1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Михаэль Людерс: борьба с терактами не решит всех проблем Ирака

Известие о гибели обоих сыновей Саддама Хусейна – Удая и Кусая – вызвало радость не только у американцев и британцев. Ликованием встретили эту новость и очень многие иракцы. Однако реакция экспертов – сдержанная...

default

Главное - улучшение условий жизни простых людей.

Udai und Kusai Hussein als Spielkarte

Удай и Кусай

Братьев ненавидели, потому что они лично были ответственны за пытки и казни тысяч и тысяч людей. Старший сын Саддама – 39-летний Удай – долгие годы считался будущим преемником диктатора. Он командовал спецслужбой "Федаины Саддама" – полувоенным формированием, предназначенным для карательных и террористических операций, а кроме того, занимал ещё 15 официальных постов, возглавляя, например, Национальный олимпийский комитет и Союз журналистов Ирака. Однако гораздо больше Удай прославился буйством, вспыльчивостью и разгульным образом жизни. После свержения диктаторского режима на вилле Удая были обнаружены огромные запасы спиртных напитков и оружия, в гараже рядами стояли роскошные лимузины.

Психопаты у кормила власти

По словам приближённых, любимым занятием старшего сына Саддама Хусейна было изучение различных методов пыток. В 1988 году Удай убил одного из самых доверенных телохранителей отца, в обязанности которого входило пробовать подаваемые тому блюда, не отравлены ли они. Это привело Саддама в такое бешенство, что старший сын надолго оказался в опале, и на ведущие позиции выдвинулся 37-летний Кусай. Он контролировал спецслужбы и командовал Республиканской гвардией, он несёт ответственность за зверское подавление восстания шиитов в Басре в 1991 году. Кусай имел от отца полномочия арестовывать, пытать и убивать любого оппонента Саддама, а в мае 2001 года он даже стал его заместителем по военным вопросам в руководстве партии "Баас".

Оба брата были убиты в результате предпринятого американскими элитными подразделениями почти 6-часового штурма одного из домов в северо-иракском городе Мосуле. В этом здании же, принадлежащем одному из родственников Саддама, вместе с Удаем и Кусаем погибли ещё два человека – судя по всему, 14-летний сын Кусая и телохранитель Удая.

25 миллионов долларов за Саддама

Командование американскими силами в Ираке скрывает имя человека, давшего точную информацию о месте нахождения сыновей Саддама, которые занимали в списке разыскиваемых США иракских преступников 2-е и 3-е места.

В то же время американский военный представитель подтвердил, что осведомитель получил положенную ему награду – по 15 миллионов долларов за каждого из сыновей. За информацию о том, где скрывается сам Саддам Хусейн, объявлена награда в 25 миллионов долларов.

Конец партизанской войне?

После удачной операции в Мосуле американцы и британцы преисполнены эйфории и выражают уверенность в том, что партизанская война, жертвами которой их солдаты становятся чуть ли не ежедневно, теперь сойдёт на нет. Однако Михаэль Людерс (Michael Lüders), ближневосточный эксперт Фонда имени Фридриха Эберта в Берлине, оценивает перспективы более сдержанно:

"Это важная психологическая победа американцев, и она, конечно, повлияет на развитие ситуации в Ираке, потому что эти двое принадлежали к числу самых страшных представителей прежнего режима, ответственных за бесчисленные пытки, похищения, изнасилования и убийства. Вполне понятно, что известие об их гибели вызвало стихийное ликование. И всё же его не следует переоценивать. Даже если бы завтра удалось схватить или убить самого Саддама, это не решило бы проблему безопасности, потому что сопротивление, с которым сталкиваются в Ираке американцы, не нуждается в лидерах старого режима. Оно опирается на широкие слои населения – прежде всего, суннитского. По сведениям, которыми располагаем мы, теракты осуществляют, главным образом, небольшие местные группировки, хоть и поддерживающие связи между собой, но независимые друг от друга и не подчиняющиеся единому командованию, будь то Саддам Хусейн или какой-то иной лидер".

Что будет дальше?

А значит, американцам не стоит обольщаться той радостью, которая охватила иракское население, когда оно узнало о смерти ненавистных палачей – Удая и Кусая. Михаэль Людерс:

"Главный вопрос, который занимает сейчас иракцев, – что будет дальше? Недовольство по отношению к оккупационным властям чрезвычайно сильно, и объясняется оно двумя причинами. Во-первых, иракцы не могут понять, почему американцы не считают своей первоочередной задачей восстановление водо- и энергоснабжения. Условия жизни простых людей в Ираке сегодня поистине катастрофические, нередко даже хуже, чем при Хусейне, а они уже и тогда были невыносимыми. В Багдаде сейчас температура достигает 50-ти градусов, а вода и электричество подаются лишь на 2 часа в сутки, однако американцы ничего не делают для улучшения ситуации, и иракцы, к какому бы социальному слою они ни принадлежали, спрашивают себя: почему? На этот вопрос нет сколько-нибудь разумного ответа. Видимо, американцы просто не придают значения этой проблеме, сосредоточившись на борьбе с терактами.

Второй ключевой вопрос, от которого зависит развитие взаимоотношений между иракцами и американцами, состоит в том, будут ли здесь созданы политические структуры, гарантирующие демократизацию и национальную независимость страны. Переходное правительство, сформированное несколько дней назад, не обладает реальной исполнительной властью, его полномочия ограниченны, это, по сути дела, "кивалы", полностью подчинённые Вашингтону, что вызывает резкое неприятие у всех иракцев, будь то шииты, сунниты или курды. В Ираке очень сильно развито национальное самосознание, и этот фактор нельзя недооценивать. Оккупацию иракцы воспринимают как унижение, пусть даже они и благодарны американцам за избавление от Саддама Хусейна".

Без участия ООН в Ираке не обойтись

А потому, считает Михаэль Людерс, без участия ООН в Ираке не обойтись:

"Я, честно говоря, не вижу никакой альтернативы интернационализации этого конфликта. США в одиночку не справятся с военными, политическими и экономическими проблемами Ирака. Здесь необходимо активное вмешательство ООН. Проблема лишь в том, готов ли Вашингтон уступить международному сообществу существенную часть своих полномочий. Пока, похоже, не гото".

Контекст