1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

МИД ФРГ провел "инвентаризацию" своей внешней политики

Конфликт на Украине и другие международные кризисы побудили министра иностранных дел ФРГ начать реорганизацию немецкого внешнеполитического ведомства. DW - с подробностями.

Министерство иностранных дел ФРГ

Министерство иностранных дел ФРГ

"Мир изменился, - говорит министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), - поэтому и внешнеполитическому ведомству приходится меняться". Необходимо переналадить немецкую внешнюю политику, эффективнее использовать имеющиеся в ее распоряжении инструменты и создать новые механизмы для преодоления кризисов в мире, заявил он, выступая на конференции, приуроченной к 60-й годовщине Германского общества внешней политики (DGAP).

Министр объявил о своих планах реформировать МИД, некоторые его департаменты и управления объединить, создать новые, избавить дипломатов от излишней бумажной работы.

Инициатива министра

Намеченные Штайнмайером реформы стали итогом дискуссионного процесса, инициированного им сразу после назначения новым министром иностранных дел.

Франк-Вальтер Штайнмайер (справа) и Гидо Вестервелле

Франк-Вальтер Штайнмайер (справа) и Гидо Вестервелле (слева)

"Надо подумать, все ли мы делаем правильно", - сказал социал-демократ, принимая 17 декабря 2013 года эстафету от своего предшественника, либерала Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle). В годы правления прежней либерально-консервативной коалиции внешняя политика фактически была уделом ведомства федерального канцлера.

В ходе начатого новым министром дискуссионного процесса прошли более 60 публичных конференций в различных немецких городах, коллоквиумы и симпозиумы, в которых участвовали не только дипломаты из Германии и других стран, но и эксперты, ученые, историки, представители общественности. Штайнмайер называет этот процесс тщательной "инвентаризацией немецкой внешней политики". Речь при этом шла отнюдь не об отвлеченных делах. События в мире, кризисы и конфликты всякий раз меняли ход дискуссии, давали ей новые импульсы.

"На протяжении примерно четверти века мы тешили себя надеждой, что мир и стабильность по крайней мере в нашей части света гарантированы, - указывает Штайнмайер. - Это, очевидно, оказалось иллюзий. Украинский кризис вернул проблему войны и мира и на наш континент".

В поиске внешнеполитической стратегии

Терпению немецкого министра, например, на переговорах с его коллегами из России, Украины и Франции в так называемом "нормандском формате" можно только позавидовать. И оно ему еще понадобится. На скорое мирное урегулирование конфликта в Донбассе он не рассчитывает.

В кризисном штабе МИД ФРГ

В кризисном штабе МИД ФРГ

Мир таков, сетует Штайнмайер, что нельзя надеяться на быстрое возращение к прежнему мирному порядку. Совсем наоборот. Мир, по его оценке, "пошел вразнос", и немецкой внешней политике ничего не остается, как принять вызов. Ведь Германия, с ее ориентированной на экспорт экономикой, не может обойтись без соблюдения странами определенных правил игры.

Какими будут эти правила в отношениях с Россией пока не совсем ясно. Совершенная Россией в нарушение международного права аннексия Крыма, "гибридная" война на востоке Украины застала немецких дипломатов врасплох. На первых порах Берлин видел свою роль в посредничестве между Москвой и Киевом. При этом было очевидно, что немецкие политики симпатизируют новой украинской власти.

Со временем, однако, в правительстве ФРГ поняли, что речь не идет о локальном конфликте - под угрозой весь европейский миропорядок, и стали отстаивать на переговорах с конфликтующими сторонами и свои собственные интересы: Германии и Европейского Союза.

Стратегия МИД ФРГ при этом состоит из трех элементов: финансовая и политическая помощь Украине, экономические и персональные санкции против приближенных к Кремлю чиновников и коммерческих структур, готовность к диалогу с российским руководством. Вариант какого бы то ни было силового давления в виде поставок оружия украинской армии или отправки военных инструкторов Берлин категорически исключает.

Но это - немецкая стратегия на "горячую" фазу конфликта, нацеленная на деэскалацию ситуации. Долгосрочной, ориентированной на посткризисный период программы, в МИД ФРГ пока нет.

В контексте внешней политики ЕС

Министр иностранных дел планирует в течение ближайших полутора лет кардинальным образом изменить структуру своего ведомства и, в частности, преобразовать кризисный штаб, который начинает работать, как правило, только в случае ЧП с гражданами Германии - если их, например, где-нибудь берут в заложники - в постоянно действующее подразделение министерства.

В такой отдел или управление придут специалисты из других департаментов, и все вместе они должны будут отслеживать возникновение кризисных ситуаций в различных странах мира, предлагать меры по их профилактике, стабилизации положения, рекомендации на период после острой фазы. Штайнмайер ставит перед своими дипломатами задачу "быстрее, решительнее и эффективнее" реагировать в кризисных ситуациях.

В отчете министра, подводящем итоги немецкой внешнеполитической "инвентаризации", специально подчеркивается, что будущий курс Берлина на мировой арене будет не самостоятельным или сепаратным, а встроенным в контекст политики Европейского Союза. Фактически уже и сегодня Берлин проводит не национальную, а европейскую внешнюю политику. Именно в качестве ее элемента Штайнмайер призывает рассматривать и германо-французские усилия по поиску мирного урегулирования конфликта на востоке Украины.