1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Мир подрывается на минах

На узбекско-таджикской границе вновь подорвались на минах мирные жители.

Как передает корреспондент «НВ» в регионе Нигора Бухари-Заде,

8 апреля на участке пограничной заставы «Сохибназар», что в Пенджикентском районе республики, подорвались на противопехотной мине четверо жителей кишлака Сари Камар. Все они – молодые люди в возрасте до 30-ти лет. Двое юношей скончались на месте, остальные с тяжёлыми осколочными ранениям находятся в больнице. Возбуждено уголовное дело и ведется следствие. Подобные трагические инциденты происходят на границе двух государств на протяжении вот уже более полутора лет. С августа 2000-го года узбекские власти без предварительного уведомления таджикской стороны начали в одностороннем порядке проводить минирование отдельных её участков. Тогда принятие таких чрезвычайных мер Узбекистан мотивировал возможностью прорыва на территорию своей страны боевиков Исламского движения Узбекистана, якобы окопавшихся в Таджикистане.

В свою очередь, таджикское правительство неоднократно заявляло о том, что на территории республики сторонников ИДУ нет. По крайней мере,

- С тех пор, как на таджикско-узбекской границе были установлены мины, на них не подорвался ни один боевик или террорист. А между тем, жертвами этих «мер безопасности» стали уже более 70-ти мирных граждан Таджикистана. Заминированные участки границы не обозначены никакими предупредительными знаками. В большинстве случаев, на минах подрываются жители приграничных кишлаков – дети, женщины, старики. На протяжении многих десятков лет в этих местах люди пасли скот и собирали хворост. Проблема усугубляется тем, что до настоящего времени не произведена делимитация таджикско-узбекской границы, поэтому определить, где заканчивается одно государство и начинается территория другого просто невозможно. Руководство Таджикистана не раз обращалось к властям соседней страны с требованием принять соответствующие меры или, хотя бы, передать карты минных полей и обозначить заминированные участки границы специальными табличками. Несколько месяцев назад на отдельных участках таблички стали появляться, однако в целом ситуация не изменилась.

Своё осуждение подобных действий выражали и авторитетные представители международных организаций, в частности, глава Международного гуманитарного центра по обезвреживанию мин в Женеве Стюарт Маслен. Во время своего визита в Таджикистан в минувшем году он отметил, что сам факт минирования противоречит Женевской Конвенции о запрещении применения противопехотных мин. Увы, Узбекистан пока не присоединился к этой Конвенции. Таким образом, проблема безопасности населения приграничных районов Таджикистана продолжает оставаться открытой. И неизвестно, сколько еще ни в чем неповинных людей могут стать жертвами минной войны.

Свой комментарий в программе «Фокус» даёт Юрий Земмель, живущий в Германии эксперт по проблемам Центральной Азии.

- В августе нынешнего года можно будет отметить круглую, но далеко не светлую дату в истории отношений Узбекистана со своими соседями – Таджикистаном и Киргизией. В конце лета 2000 года по решению официального Ташкента началось минирование южных узбекских границ и оборудование на них заграждений из колючей проволоки. Такой была реакция Узбекистана на вероятность проникновения на его территорию вооруженных боевиков под предводительством исламского экстремиста Джумы Намангани.

Но для боевиков Намангани минные поля никаких проблем не создали. Как известно, в одном из своих рейдов прошлого года вооруженные экстремисты вплотную подходили к пригородам Ташкента.

Юрий Земмель считает, что вряд ли минирование узбекской стороной границ с Таджикистаном можно считать эффективной защитой от исламских экстремистов:

Тем самым разрушительным силам, которых так боится Ташкент, вовсе не обязательно проникать в Узбекистан извне: есть достаточно свидетельств тому, что эти самые силы давно присутствуют внутри страны и лишь только ждут своего часа. А вот инициировать обоюдоострую вражду в приграничных зонах, напомнить о многочисленных территориальных претензиях стран Центральной Азии друг к другу – к этому действия Ташкента могут привести и уже приводят кратчайшим путем.

Как говоритт Юрий Земмель, минирование узбекской стороной границ таит в себе опасность не только для тех, кто может подорваться на них, но и для всего хрупкого мира с соседями.

- Известно, что в 20-е годы прошлого века административно-территориальное размежевание на территории Центральной Азии, находящейся в границах Советского Союза, проводилось в полном соответствии со сталинской национальной политикой и ничего общего не имело с исторической базой. А ведь государственные образования в этом огромном регионе никогда не формировались по национальному принципу. Кроме того, размежевание это проходило поспешно и по-топорному. В результате сегодня, к примеру, существуют крохотные анклавы одной республики на территории соседней.

На границах живут, как правило, тесно: узбекские, киргизские, таджикские кишлаки в двух шагах друг от друга, пастбища, дороги, реки, оросительные системы – общие. Но боль утраты может затмить разум, и сосед пойдет на соседа. Так, например, уже было однажды в киргизском городе Ош, где остановить резню удалось, лишь после ввода войск.

Конечно, минирование границы – наиболее дешевый способ сделать ее на некоторых участках непреодолимой. Ведь производство одной противопехотной мины обходиться всего в два евро. Правда, разминирование каждой такой ловушки обходиться в 450 – я не оговорился – в 450 раз дороже. А о цене человеческих жизней при этом говорить просто кощунственно.