1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Михаил Касьянов: Березовский подыгрывает Кремлю

Подавление акций протеста в Москве и Санкт-Петербурге является беззаконием, уверен один из лидеров объединения "Другая Россия" Михаил Касьянов. Тем не менее, он считает диалог с властью еще возможным.

default

Михаил Касьянов

Подавление акций протеста в Москве и Санкт-Петербурге является беззаконием, уверен один из лидеров объединения "Другая Россия" Михаил Касьянов. По словам экс-премьера, власть показала, что боится гражданского протеста. Президент Путин должен осудить незаконные действия органов правопорядка, заявил Михаил Касьянов в интервью "Немецкой волне". Если этого сделано не будет, то это станет свидетельством того, что одобрение на все эти действия было получено с самого верха, сказал бывший премьер. Тем не менее, он считает диалог с властью еще возможным. Но только в том случае, если власть продемонстрирует готовность обеспечить свободные выборы парламента и президента.

- Власть в России сегодня часто не дает согласия на проведение акций оппозиции или жестоко их подавляет. Понимаете ли Вы логику нынешнего российского руководства?

- Должна существовать одна логика: есть конституция и есть законы. Сегодня мы, оппозиционные политические силы, объединились для того, чтобы потребовать от власти проведения честных и свободных выборов, но поскольку нас никто не услышал, мы используем право на мирные шествия, демонстрации и митинги. Все наши действия законны, конституционны. В добавление к обычной политической работе мы сегодня считаем возможным прибегать и к использованию и гражданского протеста на улице. Существует закон о митингах и демонстрациях, который обязывает власть и организаторов демонстраций приходить к консенсусу, согласовать время и место проведения манифестаций. Но власти считают, что слово "согласовывать" в законе означает право власти разрешать какие-то акции или не разрешать. Власть просто боится гражданского протеста и делает все, чтобы преднамеренно продемонстрировать свою жесткость и жестокость, чтобы граждане боялись использовать свои гражданские права. Это неприемлемая вещь, которая фактически ведет к новому витку противостояния между гражданским обществом (или значительной его частью) и властью. То, что происходило на улицах Москвы и Санкт-Петербурга – это беззаконие.

Власть забыла про те моральные ограничители, которые, как многие верили, у нее еще были. Поэтому, конечно, в России растет напряженность. И задача оппозиционных политических сил сегодня, - это недопущение дальнейшей эскалации. Необходим диалог, необходим поиск решения проблемы. Если такими темпами мы будем двигаться к выборам, то у нас возникнет совершенно иная ситуация уже нынешней осенью. Россия в понедельник проснулась уже в другом мире, в другой ситуации, поскольку граждане страны не ожидали, что власть будет творить беззаконие.

- Из нынешней оппозиции Кремлю Вы, наверное, как никто другой знаете, на каком именно уровне принимаются такого рода решения – подавлять ту или иную акцию протеста или нет. Как Вы считаете, кто конкретно принимал решение о подавлении выступлений оппозиций в данном случае?

- Это с политической точки зрения не имеет значения. За все в происходящее в стране отвечает президент России. Я считаю, что незаконные действия со стороны органов правопорядка в минувшие субботу и воскресенье должны быть осуждены. Это дело президента – найти виновных и наказать. Если власть этого не сделает, значит, мы получим подтверждения того, что одобрение на все эти действия было получено с самого верха.

- Оппозиция в России уже фактически превратилась во внепарламентскую. Что же остается противникам нынешней власти – выносить борьбу на улицы или же готовить дворцовый переворот, как это предлагает опальный олигарх Борис Березовский?

- Провокационные заявления Бориса Березовского только усугубляют ситуацию и помогают власти. Ощущение такое, что он просто подыгрывает Кремлю. А что касается массового гражданского протеста, право на который у нас есть, то он необходим как дополнение к нормальной политической работе. А именно для того, чтобы заставить власть осознать, что она уже сорвалась с конституционной резьбы. Необходимо задуматься, к чему эта власть ведет страну. Власть должна продемонстрировать свою готовность обеспечить свободные выборы парламента и президента. Это главное, чего мы на этом этапе добиваемся. Победив на выборах, мы изменим политический курс. Мы направим страну по пути демократического развития, а не туда, куда ведет нас нынешнее руководство. Мы хотим процветания, а не прозябания. Нынешний курс ведет страну к разрушению.

- Вы сказали, что сейчас "необходим диалог" с властью. Но власть после того, что произошло в эти выходные в Москве и Санкт-Петербурге, уже как-то продемонстрировала готовность к диалогу?

- Давайте посмотрим, кто что будет говорить в прессе. Президент пока ничего не сказал. А кто еще может что-то сказать?

- Федеральное телевидение если и показывало материалы о "Маршах несогласных", то представляло их выступлениями кучки маргиналов Но если донести до граждан свою точку зрения нет никакой возможности, то есть ли вообще смысл участвовать в предстоящих выборах?

- Наша задача – заставить власть уважать конституционные права граждан и исполнить конституционное обязательство обеспечить проведение выборов. Демократические выборы – это многомесячная работа в предшествующий выборам период, и мы требуем, чтобы она была проведена. И именно тогда мы получим ответ на Ваш вопрос, как мы донесем до граждан нашу точку зрения. Мы должны этого добиться.

-Решение о том, будете ли Вы лично участвовать в президентских выборах в качестве кандидата, Вы уже приняли?

- Мы сейчас будем принимать решение о проведении съезда нашего Народно-демократического союза. Я выразил готовность участвовать в выборах. Пока, к сожалению, никто, кроме меня, этого не сделал, я имею в виду представителей других независимых от Кремля политических сил. Мы вопрос о моем участии в этом процессе окончательно решим на этом съезде. И тогда все уже будут точно знать, что да, мы идем на выборы. Вопрос, конечно, в том, будут ли созданы условия для того, чтобы в этих выборах участвовать и считать их демократическими. Власть обязана такие условия обеспечить.

Контекст