1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Можете нас поздравить: «Немецкой волне» - 50 лет

01.05.2003

Многая лета, многая лета. А звучит эта музыка потому, что у нас юбилей. 3. мая нашей радиостанции «Дойче велле» - «Немецкая волна» исполняется 50 лет. Раньше бы сказали 50 лет - дама в возрасте, а по нынешним-то меркам только-только вторая молодость начинается. Сегодня «Немецкая волна» - это 1.500 сотрудников из 70 стран мира. Это радиопрограммы на 30 языках, это телевидение на немецком, английском, испанском, арабском, на дари и пашту. Это информационные сайты в «интернете» на 31 языке. Это, в ближайшем будущем, переход к цифровому радиовещанию на коротких волнах. Но это всё сегодня. А начиналось всё более чем скромно. Наш сотрудник Генрих Бергштрессер напоминает о самых важных вехах в полувековой истории :

В самой Германии мало кто знает эти позывные, хотя они ежедневно и круглосуточно разносятся из Кёльна по всему свету. Зато они знакомы миллионам слушателей во многих странах мира. «Брат ищет братьев» - финал из оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена. В оригинале мелодия звучит так:

О-Тон Фиделио

«Брат ищет братьев» - эти слова и стали лейтмотивом работы «Немецкой волны». А впервые позывные «Немецкой волны» прозвучали 3. Мая 1953 года. По этому случаю к немцам, разбросанным по всему миру, обратился тогдашний президент Теодор Хойс:

«Немецкая волна» выходит с пятью программами для всех стран мира и всех континентов. Я с замиранием сердца передаю это первое приветствие старой Родины в надежде, что оно достигнет ушей и сердец всех людей немецкого происхождения, всех, кто понимает и говорит по-немецки...»

Хотя Теодор Хойс и обращался тогда, в первую очередь, к немцам во всём мире, программа «Немецкой волны» с первых дней была интернациональной. Давать зарубежным слушателям возможно полное представление о всех аспектах жизни в Германии - вот основная задача «Немецкой волны». Но это сейчас, а в первые годы до таких китов иновещания, как Би-би-си, «Голос Америки» или, к примеру, «Московское радио», «Немецкой волне» было ещё очень далеко. Поэтому первый генеральный директор радиокомпании Отто Веземанн активно взялся за расширение программ на иностранных языках:

«Для нас задача, над которой приходится работать постоянно, состоит в том, чтобы совершенствовать программы на иностранных языках в соответствии с менталитетом и традициями слушателей программы - от Цейлона до Канады, от Огненной Земли до Кении, от Марокко до Индонезии...»

Многое, и не только высокий стиль заявлений и обращений, звучит сегодня архаично, если не сказать, комично. Например, когда в 1965 году впервые вышла в эфир программа «Немецкой волны» на китайском языке, обращение Генерального Директора радиостанции к слушателям в Китае сначала целиком прозвучало на немецком языке, а лишь потом те слушатели, которые не успели выключить свои приёмники, смогли услышать китайский перевод. Сегодня это звучит так:

О-Тон

Для тех, кто не понимает по-немецки, объясняю: это было заявления канцлера Германии Герхарда Шрёдера по поводу войны в Ираке. Как слышите, мы и канцлера научили не только по-русски, но и по-китайски говорить. Но не будем забегать вперёд. Потому что ещё до этого мы научили говорить по-немецки Никиту Хрущева:

О-Тон

Это был апогей кубинского ракетного кризиса. Мир стоял на грани третьей мировой войны. И Никита Сергеевич Хрущев в свойственной ему эмоциональной манере описывал выдающиеся достижения героического кубинского народа на ниве построения светлого будущего. Кто постарше, наверное, ещё помнят, что сначала Хрущев с гневом отвергал подлые враки американских империалистов о том, что СССР разместил на Кубе свои ракеты. Потом Никита Сергеевич вынужден был признать, что да, ракеты-то есть, но пусть сначала американцы свои базы в Турции уберут. Ну, а кончилось дело тем, что убрать пришлось советские ракеты. Вот тогда-то, в 1962 году, «Немецкая волна» и начала своё вещание на русском языке. Бото Кирш, который долгие годы руководил редакцией вещания на русском языке, до сих пор уверен, что «Немецкая волна», наряду с другими западными радиостанциями внесли значительный вклад в распад советской империи. Правда, с Рональдом Рейганом Бото Кирш не согласен. Рейган считал, что СССР - империя зла. Кирш даёт совсем другое определение:

«Россия, во всяком случае, во времена «холодной войны», после смерти Сталина, была империей лжи. Империей лжи, обмана и самообмана. Когда люди думают одно, говорят другое, а делают третье. И вот эта раздвоенность мышления, двойная бухгалтерия в душе, типичная для всех, кто живёт в тоталитарных государствах, вот она-то и открывала особые возможности для западных радиостанций. Мы были своего рода альтернативным общественным мнением. Из этого концерта различных голосов люди складывали для себя картину. Здесь, в Германии, многие это недооценивают, но я берусь утверждать, что «Немецкая волна» наряду с Би-би-си и «Голосом Америки» в немалой степени содействовала тому, что революции на Востоке Европы были бархатными... Это заслуга западных радиостанций.»

Тут, наверное, придётся мне вклиниться в исторический экскурс, чтобы поговорить о дне сегодняшнем. Почему «Немецкая волна» так успешно развивалась все эти годы? Менялось положение в мире. В Германии сменялись правительства. Они по-разному относились к нашей работе. Неизменным оставалось главное: «Немецкая волна» сохраняла свою независимость. И это не только и даже не столько заслуга наших сотрудников, сколько следствие статуса и устройства нашей радио- телестанции. «Немецкая волна» - корпорация общественного права. Звучит мудрено, а на самом деле просто. В Германии просто нет государственных СМИ. Это - один из уроков Второй мировой войны. СМИ - слишком страшное оружие в руках любого диктатора. Поэтому и иновещание Германии было организовано как общественно-правовое. Попробую в нескольких словах объяснить механику. Да, финансирование осуществляется из госбюджета, ведь не будешь же требовать абонентскую плату от слушателей за рубежом. Но у «Немецкой волны» есть наблюдательный совет, куда входят представители крупнейших партий и общественных организаций. Основная их задача: следить за тем, чтобы никто, ни действующее правительство, ни оппозиция, ни их собственные коллеги по наблюдательному совету не пытался вмешиваться в программы «Немецкой волны». Обвинение в попытке цензуры - это конец карьеры для действующего политика в Германии. Вот так и обеспечивается независимость не только всей корпорации, но и отдельных её программ и работающих на «Немецкой волне» журналистов. Так что когда мы говорим, что мнение автора не обязательно совпадает с мнением правительства Германии или даже с мнением руководства «Немецкой волны» - поверьте, так оно и есть. Ну, а теперь возвращаемся к истории.

Бурное развитие иновещания в 60. и 70. годы отражало изменение ситуации в мире. На карте появлялись новые государства, которые гордо провозглашали свою независимость, но были бесконечно далеки от демократии и свободы слова. Для жителей этих стран западные радиостанции становились основным источником объективной информации. Например, программа «Немецкой волны» на языке кисуахели по количеству слушателей лидирует среди всех местных и иностранных радиостанций в Восточной Африке. Бен Вазир, один из старейших редакторов программы рассказывает:

«Тогда у нас было в среднем, я имею в виду, до войны, развязанной Иди Амином, до войны между Танзанией и Угандой, так вот, тогда мы получали от 30 до 40 тысяч писем в год. А когда началась война, число писем возросло до 90.000. Не забывайте, речь идёт о странах с ужасающим уровнем безграмотности, о бедных странах, где купить почтовую марку - это уже расходы. А особенно во время войны...»

Кризисное радио - это направление в работе «Немецкой волны», к сожалению, бурно развивается и в наши дни. К сожалению, потому, что кризисов в мире меньше не становится. Особую роль кризисное радио «Немецкое волны» сыграло во время войн в бывшей Югославии. Вот, например, как возникла боснийская программа:

«Я ищу моего сына, Эдвина Гушаловича. Он из Тузлы попал в Германию. А я оказалась в Чехии. Меня зовут Айша. Эдвин, свяжись с мамой через «Немецкую волну».

Верица Спасовска сегодня руководит немецкой программой нашей радиостанции, а во время войны в Боснии и Герцеговине создавала боснийскую службу «Немецкой волны»:

«Сначала мы передавали только запросы о поиске родных и близких - беженцев из Боснии. По 15 минут в день на коротких волнах. Но слушатели в самой Боснии привыкли настраиваться на нашу волну. Поэтому мы ввели и выпуск новостей. Вот так и появилась отдельная боснийская программа, которая и сейчас популярна в Боснии, благодаря непредвзятой информации из самого региона. А кроме того, жителям Боснии очень интересно знать, как относятся к ним в Германии, ведь многие уроженцы республики едут к нам на заработки.»

«Брат ищет братьев». Точно также, с поисковой службы, начинала свою работу и албанская редакция «Немецкой волны». А вот перед войной в Ираке на нашей радиостанции была создана специальная редакция, которая снабжала все программы «Немецкой волны», а также многие другие немецкие СМИ актуальными обзорами печати арабских стран. Наши эксперты также анализировали поток противоречивой информации, поступавшей из Ирака, чтобы дать нашим слушателям как можно более объективную и взвешенную картину происходящего. Стремление «Немецкой волны» избегать тенденциозности в подаче материала, проводить чёткое различие между фактами и мнениями отмечают и работники многих неправительственных и международных организаций. Вот мнение сотрудницы ЮНИСЕФ Хельги Кун:

«Для нас это очень важный инструмент. Это показывает и нынешний иракский кризис. На нашем сайте в Интернете есть постоянная ссылка на программы «Немецкой волны» на разных языках и в интернете, потому что для нас она - важнейший источник информации.»

Я перед выходом в эфир ещё раз прослушал всю передачу и про себя отметил, что очень уж она получилась, как бы это сказать, хвалебная. Но, дорогие радиослушатели, спишите это на юбилей. Всё-таки 50 лет - это круглая дата не только для человека, но и для такой теле-радиокорпорации как «Немецкая волна». Правда, праздновать юбилей мы будем не 3 мая, как положено, а только в конце июня. Дело в том, что «Немецкая волна» переезжает из Кёльна в Бонн. Причём без перерыва в вещании. Вот устроимся на новом месте - тогда и попразднуем.