1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Миграционный вопрос

11.07.2006

Является ли Германия иммиграционной страной? Почему в Финляндии так мало иностранцев? По какой причине многие африканские беженцы стремятся попасть в Великобританию?

default

Ответы на все эти вопросы – в сегодняшнем выпуске радиожурнала «Европа и европейцы», посвящённом, как вы наверняка уже догадались, вопросам миграции.

Уровень безработицы среди проживающих в ФРГ иностранцев выше, чем в среднем по стране. В Берлине существуют целые школы, ученики которых с трудом могут изъясниться на неродном для них немецком языке. А многие мусульманские семьи чтят обычай насильно выдавать девушек замуж и после переезда в Германию. Всё это звенья одной цепи, следствие неудачной немецкой политики в области интеграции. Дальнейшее бездействие может привести к роковым последствиям, – теперь об этом, наконец, заговорили и власти. 14 июля в Берлине канцлер ФРГ Ангела Меркель созывает первый национальный форум на тему интеграции иностранцев. Какие цели ставят перед собой устроители конференции? Поиском ответа на этот вопросом занималась Моника Дитрих.

Приглашение на форум получили около семидесяти представителей политических партий, церковных общин, профсоюзов, благотворительных организаций и, наконец, объединений самих мигрантов. Главная тема «круглого стола», который пройдёт в ведомстве федерального канцлера, - создание благоприятных условий для интеграции иностранцев. При этом участники предстоящего форума едины: тот, кто хочет жить в Германии, должен прежде всего выучить немецкий язык.

- Если говорить о получении образования, приобретении квалификации или профессии, а также о поисках работы, то особую важность здесь имеет общение. От степени владения немецким языком изначально зависит очень многое. Конечно, мы ожидаем от мигрантов, что они будут стараться как можно быстрее освоить язык и помогут сделать это своим детям,

- отмечает уполномоченная правительства ФРГ по вопросам иммиграции Мария Бёмер. Конечно, иностранцы, желающие жить в Германии, должны не только учить немецкий язык, но и, в частности, лояльно относиться к существующему в стране строю, придерживаться принципа равноправия полов, быть терпимыми по отношению к другим религиям. Больше обязательств должно взять на себя и государство.

- Интеграция – это процесс, в котором должны активно участвовать как иностранцы, так и государство. Если у властей, у немецкого общества есть определённые ожидания по отношению к мигрантам, то необходимо создать условия, чтобы эти ожидания были выполнены. Хорошим примером является, например, изучение языка. Здесь можно назвать интеграционные курсы для мигрантов, а также уроки немецкого языка для детей иностранцев в дошкольных учреждениях,

- говорит Мария Бёмер. Правительство планирует разработать долгосрочную Национальную программу интеграции иностранцев. При этом будут учтены и замечания участников «круглого стола» в ведомстве федерального канцлера.

- Все эти люди, которые приехали к нам в качестве гастарбайтеров или в поисках политического убежища и обрели здесь новую родину, способствовали экономическому подъёму Германию, развитию мультикультурного общества.

Вопрос о том, является Германия иммиграционной страной или нет, останется, судя по всему, без ответа. Во всяком случае, на встрече у канцлера ФРГ Ангелы Меркель эта тема подниматься не будет. Сначала, уверены власти, необходимо интегрировать уже живущих в стране иностранцев. По данным последней переписи населения, свыше 15 миллионов жителей Германии – это мигранты или потомки мигрантов. Примерно у половины есть гражданство ФРГ. Но даже среди этой группы есть немало тех, кто, не выучив толком немецкий, так и не смог интегрироваться в немецкое общество.

Германия считается одним из самых привлекательных для мигрантов государств Евросоюза. Другое дело, например, Финляндия. По площади эта страна почти не уступает Федеративной Республике, однако население её невелико – немногим более пяти миллионов человек. Финляндию, которая с июля этого года председательствует в руководящих органах ЕС, часто приводят другим государствам в пример – это касается, скажем, обеспечения равенства полов. А как обстоят там дела с правами иностранцев? Подробности – в сообщении, подготовленном Региной Кёниг.

Ахмед Акар живёт в Финляндии уже 17 лет. 48-летний уроженец Туниса, женатый на финке, - один из инициаторов создания культурного центра Caisa, задача которого - помощь живущим в стране иммигрантам. Ахмед Акар, учёный-филолог, говорит, что никогда не сидел без дела. Однако он не понаслышке знает, что найти работу для иностранца – задача не из лёгких.

- В Финляндии - стране с населением в пять миллионов человек - очень высокий уровень безработицы: почти десять процентов. А что касается иностранцев – выходцев из Сомали, Ирака, Ирана, Индии и других государств, то в их случае этот показатель ещё выше. Около сорока процентов иммигрантов не имеют работы.

В сравнении с другими странами Евросоюза доля иностранцев среди жителей Финляндии невелика – всего 2,2 процента. Но их шансы найти хоть какую-нибудь работу ничтожны, признаёт глава юридического отдела ведомства по делам иностранцев Яана Вурио.

- Одна польская журналистка в рамках эксперимента пробовала устроиться на работу в разных европейских странах. Так вот, в Финляндии ей не доверили даже подметать полы – потому что обязательным требованием работодателей было свободное владение финским языком. Работодатели просто не хотят иметь дело с теми, кто не в совершенстве освоил их язык. Но ведь мы, финны – народ немногословный. Так что кому-кому, а уж нам-то точно не стоит придавать такой важности тому, делают иностранцы грамматические ошибки или нет.

Схожего мнения придерживается и Ахмед Акар. Он, кстати, овладел финским самостоятельно – с помощью жены, с которой познакомился на языковых курсах в Париже. Помимо родного арабского Ахмед говорит ещё на французском, итальянском и английском.

- В Финляндии действует очень прогрессивное законодательство, в частности, оно запрещает любые формы дискриминации. Эти и другие нормы облегчают иностранцам жизнь, но только на бумаге. А на практике чиновники или рядовые финны в быту обращаются с иностранцами совсем по-другому.

Трудовых мигрантов или лиц, ищущих в стране политическое убежище, в Финляндии сравнительно немного. Местные власти никогда не стремились поощрять миграцию, признаёт представитель ведомства по делам иностранцев Яана Вурио.

- Одна из причин незначительной доли иностранцев среди населения страны – её географическое положение. Беженцам добраться сюда не так-то просто. Прямых рейсов из Африки или Азии сравнительно немного. Здешний климат тоже мало кого привлекает, слишком уж тут холодно. Хотя это не самый главный аргумент: в соседней Швеции климатические условия схожие, а там доля иностранцев – около семи процентов. Но из Финляндии многие как раз традиционно уезжали за границу – в поисках работы, а не наоборот.

Удалённое географическое положение, холодная зима и трудный для изучения язык – вот, говорят эксперты, те причины, в соответствии с которыми доля иностранцев в Финляндии и в будущем наверное останется незначительной.

Между тем, в Евросоюзе есть страны, которые эксперты, пусть и с некоторой натяжкой, уже относят к иммиграционным. Например, Великобритания. Она в числе первых открыла свой рынок труда для рабочей силы из стран – новых членов ЕС. Кроме того, для привлечения специалистов из-за рубежа введена примерно та же система набора баллов, которая существует в таких иммиграционных странах, как Канада, Австралия или Новая Зеландия. Неслучайно многие нелегальные мигранты из Африки считают Великобританию «землёй обетованной». Добираются туда они, как правило, через Францию. Однако путь этот нелёгкий, сопряжённый с опасностью для жизни. Подробности – в сообщении, подготовленном Кристофом Хайнеманном.

Всего 30 километров разделяют два портовых города – Дувр и Кале. Но один находится в Великобритании, а другой – во Франции. После того, как в Кале был закрыт лагерь для беженцев, перебраться через канал стало ещё труднее. Пытаясь избавиться от живущих в порту африканских мигрантов, французские полицейские делают ставку на применение силы.

- Мы оказались в ужасной ситуации. Часто возникают проблемы с полицией. Но мы, хоть и находимся здесь на нелегальном положении, - не преступники. А полицейские ночью распыляют едкий газ. Особенно от этого страдают дети и беременные женщины,

- рассказывает один из беженцев – он просит называть его Азизом. 23-летний уроженец Эритреи живёт в Кале уже месяц. Чтобы добраться до пролива, ему пришлось проделать нелёгкий путь:

- Из Судана до Ливии. Оттуда до Италии – на корабле. На борту находилось человек, наверное, двести. Плыли мы около двух суток, опасная была поездка. Нас задержали. Но, к счастью, отпечатков пальцев не взяли, и мне удалось сбежать. Я отправился во Францию поездом. На дорогу потратил в общей сложности около четырёх тысяч евро.

Многие беженцы влезают в долги ради поездки в «светлое будущее». Азиз уверен, что в Великобритании он сможет добиться успеха:

- В Англии я собираюсь пойти учиться, потом приобрести профессию. Мне ведь надо помогать матери, отец погиб на войне, и ей неоткуда больше ждать поддержки. Она осталась в Асмэре, это столица Эритреи. Говорить, где именно, я боюсь. Ведь страной нашей правит диктатор.

Среди беженцев немало выходцев из Сомали. Они тоже жалуются на притеснения со стороны местных правоохранительных органов. По словам одного из сомалийцев…

- …полицейские наведываются сюда чуть ли не каждый день, распыляют газ, потом всё болит.

А его спутник добавляет:

- Нам, африканцам, в Европе лучше. Нам звонили наши друзья, которые работают сейчас в Англии, и рассказали, что жизнь там гораздо легче. Там для нас и жильё найдётся, и в школу определят. Мы покинули родные места в поисках лучшей жизни.

В Судане, Сомали, Эфиопии и Эритрее то и дело вспыхивают вооружённые конфликты. Многие молодые люди бежали из этих стран, боясь призыва в армию. Но основная часть беженцев отправилась в Великобританию в поисках работы. По ночам нелегальные мигранты пытаются забраться в грузовики. Машины переправляют на другой берег на паромах. Но многие из беженцев затем попадаются на глаза британским таможенникам. Нелегалов отправляют обратно во Францию, однако они снова и снова пытаются перебраться через пролив. Не имея крова, они выживают лишь благодаря помощи церковных или благотворительных организаций. Лагерь для беженцев – по договорённости с британцами – французские власти закрыли три года назад, и с тех пор считают эту проблему официально решённой. Шарль Фрамезель – один из тех, кто старается облегчить мигрантам жизнь. Ежедневно он обходит импровизированный городок, где ютятся беженцы – в картонных коробках и полиэтиленовых мешках:

- 150-200 человек влачат здесь жалкое существование в грязи, в самом настоящем дерьме, извините, но другого слова для этого просто не подберёшь!

Пять беременных женщин и одну молодую мать с грудным ребёнком Шарль Фрамезель разместил в своей небольшой квартирке. Но самаритянский поступок не понравился властям. Фрамезеля осудили за содействие нелегальной миграции. Хорошо, что в результате разбирательства в вышестоящей инстанции приговор был отменён. Но такие люди, как Шарль Фрамезель, способны облегчить страдания беженцев, решить же проблему можно только на политическом уровне. В Евросоюзе это хорошо осознают. Нелегальная миграция стала главной темой международной конференции, завершившейся во вторник в марокканском Рабате. Целью форума было наладить диалог между Евросоюзом и африканскими государствами. Участники вели речь не только о совместной защите границ, но и о создании условий для легальной миграции, борьбе с торговлей людьми, а также оказании экономической помощи беднейшим странам. Остаётся надеяться, что эти предложения не останутся на бумаге.