1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Михаил Саакашвили: Украине не нужны новые Майданы!

Бывший губернатор Одесской области и экс-президент Грузии рассказал DW о предстоящей в Киеве акции протеста, о том, намерен ли он штурмовать Раду и боится ли за свою безопасность.

Михаил Саакашвили и корреспондент DW Александра Индюхова

Михаил Саакашвили и корреспондент DW Александра Индюхова

Всеукраинская акция протеста против политики президента и парламента должна пройти в Киеве 17 октября. Один из ее главных организаторов - бывший губернатор Одесской области Михаил Саакашвили. В интервью DW он поделился своими планами и пояснил, почему на Украине не стоит ждать нового Майдана.

DW: Каков ваш настрой перед акциями протеста 17 октября? Ведь этот день может стать особенным днем.

Михаил Саакашвили: Это всего лишь вторник, 17 октября. Всего лишь начало процесса, который обязательно приведет к смене политической власти в Украине. Я езжу по всей стране, знаю настрой людей. Поскольку сама власть не хочет вести диалог с людьми, люди должны сделать первый шаг и предложить власти диалог.

Я рассматриваю это как начало диалога: сначала какое-то количество людей приходит, выражает свою обеспокоенность, выдвигает требования. Потом приходит еще больше людей, потом - еще больше. В какой-то момент власть должна на это реагировать. Если эта реакция не окажется достаточной, то тогда люди будут решать судьбу такой власти. Но это все должно быть в рамках демократического диалога: мирно и спокойно. Украине не нужны новые Майданы! В них нет необходимости, потому что нет раскола в обществе.

Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили

Я расцениваю акцию протеста как начало процесса, а не как его кульминацию. Кульминация будет, когда произойдут реальные изменения, когда президент и политэлита пойдут на диалог. А диалог может закончиться только одним - сменой политического класса и сменой политической системы. Этому сейчас нет альтернативы.

Если президент Порошенко каким-то чудом сам решит встать во главе этого процесса и сам вдруг пойдет на все эти шаги, во что я сам не очень-то верю, то ему надо дать такой шанс. Может быть, народ и даст ему такой шанс. Но, я думаю, что уже поздно.

- Как вы представляете такой диалог между властью и народом? Вы же знаете сценарий любой акции протеста возле Верховной рады: люди протестуют, но к ним их оппоненты не выходят.

- Сцена в данном случае - вся Украина. Я объездил многие регионы. Настрой в стране один - президент должен выполнить, что обещал. Он обещал пересажать своих лучших друзей. Он не только их не пересажал, он посадил их на голову народа. Куда ни посмотришь, в какой сектор экономики, его ближайшие партнеры по бизнесу туда заходят.

Второе, что он обещал - что продаст свой личный бизнес. Почему это важно? Потому что там, где присутствует президент, при его рычагах, ни один другой бизнесмен не может добиться успеха. Это касается банковской сферы, автопрома, сельского хозяйства, кондитерской промышленности и так далее. И третья история - он должен поменять избирательную систему и уволить старых мошенников из избирательных комиссий, которые остались со времен Януковича, которые умеют только одно - угождать действующей власти и все подделывать.

Четвертое: он должен умерить аппетиты своего главного бизнес-партнера Рината Ахметова, потому что Ахметов каждый раз - через монополизацию энергетики и через накрученные тарифы - доводит Украину до социального взрыва. Я не сторонник того, чтобы обещать, что тарифы завтра будут снижаться. Но то, что они завышены, знает любой энергетик и экономист. Они завышены, потому что Ахметов делится с властью этими деньгами.

Кроме того, Ахметов монополизировал в своих руках дистрибуцию и генерацию. А это невозможно по правилам Евросоюза. Если мы идем в Евросоюз, то невозможно действовать по правилам России, невозможно действовать по правилам путинской системы. Украинская политэлита хочет жить, как на Рублевке, и одновременно иметь безвизовый режим с Европой, считаться Европой. Так не получится.

Или ты часть русского мира, или ты часть Европы, но тогда ты умерь свои аппетиты. Тогда действуй в условиях верховенства права. Тогда ты не можешь превращать государственный аппарат в личную прислугу. И тогда ты должен идти навстречу народу.

Пришло время десоветизации Украины. Не просто памятники сносить и менять названия улиц, а выйти из советского и постсоветского периода. Сделать это можно только через смену подхода и смену политической элиты. Майдан не выполнил главного своего обещания. Он не поменял образ управления Украиной, смысл, метод. Пока не поменял. Но это не означает, что мы не должны это довести до конца. Все мы обязаны довести это до конца.

- То есть это все-таки будет новый Майдан?

- Новый Майдан Украине не подходит, он невозможен. Во-первых, никто не собирается нападать на людей, мешать выражению их мнений, по крайней мере, со стороны правоохранительных органов. Такого ресурса у власти сейчас нет. Второе, такого разделения по регионам, как было до Майдана, в Украине нет. Сегодня запад, восток, север, юг Украины едины в своих требованиях, как никогда. Майдан всегда возникал тогда, когда было четкое региональное деление, когда был задействован административный ресурс, правоохранительные органы, которые готовы были подавить любое выражение свободной воли. Этого сейчас нет.

Сейчас нужно то, что делается в нормальных европейских странах. Люди выражают мнение, а власть прислушивается. В Европе же никто не говорит про Майдан. В Европе говорят про забастовки, про демонстрации, про выражение мнений, про массовую мобилизацию людей в рамках закона, мирно и спокойно. Если мы Европа, то должны действовать по-европейски. Народ сдвинулся в сторону Европы, а политэлита - нет. Поэтому политэлита, может быть, и говорит про Майдан, но народ уже будет действовать как новые европейцы в новых условиях.

- В связи с предстоящей акцией протеста некоторые опасаются, что вы пойдете на штурм Верховной рады, чтобы взять власть в свои руки ….

- Я думаю, что это было бы большой ошибкой - что-то штурмовать. И мне кажется, что сейчас нет никакой легитимной основы для того, чтобы захватывать какие-то здания. Это бы дало повод врагам изменений говорить о том, что речь идет о кучке маргиналов, радикалов. А это не так. Мы выражаем общее настроение народа, а народ не может быть маргиналом или радикалом.

 - Намерены ли вы добиваться досрочных президентских и парламентских выборов?

 - Я думаю, что все это зависит от президента и парламента. Если они пойдут навстречу требованиям народа, например президент, то тогда, конечно, не надо требовать выборов главы государства. Если президент хочет, а парламент не поддерживает его, то президент должен распустить парламент. Если парламент намерен пойти навстречу требования народа, а президент нет, то тогда, может быть, парламент должен потребовать, чтобы президент ушел.

- Как вы сами представляете себе этот диалог участников акций протеста с властью?

- Среди людей, которые выйдут 17 октября к стенам Верховной рады, будет много членов парламента. Эти депутаты имеют легитимные каналы диалога внутри парламента и исполнительной власти. Они должны сесть с ними за один стол и все это обсудить.

- И какие сроки протестующие дают власти?

- Украина должна была все это делать вчера или даже позавчера. Все сроки уже давно истекли. Сейчас вопрос стоит так: сколько у нас осталось времени, чтобы не получилось взрыва, не получилось распада, не получилось исполнения планов наших врагов. И на это времени осталось очень мало.

 - Но считаете ли вы, что требования, которые вы предъявляете власти, невыполнимы?

- Я думаю, что требования создать антикоррупционный суд, привлечь к ответственности преступников, продать его (Порошенко. - Ред.) бизнес, сделать коммунальные тарифы доступными, Порошенко может выполнить в течение 24 часов. Когда ему нужно что-то проводить через парламент, то он именно так и поступает. Сейчас он должен захотеть сделать то, что хочет народ.

В 2007 году я был президентом Грузии. В том году многие люди вышли на улицу, и мы не смогли найти общий знаменатель, в итоге я ушел в отставку. Тогда моя отставка разрешила политический кризис в Грузии. Поэтому не надо на эти вещи смотреть драматично. Но все зависит от решения президента. Если он найдет общий язык с людьми, то это уже будет другая история, и ее можно будет приветствовать.

- Что вы будете делать, если ваши требования проигнорируют?

Контекст

- Я думаю, что люди развернут движение шире и сильнее. Все больше людей будут понимать, чего мы хотим. Главное - не поддаваться на провокации. Для нас очень важно сделать процесс прозрачным и мирным.

- Ваш офис окружен сотрудниками Службы безопасности Украины и полицейскими, они часто вас, мягко говоря, сопровождают. Как вы относитесь к этому?

- Ну, это вообще некрасиво для Украины. Порошенко использует СБУ в своих политических целях. Это плохо для безопасности страны, потому что ресурсы ограничены. Вместо того, чтобы заниматься реальными вызовами и угрозами, они занимаются черт знает чем.

А второе, просто не принято в европейской стране открыто шпионить за политиками. Мы приходим куда-то, они приезжают, открыто ведут видеосъемку, расспрашивают людей после встреч с нами, о чем мы говорили. Они приходят и запрещают какому-то ведомству нас принимать.

Заниматься этим всем - не является задачей правоохранительных органов. СБУ в таком виде надо распустить, тем более его политическое отделение. Украине нужна сильная контрразведка. Все остальные вещи отвлекают от главной цели.

Нужно, чтобы в центре Киева не убивали людей, не взрывали оппонентов, например, Путина, только из-за того, что в это время СБУ занимается политическими оппонентами власти внутри Украины и защитой интересов конкретной политической фигуры.

- Чувствуете ли вы себя в полной безопасности в Киеве?

- Я себя чувствую в полной безопасности. Но моя безопасность - второстепенна. Страна в опасности. А пока страна в опасности, наша личная безопасность не имеет значения.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:30

Зачем Саакашвили вновь прибыл на Украину (11.09.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме