1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Монте-Кристо – парк развлечений?

07.08.2002

«Монте-Кристо – гранитный островок в Средиземном море, к югу от острова Эльба, не населен», - читаем в энциклопедии. Но, судя по всему, данные составителей энциклопедии не совсем верны. Сегодня мы познакомим вас с новейшей историей этого прославленного Александром Дюма острова. Позвольте представить: Альберто и Фредерика Капеллини, нынешние обитатели острова Монте-Кристо.

День, когда Альберто Капеллини впервые увидел Монте-Кристо, изменил всю его жизнь. Он был словно зачарован. Ему захотелось прочь из Флоренции, подальше от людей и поближе к нему – таинственному острову. На счастье, администрация Национального парка, которому принадлежит Монте-Кристо, в то время проводила конкурс на место смотрителя острова. Альберто и Фредерика подали заявку и выиграли: из 80 пар-претендентов выбрали именно их.

Одного взгляда на огромную скалу, напоминающую поднявшегося из моря злого великана, достаточно для того, чтобы окрылить человеческую фантазию. Рыбаки рассказывают о криках детей, доносящихся с прибрежных скал. Старые хронисты сообщают о драконе, живущем в глубине острова. Но самой большой тайной окутана история сокровищ, якобы спрятанных в недрах Монте-Кристо.

В 7 веке, после того как братству монастыря на острове был присвоен статус ордена, Монте-Кристо стало одним из процветающих аббатств Северной Италии.

В 12 веке, когда взошла звезда аббатства Монте Кассино, аббатство Монте-Кристо утратило свое влияние. Никто не знает, что тогда произошло, - но обитатели острова покинули его. Не раз Альберто вместе с учеными обследовал руины аббатства, пытаясь найти объяснение этому факту. Известно лишь то, что богатства монастыря привлекали пиратов-мусульман. И, как гласит легенда, в 13 веке, опасаясь набегов сарацин, монахи, якобы, зарыли в землю монастырские сокровища.

После того, как монахи покинули остров, на нем некоторое время никто не жил. Но, начиная с 15 столетия, дважды предпринимались попытки заселить остров, и всякий раз дело заканчивалось трагедией – проливалась человеческая кровь. В первый раз, когда остров заселили бывшими преступниками, неудачу объяснили склонностью поселенцев к насилию. Но после того, как ситуация повторилась с добровольцами из Тосканы, решили больше не рисковать.

В 19 веке остров стал излюбленным местом отдыха итальянской и английской знати. Вокруг Villa Reale - дачи итальянского короля Виктора Эммануэля - был создан настоящий рай: развели кабанов, фазанов и зайцев, на которых устраивали охоту, и разбили ботанический сад с растениями, собранными со всего света.

Сегодня сады «Виллы Реале» выглядят уже не так, как в былые времена. Фазаны, кабаны и зайцы давно померли с голоду, деревья и кусты разрослись, да и дикий кустарник потеснил искусственные насаждения.

Благодаря своему природному расположению остров Монте-Кристо представляет собой изолированную экологическую систему. Во время научных исследований на острове были открыты три свойственных только этой местности вида пауков, один вид ящерицы и уникальный вид коз. Для того, чтобы эта тысячелетняя изоляция сохранялась, необходимо избегать внешних влияний. Любой посетитель невольно представляет собой потенциальную опасность для этой экосистемы, он может принести с собой семена растений, споры грибов и т.д.

Когда Альберто Капеллини в 1998 году поселился на острове, научная станция и маленький музей были уже заброшены, исследования не проводились. У Национального парка на них не было денег. Постепенно все пришло в упадок.

Альберто считает, что не в последнюю очередь в этом виноват Берлускони:

«Возможно, скоро Национальный парк вообще перестанет существовать. С тех пор, как в правительстве произошел правый поворот, в администрации парка резко изменилось настроение. Они сознают свое бессилие: для Берлускони важны только экономические интересы, а не охрана окружающей среды», - говорит нынешний смотритель острова Монте-Кристо.

«Каждому, кто хочет слышать мое мнение, я рассказываю, что здесь опасно. И даже тому, кто не хочет слышать, я тоже рассказываю. Может быть теперь сюда будет приезжать меньше народа».

А людей, приезжающих на таинственный остров, становится все больше и больше. Согласно правилам, в год остров может посетить лишь одна тысяча туристов. Но правила постоянно нарушаются. Альберто злится всякий раз, когда вспоминает об «особых» разрешениях. Кто их выдает? Когда Альберто выходит на причал, чтобы вежливо поприветствовать туристов, он шлет яростные взоры в сторону континента, а его щеки трясутся от негодования:

«Уже к началу мая здесь побывало народу больше, чем положено за весь год. На всех островах Тосканы сегодня предлагают однодневные экскурсии на Монте-Кристо. Подходят огромные пассажирские суда с тремя сотнями человек на борту, как минимум. Кто-то делает на этом кучу денег», - негодует Альберто Капеллини. На вопрос, кто же это мог быть, он отвечает лишь многозначительным взглядом, который в Италии встречаешь, когда речь идет о больших людях и больших деньгах. Единственное о чем он говорит открыто, так это о беспомощности его работодателей из Национального парка.

«У меня такое ощущение, что у «Корпо Форестале» – «Полиции по охране окружающей среды» – нет денег и влияния в Риме для того, чтобы настоять на соблюдении установленных законом ограничений по посещению острова. А может быть, она уже и не хочет этого делать».

Руководящие посты в администрации Национального парка в последнее время заняли сговорчивые сторонники Берлускони, а считающийся независимым президент парка, Джузеппе Танелли должен осенью оставить должность.

Так что не удивительно, что на Монте-Кристо в помещениях королевской виллы уже оборудовали отель на 20 комнат, якобы для ученых - но пока что ночевали здесь только состоятельные люди и политики. В газете Альберто читал о том, что остров должны продать и что министерства сельского хозяйства и финансов якобы уже пришли к единому мнению по этому вопросу. Оценочная стоимость острова составляет сумму намного превышающую миллиард евро. Весь туристический бизнес и пара «кукловодов», стоящих за всеми этими событиями, с нетерпением ожидают решения. Монте-Кристо должен стать «Островом сокровищ», на котором спрячут золото и жемчуга, а туристы будут их искать, а найденное смогут оставить себе. Заповедник превратят в очередной Диснейленд. Многие защитники окружающей среды все еще надеются на компромисс, хотя знают, что даже «мягкий» туризм разрушит уникальную природу острова.

Шотландская игра в «отрубленную голову»

А сейчас мы перенесемся на Оркнейские острова: они расположены у северной оконечности Шотландии. Всего насчитывается 77 больших и маленьких островов, которые входят в составе графства Оркни и принадлежат Великобритании. Населены они очень незначительно: в общей сложности на них проживает 20 тысяч человек, из них в столице графства – Керкуолл – 7 тысяч. Графство Оркни знаменито так называемыми «Стоячими камнями». Но если эти загадочные глыбы огромных размеров можно встретить и где-нибудь в Шотландии, то игру, в которую играют жители столицы – вы не увидите нигде более. По одной из версий, Ба-гейм имеет те же корни, что футбол и регби. Хоть на первый взгляд этого не скажешь. Словом, мы переходим к нашей постоянной рубрике «Игры народов мира».

- Меня зовут Дэви Флэт, мне 34 года, я делаю виски. Я – аппи.

- Меня зовут Энди Кант, мне 42, я ветеринар, я дуни.

- Меня зовут Били Джолли, я торгую рыбой. Я с давних времен играю на стороне дунис, по-другому и быть не может.

- Меня называют Гэри Гибсон, но мое настоящее имя – Эдгар. Я художник и педагог, сейчас на пенсии. Рядом со мной – два моих сына. Они играют в той же команде, что и я. А я играю в той же команде, в которой когда-то играл мой отец. Все мы – аппиc.

«Аппис» (Uppies) и «дунис» (Doonies) – то есть «верхние» и «нижние» - на эти два лагеря делится город Керкуолл дважды в год – на Рождество (25 декабря) и в Новый год (1 января). Аппис стараются забить мяч в свои ворота, расположенные в верхней части города, а дунис – в свои, для них ими служит местный порт. Таким образом, игровым полем является практически весь город, а расстояние от одних ворот до других – несколько километров. Неограниченно также количество игроков – обычно в Ба-гейм принимают участие до 300 мужчин.

Деление на аппис и дунис существовало со средних веков. Епископ и граф провели условную черту в центре города, поделив его на «up-the-gates», то есть выше ворот, и «doon-the gates», то есть ниже ворот. С аппис собирал налоги епископ, а с дунис - граф. Вплоть до начала 20 века только самые отчаянные осмеливались зайти на чужую территорию.

Сегодня в Керкуолл не осталось следов той вражды. Разве что, как поется в этой песне, «когда начинается игра, эти 300 мужчин - больше не друзья».

Игра начинается у Кафедрального собора на центральной площади ровно в 13.00 с выброса мяча.

Дальнейший ход игры предсказать невозможно. Дело в том, что правил практически не существует. Игра может длиться часы, а может минуты.

А выглядит это так: толпа игроков то медленно двигается по улицам Керкуолла, то застревает в каком-то переулке на часок другой, то резко распадается и все куда-то бегут, то образуется вторая, «отвлекающая» толпа, чтобы сбить противников с толку, то обе толпы вновь сходятся вместе. Игра считается оконченной, если одной из команд удается принести мяч в собственные ворота. Как правило, происходит это уже ближе к ночи. Зрители, наблюдающие за ходом игры передвигаясь за толпой игроков, видят мяч лишь два раза: в начале игры и в конце, когда одной из команд удается забросить мяч в свои ворота. Все остальное время он сжат в толпе игроков.

В таком виде Ба-гейм сформировался около 150 лет назад.

Правда, в 1850 году в Ба-гейм можно было играть ногами. Изменения в игре произошли потому, что значительно увеличилось количество игроков, а также зрителей и играть ногами было уже невозможно из-за недостатка места. Именно по этой причине сегодня в Ба-гейм играют специальным кожаным мячом, набитым пробкой. Раньше это был обычный надувной мяч. А еще раньше ...

Существует множество легенд о происхождении Ба-гейм. Но всех их объединяет одно: все они начинались с отрубленной головы... Одно из сказаний повествует о злом тиране по имени Tusker (Таскер), прозванном так из-за его огромных клыков. Долгое время он терроризировал местное население. Наконец, в Керкуолле нашёлся юноша, который добрался до его владений и победил злодея. Отрубив ему голову, он привязал ее к седлу и отправился в обратный путь. Однако в дороге один из клыков Таскера пропорол ему ногу и в рану попала инфекция. Из последних сил юноша все-таки добрался родного города. Он бросил голову Таскера в собравшуюся у собора толпу, и жители Керкуолла в гневе стали пинать её ногами.

Но кому же пришла в голову идея – именно в Рождество и в первый день Нового года устраивать этот организованный хаос, спросите вы? По другой кельтской легенде, «игра в отрубленную голову» - «Beheading game» (позже сокращенно Ba’game) - неразрывно связана с традицией проводов Старого и встречей Нового года: сэр Гевейн отрубает голову «Зеленому рыцарю», который символизирует уходящий год. И затем публика пинает голову ногами. Но самая популярная легенда, которая объясняет происхождение этой игры - это история неудачливого торговца Ерамиа Туллоха, жившего примерно пять столетий назад. Он попытался уладить ссору между вечно враждующими аппис и дунис, и при этом, к несчастью, лишился головы. А так как обеим сторонам не хотелось признать свою вину в смерти Туллоха, то каждая из них старалась перенести его голову на чужую территорию.

Сегодня Ба-гейм - это то, что объединяет Оркни, говорят местные жители. Куда бы их ни забросила судьба, будь то работа или учеба, к Рождеству все возвращаются в Оркни, чтобы принять участие в Ба-гейм. Именно благодаря этой игре ее участники никогда не теряют контактов со своими старыми друзьями. Во время подготовки к игре они каждый день встречаются в местных пабах, разумеется, каждая команда – в своем. Здесь обсуждаются стратегия и тактика предстоящей игры, распределяются роли игроков. Кроме того, пабы – это единственная возможность познакомится со всей командой: ведь какой-то специальной одежды, отличительных цветов или других знаков у игроков Ба-гейм не существует. Каждый должен знать членов своей команды в лицо.

Во всем городе накануне матча витрины магазинов и пабов тщательно закрывают деревянными щитами. Но как же выдерживают напряжение сами игроки? Вот что говорит один из них - Энди Кант:

- Есть игроки, которые часами могут находиться в центре толпы. Я, к примеру, не из таких. Я замечаю, как меня со временем покидают силы. Мои руки становятся слабыми, я не могу сам стоять на ногах, и меня толпа буквально несет в том или ином направлении. Порой ты ничего не можешь сделать. Если толпа застревает в каком-нибудь узком переулке, то и ты застреваешь тоже. Только если масса двигается или даже кружится, тебя автоматически выносит из центра.

На вопрос, как же избежать проявлений грубой силы, если строгих правил не существует, Энди Кант ответил так:

- Бывает, что игроки чрезмерно возбуждаются, и тогда стороны могут обменяться парой оплеух, но в конечном итоге срабатывает механизм самоконтроля. Серьезной опасности нет. Мы за корректное ведение борьбы. Опасно становится лишь тогда, когда мяч падает на землю. Тогда те, кто находился у мяча тоже опускаются вниз, и чтобы дать им возможность подняться, обе команды должны ненадолго остановится. Иначе может произойти несчастный случай.

В Эдинбурге - столице Шотладнии - уже предпринимались попытки запретить Ба-гейм: дескать, это грубая, нецивилизованная и опасная игра. Но в Керкуолле никто не осмелится даже заикнуться о запрете. Игроки говорят, что даже если игру запретят, они все равно будут в нее играть, ведь им, по сути, нужен только мяч. Целые поколения мужчин выросли играя в Ба-гейм. «Один за всех – все за одного», - как поется в гимне Ба-гейм.