мамы. Вот точка зрения еще одного юриста. Профессор уголовного права из Дрездена Кнут Амелунг:

«и большинство судей заявили, что наказанию следует подвергать только социально вредные действия. Но о том, какой социальный вред наносит инцест – об этом ведутся споры, и в этом отношении решение суда мне представляется неубедительным.»

Что же касается заботы суда о здоровье немецкой нации, то

«тогда и неполноценным людям следует запретить половые сношения.»

Кнут Амелунг так объясняет по-прежнему существующее в Германии уголовное наказание за кровосмешение:

«Французы отменили наказание за инцест еще в тысяча восемьсот десятом году, а в Германии оно применяется до сих пор. Причину следует искать в глобальном историческом контексте, в том обстоятельстве, что во Франции благодаря Наполеону идеи просвещения были воплощены в уголовном праве, а в Германии этого не произошло.»

Давно не судят за инцест не только во Франции, но и в Бельгии, Голландии, Испании, некоторых других европейских странах. Есть сторонники отмены этой статьи уголовного кодекса и в политических кругах Германии. Так, правовой эксперт партии «зеленых» Ержи Монтаг считает её «реликтом прошлого века». Это не значит, добавил он, что положительно относится к кровосмешению и хотел бы его поощрять. Просто, есть вещи, которые государство не должно ставить под запрет, тем более, что зачастую такой запрет просто неосуществим. А если и применяется на практике, как в этом конкретном случае, то наносит больше вреда чем пользы. Монтаг назвал «абсурдом» сохранение в двадцать первом веке запрета из века девятнадцатого и совершенно не понимает, почему два взрослых человека не должны иметь права вступать в сексуальные отношения. Уголовный кодекс не может служить защитой морально-этических представлений. Излишей эту уголовную статью считает правовой эксперт посткоммунистической Левой партии Вольфганг Нескович. Убедительными назвала аргументы вице-президента суда бывшая министр юстиции ФРГ, представитель либеральной СвДП Сабине Лойтхойссер-Шнарренбергер. Фракции этих трех представленных в бундестаге партий требуют провести политические дебаты о том, насколько отвечают времени те или иные статьи уголовного кодекса ФРГ. Консерваторы, как и следовало ожидать, против. Юрген Гееб из фракции ХДС/ХСС однозначно поддержал решение Конституционного суда и не видит необходимости вносить изменения в уголовную ответственность за инцест.

Эх, прокачу!

Два брата учат под Берлином водить советские танки.

В небольшом поселке Беерфельде неподалеку Берлина всего за полчаса можно стать настоящим танкистом. Любой желающий может пройти курс обучения в специальной школе. Ездить учат на старых советских танках. Особые таланты не нужны, главное – сила. На тяжелой бронетехнике прокатилась Наталья Фибриг.

В кабине танка темно, тесно и постоянно подбрасывает на ухабах, только держись. Дорогу еле различаешь через две узкие щели. Чтобы сдвинуть танк с места – много умений не надо. Выжимаешь педаль сцепления, даешь газ, переключаешь передачу – и вперед! Руля нет, поворачивают скрипущими тугими рычагами. Проделав эту казалось бы нехитрую операцию, ученики школы вождения танков ощущают себя настоящими героями. Как, например, берлинец Свен. Инструктор хвалит ученика – ничего, что танкист начинающий, ездил хорошо. За это получил удостоверение водителя танка. Хорошему автомобилисту и бронетехника по плечу, говорит Свен:

«Это как в машине. Ну разве что трясет намного больше. И скорость не та.»

А вот другому новичку, Мартину, всё не так. И кабина ему узковата, и рычаги слишком тугие. растерялся на полигоне – таких в разведку не берут. Он и сам признает свои ошибки:

«Я перепутал правый рычаг с левым, не туда потянул.»

Генрих Бернштайн, инструктор:

«Наши штрафы спортивные. Либо приседания, либо отжимания. Но как минимум 10 раз. (считает) Раз, два, три, три с половиной, три с четвертью.»

Несмотря на суровую дисциплину ученики в школу вождения танков съезжаются со всей Германии. При теплой погоде едут семьями – пока папа гоняет на танке, жена с детьми устраивает на траве пикник. Или тоже лезут на танк – на машину разрешают вскарабкаться до 8 зевакам. Цены сравнительно демократичные – за полчаса езды просят 130 евро, за каждого пассажира – ещё по десятке.

Основали диковинную школу в Бранденбуре братья Алекс и Юрг Аксели. Оба отслужили в ГДР танкистами и знают в совесткой бронетехнике каждый винтик. После падения стены они начали работать в полиции, но тоска по броне не давала им покоя. Несколько лет назад не выдержали и приобрели старую, оставшуюся от прежних времен развалюху в Словакии. С горем пополам перевезли в Германию, починили. Броню, правда, пришлос снять и заменить жесть. Ведь по немецким законам владение военной техникой запрещено. Катались, сколько душа пожелает. Пока соседи не попросили прокатить, потом – соседи соседей, и так – словно снежный ком. Аксель Гайзе, совладелец школ вождения танков:

«Мы уважаем настоящую советскую технику. Она простая, функциональная и крепкая. Это старая хорошая езда, когда водитель – хозяин положения и самостоятельно определяет направление. Конечно ему нужно применять силу и умение. Добавьте к этому мощность танка, и такая конструкция не ведает преград. Вы знаете, я ездил на танках нового типа, это совсем другие ощущения. Там управляешь джойстиком, или же за тебя это делает компьютер, электроника. Это уже не так здорово.»

Теперь во дворе у Гайзе 13 единиц бронетехники. Все танки из класса легких и малых. Такие и женщинам под стать, ведь слабый пол не отстает. Начинающие танкистки заткнут за пояс любого мнимого героя – уверена хрупкая учительница по вождению Дана Гайхрих. Девушка выросла в семье, где Национальная народная армия была в почете. В детстве её любимым занятим было играть в войну. Теперь она несколько раз в неделю приходит сюда. Клиентов-женщин Дана берет под свою опеку:

«Женщины более внимательны к указаниям. Они концентрируются и поэтому ездят лучше. Мужчины – иначе, они хотят что-то доказать самим себе. Мол, ха, вот какой я, умею танк водить!»

Если есть желание – за дополнительную плату ученикам позволят подмять под гусеницу старый автомобиль. Единственное, чего здесь нет – это стрельбы. Вселяющия страх машины, которые разгоняли восстания по одну сторону железного занавеса, в Бранденбурге превратились в безобидные и веселые аттракционы.