1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Михаил Касьянов: Сам факт вызова в прокуратуру был главной целью властей

В очередном допросе в Генпрокуратуре РФ не было необходимости, поскольку были заданы те же вопросы, что и 10 лет назад, сказал Касьянов "Немецкой волне". Целью вызова было создание ему негативного имиджа в обществе.

default

Михаил Касьянов

Бывший премьер-министр РФ Михаил Касьянов в понедельник был вызван на допрос в Генеральную прокуратуру России в качестве свидетеля по делу десятилетней давности, связанному с финансированием поставок самолетов в Индию. В то время Касьянов работал заместителем министра финансов России. Согласно сообщениям прессы, у прокуратуры есть сегодня к другому бывшему заместителю министра финансов – Андрею Вавилову. Касьянова, по его словам, вызывали на допрос по этому делу в качестве свидетеля как тогда, так и сейчас.

- Что стоит за нынешним допросом в Генпрокуратуре?

- Сегодня мне задавались практически те же вопросы, что и десять лет назад, - вопросы общего характера. И поэтому я и перед походом в Генпрокуратуру, и после допроса остался при своем мнении, что никакой юридической необходимости моего вызова в Генпрокуратуру не было. Этот вызов носит форму политического давления на общественное мнение. Давление с целью породить в обществе ощущение, что кто-то в чем-то виноват. Важен сам факт вызова. Поэтому я думаю, что это и было главной целью нынешнего действа.

- А это, как Вы сказали, политическое давление как-то еще проявляется?

- Проявляется в разных вопросах. В отношении моей собственности по-прежнему вопросы задают, хотя арбитражный суд признал, что этого вопроса не существует, и я – добросовестный приобретатель. По телевидению все время разные вещи освещаются в негативном плане, хотя оснований для этого нет никаких, равно как и фактуры. Начался период предвыборной борьбы. Осталось 12 месяцев до дня голосования на выборах президента России. Поэтому я отношусь ко всему этому как к начавшейся более интенсивной кампании воздействия на общественное мнение, как к грязной политической борьбе. Не исключаю, что в будущем я могу быть вызван в прокуратуру по этому или любому другому делу, или вообще без дела. Поскольку этот фактор помогает влиять власти на общественное мнение, в негативном плане характеризуя мою персону.

- Связан ли этот вызов в прокуратуру именно с тем, что вы объявили о своей готовности принять участие в президентских выборах 2008 года в качестве единого кандидата от оппозиции?

- Разумеется. Причем это еще маленький эпизод в ряду всяких других вещей, которые происходили со мной и моими соратниками в течение последних двух лет. Это как бы еще одна добавка в рамках кампании по выборам президента, подходящей к финишной прямой. Поэтому сомнений тут никаких нет, да и особой неожиданности в этом нет тоже.

- Вам не звонили из Кремля с предложением отказаться от идеи участия в выборах и в обмен оставить Вас в покое?

- Сегодня такие мысли никому в голову прийти не могут, поскольку решение уже принято. И мы в меру наших возможностей занимаемся политической работой. Мы не идем на компромиссы с совестью и не торгуем принципами. Выбор я и мои соратники сделали, и будем продолжать важную для граждан России политическую деятельность. Деятельность, которая основана на конституционном порядке нашего общества. В первой же главе Конституции наша страна описывается как демократическое государство с рыночной экономикой. По соцопросам, уже половина граждан России не согласна с тем, что происходит в стране. Осознание необходимости перемен растет, и когда в марте 2008 года Россия окажется на перепутье, мы готовы предложить гражданам правильный поворот. Мы – за демократию, где во главе всего гражданин, а не мифическое государство. Мы намерены строить государство, где гражданин, его жизнь, здоровье, гражданские свободы будут основой всего строя. Не всем эта последовательная и бескомпромиссная позиция нравится, поэтому противодействие нашей деятельности будет нарастать. Мы к этому готовы, понимаем, что мы делаем. Конечно, хочется меньше грязи, но что поделать – в такой период времени мы живем.

Беседовал Вячеслав Юрин

Из архива

Контекст