1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Министр внутренних дел ФРГ обозначил угрозы безопасности

Главную угрозу безопасности в Германии представляют не правые или левые, а по-прежнему исламские экстремисты. Об этом заявил 15 мая в Берлине министр внутренних дел ФРГ, представляя отчет ведомства по охране конституции.

default

Фото из архива: полицейские сопровождают подозреваемого в подготовке теракта (август 2006 года)

По мнению главы внутриполитического ведомства Германии Вольфганга Шойбле (Wolfgang Schäuble), угрозу безопасности в стране представляют не представители правых или левых партий и движений, а по-прежнему исламские экстремисты. Об этом министр заявил в четверг, 15 мая, в Берлине, представляя очередной отчет Федерального ведомства по охране конституции за 2007 год.

Угроза номер один ?

По оценке ведомства, Германия была и остается под прицелом исламских террористов. До сих пор, однако, профессионалам из немецких спецслужб удавалось пресекать их покушения на территории страны. Вольфганг Шойбле напомнил об успехе правоохранительных органов в сентябре 2007 года, когда они обезвредили преступную группу, готовившую крупный теракт. Накопленных исламскими террористами взрывчатых веществ хватило бы для сооружения таких адских машин, разрушительная сила которых была бы похлеще, чем у примененных в Мадриде и Лондоне.

Нет, однако, никакой гарантии, что успех будет сопутствовать немецким спецслужбам и впредь. Тем более что число радикальных исламистских организаций, за которыми им приходится наблюдать, возросло в Германии до 30, а количество их членов - до 33 тысяч. Поэтому Вольфганг Шойбле считает необходимым быть и далее бдительными, а кроме того - расширить полномочия правоохранительных органов. "Главное - это эффективная профилактическая работа, злоумышленников необходимо обезвреживать до того, как они успеют совершить преступления, - отметил министр. - А для этого нужна прежде всего информация о них. Чтобы ее получить, должна быть возможность тайно проводить домашние обыски".

Министр внутренних дел - представитель консервативного Христианско-демократического союза - уже давно добивается изменения немецкой конституции с тем, чтобы разрешить спецслужбам такие тайные обыски, но все его попытки наталкиваются на сопротивление партнера по правительственной коалиции - Социал-демократической партии Германии.

Неонацисты изменили тактику

Что касается угрозы справа, то, как следует из отчета, число совершенных немецкими неонацистами преступлений с применением насилия в отчетный период слегка сократилось. Зато они изменили тактику и, по словам Шойбле, теперь усиленно стараются укорениться в обществе, предлагая на первый взгляд аполитичные программы проведения досуга, устраивая уличные гулянья и концерты, проводя дополнительные занятия с отстающими учениками.

Этим занимается, в частности, Национал-демократическая партия Германии (НДПГ). И тем не менее, министр высказался против повторной попытки запретить эту партию. "Все земельные министры и сенаторы внутренних дел согласны в том, что НДПГ - враждебная конституции партия, - заявил Шойбле. - Именно поэтому она и находится под наблюдением ведомства по охране конституции. Но одного этого недостаточно, чтобы запретить деятельность этой партии".

В фокусе - парламентская партия

Под наблюдением ведомства находится и Левая партия - преемница безраздельно правившей в ГДР коммунистической СЕПГ. Несмотря на протесты ее лидеров, Вольфганг Шойбле намерен и в дальнейшем не оставлять посткоммунистов без опеки. Причина - имеющиеся в Левой партии экстремистские группировки, в частности, так называемая "Коммунистическая платформа" немецкого депутата Европарламента Сары Вагенкнехт (Sarah Wagenknecht).

С этой "платформы" то и дело звучат призывы к свержению капиталистического строя и изменению политической системы Германии. Большого отклика, однако, такие призывы не находят. Левые экстремисты совершили в 2007 году даже меньше насильственных правонарушений, чем их "коллеги" на крайне правом фланге - 833 против 980.

Никита Жолквер

Контекст