1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Место России в современном мире

Не дела важны для людей, а слова об этих делах. Это знали ещё древние греки. Политикам мало просто делать добро – они хотят, чтобы об этом написали газеты и сообщили по телевидению. Россия в этом смысле не исключение.

Московские комментаторы взахлёб рассказывают об успехах президента Путина, воспевают его мудрость и соревнуются в описании его «победы» на встрече «большой восьмёрки» в Канаде. Искусство произнесения льстивых речей в адрес правителей имеет в Москве давние традиции. На этом фоне особенно бросаются в глаза различия между политическими культурами Востока и Запада – несмотря на всё сближение на официальном уровне.

Среднестатистический россиянин, сидя вечером у телевизора, вполне может подумать, что Москва снова стала той осью, вокруг которой вращается весь политический мир – совсем как в советские времена. На самом же деле, после крушения красной империи, Россия утратила своё былое влияние на международной арене.

В этом смысле предстоящее признание России в качестве одной из восьми ведущих индустриальных стран мира вряд ли что-то изменит. В экономическом отношении самое крупное государство мира по-прежнему остаётся развивающейся страной, которая живёт за счёт сырьевого экспорта. Приём России в избранный круг богатых государств имеет политическую подоплёку. Сразу после событий 11-го сентября Владимир Путин включил свою страну в состав антитеррористической коалиции, которой руководили американцы. Это было умное стратегическое решение. Приём России в «большую восьмёрку» – это некая форма вознаграждения. То же самое можно сказать о решении, в соответствии с которым саммит «восьмёрки» в 2006-м году должен состояться в России. По расписанию на очереди в этот год была Германия, но она – в отличие от Франции и Великобритании – согласилась уступить своё право Кремлю. Эта «политическая жертва» ещё раз доказывает, насколько важны Берлину отношения с Москвой.

Что касается российской экономики, то о ней позволяет судить ещё одно событие, произошедшее в Кананаскисе. Семь ведущих стран мира решили выделить России 20 миллиардов долларов на ликвидацию ядерных боеголовок и отслуживших реакторов. Никому не пришло бы в голову дать такую сумму, например, Франции. Запад должен был предоставить России деньги, потому что у неё их нет. Но тот, кто утверждает, что Путин добился выделения финансовой помощи – тот ошибается. Наоборот, Запад даёт деньги добровольно, поскольку заинтересован в том, чтобы в России был обеспечен надёжный контроль за оружием массового поражения и смертоносными отходами её военно-промышленного комплекса. Повсюду, особенно в США, после 11-го сентября растут опасения, что исламские террористы могут получить - и прежде всего именно в России - необходимые компоненты для создания, так называемой, «грязной бомбы».

Однако Западу не следовало бы выделять России 20 миллиардов без предварительных условий. В прошлом уже были случаи, когда российские военные чины использовали западные деньги не по назначению – так произошло, например, с дотациями на уничтожение химического оружия. Чтобы история не повторилась, российские и западные предприятия должны были бы заниматься утилизацией ядерных отходов на территории между Балтийским морем и Тихим океаном совместно, с соблюдением всех экологических норм. Это помогло бы создать доверие – причём с обеих сторон.

Надо прямо сказать – Германия и вообще Запад заинтересованы в успехе политики Путина. Всякий, кто знаком с российской историей, подтвердит, что реформы в этой огромной стране никогда не доводились до конца. При Путине эта "традиция" может, наконец, измениться. Он выступает за приватизацию земельных угодий и намерен провести военную и банковскую реформу. В области внешней политики Путин не только взял курс на сближение с Западом, но и, например, предлагает Европе совместные проекты в сфере энергетики.

Если президент найдёт в себе мужество согласиться на мирное решение чеченского конфликта и создать условия для существования независимой прессы, то может быть уверен, что его имя впишут в учебники истории. И тогда – ещё раз цитируя древних греков – слова о его поступках, возможно, станут руководством к действию для других людей.

Миодраг Шорич, руководитель восточно-европейской службы радиостанции "Немецкая волна".