Мишель Пикколи: в поисках контролируемого безумия | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 25.12.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Мишель Пикколи: в поисках контролируемого безумия

Каким бы пресным показалось европейское кино без убийственного очарования этого француза! 27 декабря 2015 года Мишелю Пикколи исполнилось 90 лет.

Мишель Пикколи и Роми Шнайдер в фильме Адское трио.

Мишель Пикколи и Роми Шнайдер в фильме "Адское трио".

Актер, которому 27 декабря исполнилось 90 лет, относится к числу тех киноэкранных мужчин, которые в любом возрасте будоражат фантазии женщин. Его аура, впрочем, отличается от витальной мужественности Шона Коннери или дьявольской элегантности Алена Делона.

Парижанин из музыкальной итальянской семьи излучает эротику интеллигентного буржуа, за ухоженным фасадом которого скрываются зловещие тайны. Такой мужчина живет с супругой в собственном дворце, вилле с видом на море или роскошной городской квартире на весь этаж. Он эрудирован, хорошо воспитан и занимает солидное положение в обществе.

Такой мужчина всего достиг и, разумеется, ни перед чем не остановится, он непременно имеет сонмы тайных молодых любовниц и массу сомнительных деловых друзей. Такого рода мужчину Мишель Пикколи играл неоднократно на протяжении своей долгой и продуктивной карьеры – его дебют на сцене и в кино состоялся еще до 1945 года – и отполировал свое амплуа до совершенства.

В обществе великих

Получив актерское образование, Пикколи выступал на различных парижских сценах и возглавлял одно время Théâtre de Babylone, где в 1950-е годы много ставили театр абсурда. В 1944 году состоялся его дебют в кино. С самого начала Пикколи снимался, поначалу на вторых ролях, у таких знаменитых режиссеров, как Рене Клер, Луис Бунюэль, Жан-Пьер Мельвилль, и в обществе таких именитых коллег, как Жан Габен, Жерар Филип, Ив Монтан, Жан-Поль Бельмондо. В фильме производства ГДР "Эрнст Тельман - вождь своего класса" (Ernst Thalmann - Führer seiner Klasse) Пикколи сыграл французского коммуниста.

Известность принесла ему в 1963 году его первая главная роль в своей 18-й по счету картине: в фильме "Презрение" очень модного в ту пору Жана-Люка Годара. Партнершей Пикколи в этом фильме была секс-бомба мирового масштаба, Бриджит Бардо. С ней он провел чуть ли не треть фильма в знаменитой постельной сцене, но фильм был не о сексе, а совсем об ином.

Кадр из фильма Мелочи жизни

Кадр из фильма "Мелочи жизни"

Затем Пикколи блистал в шедеврах Бунюэля "Дневная красавица" и "Скромное очарование буржуазии". У Клода Шаброля он снялся в 1973 году в фильме "Кровавая свадьба" - своем лучшем с этим режиссером - в коронном амплуа злодея в облике достопочтенного буржуа.

В том же году Пикколи оказался в компании ведущих актеров французского и итальянского кинематографа того времени, учинивших под руководством итальянского режиссера Марко Феррери один из крупнейших скандалов в европейском кинематографе сатирой "Большая жратва".

Кадр из фильма Большая жратва

Кадр из фильма "Большая жратва"

Когда не нужно слов

В 1974 году на экраны вышла наделавшая не меньше шума трагикомедия "Адское трио". В этом фильме Мишель Пикколи в роли алчного и аморального юриста разделяет экран с Роми Шнайдер, переквалифицировавшейся из сусальной "Сисси" в "очаровательного монстра", как ее стали называть после этой картины. Всего Пикколи и Шнайдер снялись вместе в шести картинах, в том числе и в ее последней "Прохожая из Сан-Суси", которая вышла на киноэкраны в 1982 году.

Пикколи считал Роми Шнайдер великой актрисой и о взаимопонимании обоих красноречиво говорят его слова, сказанные еще при ее жизни: "В то время как некоторые нуждаются в словесных изъявлениях симпатии, нам с Роми повезло, мы понимаем друг друга без слов".

Кадр из фильма Мелочи жизни

Кадр из фильма "Мелочи жизни"

Высоко ценил Пикколи и режиссеров, которые могли без лишних слов донести до него свой замысел и его, Пикколи, место в нем. Тогда он легко соглашался на роль и с упоением играл своих инфернальных персонажей с отдающей мертвецким холодом душой за благополучным буржуазным фасадом.

Искусство провокации

"Искусство не должно быть только красивым, ему должно быть позволено и провоцировать", - отвечал актер на вопрос о своем появлении на киноэкране в зловещих образах адвокатов, растворяющих трупы в кислоте, или рабочих, убивающих и поедающих полицейских. Зрителю эти герои внушают страх, он же, признается Пикколи, испытывает от своего перевоплощения сплошное удовольствие.

Актер называет это "контролируемым безумием", то, что подогревает в нем любопытство и интерес, будь то специфика ролей, которые он выбирает, или природа людей, с которыми ему приходится иметь дело. Без "безумия" жизнь становится пресной.

Одну из своих лучших поздних ролей – художника в муках рождения шедевра - уже в почтенном возрасте Пикколи сыграл в 1991 году в фильме "Очаровательная проказница" с юной и соблазнительной Эмманюэль Беар.

Контекст

В фильме Нанни Моретти "Habemus Papam" 2011 года Пикколи опять выступил в амплуа человека с двойным дном - кардинала, который не хочет становиться папой. Не остыла с годами и его страсть к "контролируемому безумию" – в 2012 году Пикколи появился на киноэкране в своем предпоследнем фильме у Леоса Каракаса в его нашумевшей "Корпорации "Святые моторы".

В частной жизни Мишель Пикколи не скрывает своих симпатий к левому политическому крылу, что не мешает ему жить в третьем браке с представительницей класса крупных землевладельцев. Второй по счету супругой Пикколи была Жюльетт Греко, известная актриса и певица, в прошлом муза французских экзистенциалистов. Из первого брака у Мишеля Пикколи осталась дочь. В Голливуде Пикколи снялся всего один раз, у Альфреда Хичкока, зато у себя на родине удостоен ордена Почетного легиона, высшего знака отличия и официального признания особых заслуг перед Францией.

В кино на счету Мишеля Пикколи 150 фильмов, он пробовал себя в амплуа кинорежиссера, зарекомендовал себя с большим успехом в качестве сценариста и продолжает выступать на театральной сцене, следуя девизу, что в творческой биографии не может быть заключительных аккордов, потому что граница творчества – это вечность.

Смотрите также:

Контекст