1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Михаил Угаров: "Завтра может смениться власть и все будет другое"

Художественный руководитель Театра.doc Михаил Угаров рассказал в интервью DW об остановившемся времени, рассерженных россиянах и о том, почему его театр никто не может закрыть.

Сцена из спектакля Молодой и рассерженный

Сцена из спектакля "Молодой и рассерженный"

Художественный руководитель Театра.doc Михаил Угаров поставил спектакль "Молодой и рассерженный" - о молодых людях, которые "живут и сердятся в России в 2016 году". Режиссер рассказал в интервью DW о том, почему они постоянно раздражены и живут в каком-то своем возрасте.

DW: По вашим словам, у каждого внутри своя драма. Почему вы сосредоточены на том, чтобы показать ее на театральной сцене?

Михаил Угаров: От театра нужно искать эмоциональной волны, он придуман для того, чтобы люди не чувствовали себя одинокими. Наши драмы только нам кажутся уникальными, а на самом деле очень много людей попадает ровно в ту же ситуацию. Когда человек это видит, он понимает, что не одинок в своих мучениях, это хороший терапевтический эффект.

- Ваш последний спектакль "Молодой и рассерженный" - о российских молодых людях, которые живут в сегодняшнее "бессмысленное время". Им по 25 лет, но с ними уже ничего не происходит. Это драма целого поколения?

Михаил Угаров

Михаил Угаров

- Это драма поколения, все эти люди не одиноки. Здесь задача очень простая - чтобы зритель узнал себя и понял, что он не один, что он не урод и все, что с ним происходит, - это нормально, что вокруг есть такие же люди. Состояние меняется - завтра может полностью смениться власть и все будет другое. Очень важно зафиксировать сегодняшнее состояние общества, а драма это умеет быстрее всех видов литературы.

- В вашей колонке к выходу этого спектакля вы писали, что едва ли есть какие-то изменения и что в России все постоянно раздражены, потому что "застопорилось время".

- Да, я абсолютно не верю календарю, не верю, что сейчас 2016 год, потому что в нем должно быть все иначе. И я не понимаю, сколько мне лет, как и очень многие люди вокруг меня, которые живут в каком-то своем возрасте. Как правило, они чувствуют себя гораздо младше своего возраста. У меня есть актер, которому 28, но живет он как 14-летний мальчик, он одевается и ведет себя как подросток. Это как раз связано с остановкой времени, а чувство раздраженности накапливается и может вылиться во что угодно.

- Вы говорите, что чаще люди чувствуют себя именно младше своего возраста. Почему?

- Потому что они чувствуют, что что-то происходит и что лучше быть маленькими и особенно ни за что не отвечать. Они, как беззащитные дети, ждут, когда придут взрослые и как-то разрулят все по-хорошему. И отношения между людьми тоже детские, подростковые. Все замерли в ожидании каких-то хороших событий, а все происходящие события плохие или даже очень плохие.

- В одном из интервью вы говорили, что режиссер должен понять, про что пьеса и про что спектакль, только на премьере или хотя бы в процессе репетиций. Вы на этих этапах поняли для себя что-то новое про эту постановку?

- Пока нет, он только-только вышел. Спектакль рождается через какое-то время после премьеры, и когда он будет сыгран семь-десять раз, тогда актерам и режиссерам становится ясно, про что они говорили. Этот спектакль по мотивам пьесы Джона Осборна "Оглянись во гневе" - новая драма, которую я когда-то основал в России. Многие шли смотреть именно на то, как Осборн сегодня переписан российским драматургом примерно того же возраста, в котором был сам Осборн, когда писал свою пьесу.

- В 2011 году вы говорили, что Театр.docникто не может закрыть. Что вы думаете об этом сейчас?

- Я продолжаю так думать, потому что если его закроют по каким-то формальным причинам, то всегда можно продолжать существовать в другом помещении, с другим именем, и мы это доказывали. Уже два раза нас закрывали, помещение отбирали, это только объединяет коллектив, дает понимание того, что мы делаем важную вещь, раз власти так реагируют. Нам стало только лучше.