1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Молодежь Беларуси разделилась на "старую" и "новую"

Об этом говорят социологи. Что отличает одну молодежь от другой выясняла корреспондент "Немецкой волны".

Лет 5 назад белорусские социологи впервые констатировали: молодежь в стране разделилась 50 на 50. Половина готова к демократическому прогрессу и даже требует такого движения. Вторая половина согласна жить по-старому, как требуют власти и осторожные родители. Этих вторых даже обозначили парадоксальным термином «старая молодежь».

Преподаватель Белгосуниверситета Наталья Кулинка рассказывает:

«Обычно после каждого своего курса я предлагаю студентам оценить мой курс, написать, все, что они хотят. Когда я получила их записки, во многих из них было написано: «Ваши занятия очень интересные, но на лекциях иногда галерка шумела. Почему вы не успокоили их? У нас есть преподаватель, который держит железную дисциплину, почему вы, также как и он, не заставляете их замолчать?». Когда я это читала, то не верила своим глазам. 17-летние ребята и девушки уже привыкли что-то хорошо делать из-под палки. И они считают, что дело преподавателя – железным кулаком заставить кого-то замолчать. Я попыталась поговорить с ними об этом, объяснить, что это психология раба».

Откуда это в молодых, на ваш взгляд?

«Конечно, многие из них приехали из села и для них очень важно удержаться в городе. Многие из них учатся бесплатно, хотя бесплатных мест все меньше и меньше. Для них важно удержаться на этом бесплатном месте. Но я больше склонна думать, что общая ситуация в государстве такова, что общее насилие, которое перестало даже идентифицироваться большинством населения как насилие, впитывается этими ребятами. И педагоги, а очень часто и родители, видят свою роль не в том, чтобы рассмотреть в человеке личность и помочь проявить себя, а в том, чтобы переломить и сделать нечто такое среднее, что будет очень лояльным, послушным, но при этом будет никаким».

Идеологически правильных или хотя бы аполитичных готово поддержать государство. На бюджетном обеспечении находится пропрезидентский молодежный союз БРСМ, завлекающий в свои ряды льготами: от общежития и стипендии до скидок на дискотеки и даже ритуальные услуги. Поддержку исключенным из университетов за неугодные власти взгляды впервые масштабно оказала оппозиция. Глава общественного комитета помощи репрессированным Инна Кулей сообщает:

«В Польше по программе имени Кастуся Калиновского обучаются 233 человека, которых рекомендовал комитет защиты репрессированных. И в других странах еще около 150 человек. Это Украина, Чехия, Румыния, Латвия, Германия. И несколько человек еще получают последипломное образование в Польше, Франции, Эстонии».

Но масса молодых и активных граждан отказалась от заманчивых предложений хоть на время покинуть неспокойную родину. Лидер молодого фронта Павел Северинец, за политическую оппозиционность наказанный лесоповалом, так формулирует главный аргумент:

«Это родная земля. То, что Бог дает, это и надо переживать, потому что это необходимо».

Активист одной из незарегистрированных молодежных групп Василий утверждает:

«Считаю, что я могу реализоваться в нашей стране даже в этих жестоких условиях и, в принципе, я себя самореализовываю и даю возможность реализоваться другим.

Между тем реализация, судя по всему, требует едва ли не ежедневных преодолений:

«Недавно попробовал устроиться на работу. Но условием этой работы было то, что я не должен был задерживаться милицией. Я утаил то, что я трое суток во время президентских выборов отсидел в приемнике-распределителе на Окрестина. Наконец узнали, что я сидел, и меня не взяли на работу».

Руководитель проекта «Свободный театр» Наталья Коляда уверена:

«Все, что имеет отношение к подполью, там может реализовывать молодежь Беларуси. Мы были на симпозиуме в Ирландии, и там был вопрос: что такое общественное место. Я ответила, что в Беларуси это место находится в подполье. Зал встал и начал аплодировать».

А главный белорусский партизан – создатель журнала с таким же названием, но где слог «арт» написан латинкой и обеспечивает свободу творчества, писатель Артур Клинов объясняет:

«Часть молодежи привыкла быть лузерами: и не там, и не там. А есть молодежь, которая не хочет быть лузерами. Они говорят: «Мы хотим быть не нацией лузеров, а нацией героев».

Не перебесятся. На смену тем, кто перебесится, придут новые. Смена растет. Я смотрю на ситуацию абсолютно оптимистично. Конечно, есть такая проблема, и я ее чувствую по себе. Многие двери в этой стране для меня закрыты. В принципе, человек, которому есть что сказать, он найдет, как реализоваться. Эта молодежь должна оставаться в этой стране и реализовывать себя тут».

«Работа за рубежом может обернуться рабством», - предупреждают плакаты на минских улицах. Работа на родине грозит обернуться тюрьмой. По-своему перечитывает бигборды изобретательная молодежь. И между суммой и тюрьмой делает свой выбор, который, по словам драматурга Николая Халезина, дает Беларуси демократический шанс:

«Ведь они пришли в политику, когда репрессии уже были развязаны. Они знали, что за акции сажают. И они на это шли и идут сейчас. Ведь после выборов ничего не остановилось. Раньше были годами длящиеся после выборов депрессии. Сейчас нет этих депрессии. Акции шли, идут и будут идти. Я знаю, потому что, глотнув свободы, свободолюбивая молодежь уже не уйдет, и это тоже будет расширяющийся плацдарм».