1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Михаэль Хармс: Немецкая экономика против санкций в отношении России

Целесообразны ли экономические санкции против России? Нет, - считает Михаэль Хармс, глава Делегации немецкой экономики в Москве и председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты.

default

Немецкий бизнес немало инвестирует в российский рынок: завод BMW в Калининграде

Целесообразны ли экономические санкции против России? Нет, считает Михаэль Хармс, глава Делегации немецкой экономики в Москве и председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты.

4. Handelsblatt-Jahrestagung Russland Michael Harms, Verband der deutschen Wirtschaft in der Russischen Föderation

Михаэль Хармс

Из-за конфликта с Грузией серьезно осложнились отношения России с Евросоюзом. Лидеры стран ЕС соберутся в понедельник, 1 сентября, на экстренный саммит в Брюсселе, чтобы обсудить вопрос о том, какой будет их новая политика в отношении Москвы. В преддверии встречи появились сообщения о возможности принятия против России экономических санкций. Их комментирует Михаэль Хармс (Michael Harms), глава Делегации немецкой экономики в Москве и председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты.

Deutsche Welle : Господин Хармс, в России есть такая пословица – "когда паны дерутся, у холопов чубы трещат". То, что происходит сейчас в отношениях между Западом и Россией на политическом уровне, на немецкой экономике уже отразилось?

Михаэль Хармс: Пока мы не можем это подтвердить. Вчера мы провели телефонный опрос среди 25 крупнейших фирм, которые представлены в Российской Федерации. Ни одна из них не сказала, что последние события как-то отразятся на ее бизнес-планах в России.

- Но, тем не менее, представители немецкого бизнеса – об этом говорят их многочисленные выступления в СМИ – явно встревожены в связи с нынешним конфликтом между Россией и Западом. Немецким компаниям действительно следует бояться за свой бизнес в России?

- Конечно, любое обострение политической ситуации негативно сказывается и на бизнесе. Естественно, что мы все, кто работает сейчас в России, встревожены тем, как развивается ситуация, никому это не нравится. Если отношения между Россией и странами Запада действительно ухудшатся, то я думаю, это коснется таких вопросов, как облегчение визового режима, новое соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС или вступление России в ВТО. Все это, конечно, может в итоге негативно сказаться на наших двусторонних отношениях. Но мы все надеемся на лучшее.

- Запад начал грозить России тем, что не пустит в ВТО. Москва отвечает, что и сама в ВТО разочаровалась. То же можно сказать и про подготовку нового соглашения о сотрудничестве и партнерстве между ЕС и Россией. Но если отбросить эмоциональные заявления, для кого вопрос о вступлении России в ВТО и заключении нового соглашения важнее, для Москвы или для Евросоюза?

- Ну, говорить о том, для кого ВТО и новое соглашение сейчас важнее, было бы в данном случае неправильно. Важны они для обеих сторон. Обе стороны многие годы вели очень интенсивные переговоры. К тому же Россия не говорила, что она "разочарована" в ВТО. Москва только заявила, что приостановит действие нескольких соглашений, в соответствии с которыми она в одностороннем порядке взяла на себя обязательства, которые обусловлены только вступлением в ВТО. При том переплетении наших экономик, при той интенсивности нашего бизнеса, при том росте торговли с Россией, который зафиксирован всеми странами ЕС, конечно, охлаждение отношений и его негативные последствия отрицательно скажутся на экономиках и той, и другой стороны. Так что потеряют в итоге все.

- Ну, про немецкие фирмы, которые уже работают в России, вы сказали. А что с новыми инвестиционными проектами? Оказались ли они в сегодняшней ситуации под угрозой?

- Документально подтвердить приостановку новых инвестиционных проектов очень сложно, потому что о них, как правило, широко не сообщается. Но, конечно, мы зафиксировали, что когда нас сейчас спрашивают о ситуации в России, тема эта присутствует. Конечно, любое политическое обострение негативно сказывается на инвестиционном климате. Это совершенно однозначно. Но я думаю, что пока фундаментальная база российской экономики не изменились, а прогнозы ее развития и краткосрочные, и среднесрочные очень позитивные, значительного пересмотра инвестиционных проектов наверняка не будет. Мы все-таки надеемся, что нам удастся договориться, что будет найден компромисс и доверие к России восстановится.

- Но в Евросоюзе, между тем, стали раздаваться призывы не только ужесточить визовый режим, но и ввести против России санкции. Вы в такую возможность верите?

- Нет, в экономические санкции я в принципе не верю. Во-первых, как показали многочисленные примеры в других странах, это совершенно неправильный механизм. К тому же при том уровне взаимоотношений, при той открытости обеих экономик, что сейчас существует, это, я считаю, просто нереально с практической точки зрения. И министр иностранных дел Франции уже опроверг сообщение, которое прошло по каналам информационных агентств о том, что он якобы думает о введении экономических санкций. Так что я полагаю, такая возможность исключена. Конечно, могут быть предприняты какие-то шаги, но даже если мы будем говорить о возможности ужесточения визового режима, то это тоже был бы, по моему мнению, неправильный сигнал. В нынешней ситуации двусторонний обмен и возможность свободных поездок необходимы в наивысшей степени.

- Вы говорили о переплетении экономик, чтобы лучше составить представление об объемах торговли между Германией и Россией, не могли бы вы сказать, насколько важен для немецкого экспорта российский рынок, по сравнению с Китаем?

- Об этом не так много людей знает, но Россия по значению для немецкого экспорта почти сравнялась с Китаем. И в этом году она Китай, наверное, даже перегонит. Среди всех стран БРИК (Бразилия, РФ, Индия, КНР) Россия наиболее важна для ориентированных на экспорт немецких предприятий, а вы наверняка знаете, что рост немецкой экономики держится фактически только на экспорте. Это один из немногих мировых рынков, который растет такими потрясающими темпами. Поэтому важность России для немецкой экономики не следует недооценивать.

- Если Россия в результате конфликта все-таки почувствует себя обиженной, может ли она выполнить свои угрозы и переориентировать свою внешнеэкономическую деятельность с Европы на Китай и другие азиатские страны?

- Нет, не может. Подобные угрозы в определенной степени блеф. Даже если взять поставки энергоносителей, то чисто физически вы не сможете их переориентировать за несколько дней. Посмотрите на российскую карту нефте- и газопроводов: чтобы создать такую инфраструктуру в китайском направлении, потребуется не один десяток лет. К тому же еще неясно, готов ли вообще Китай покупать у России энергоносители в таких объемах. Кроме того, модернизация российской экономики, придание ей инновационного характера, о чем постоянно говорят в Москве, все это возможно только с помощью западных технологий, западных фирм; и это прекрасно понимает российское руководство.

Беседовал Вячеслав Юрин

Контекст

Новости

Контекст