1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

...место пусто не бывает

По данным министерства статистики Белоруссии, за последние 12 лет на постоянное место жительства в эту страну приехало свыше 6 тысяч граждан бывших советских республик Средней Азии.

Министерство внутренних дел считает, что нелегалов на порядок больше. Прибывшим официально власти разрешали селиться там, где было свободное жилье. Поэтому особенно много приезжих в районах, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС, откуда выехали, спасаясь от радиации, местные жители. Рассказывает Ирина Маковецкая.

Брагин – небольшой городок на юге Гомельской области, застроенный по советскому стандарту: площадь с Лениным, райисполком, больница, милиция, магазин, пара трехэтажных домов, а остальное частный сектор. Единственная особенность, что до Чернобыля – каких-то 70 км. Гамма-фон здесь раз в 10 ниже, чем на станции, но раз в 6 выше, чем в областном центре Гомель, до которого 120 км.

После апреля 1986 года, когда взорвался 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС, район покинули более половины местных жителей. А спустя 6 лет сюда приехали первые переселенцы из Средней Азии. Среди них была семья Натальи Горбачевой из Мелисая:

- Когда мы приехали, здесь было как после бомбежки. Даже брат ко мне приезжал в гости, говорил: тут что, война прошла?

Но Наталье городок понравился. Горбачевы быстро нашли работу, и им разрешили поселиться в одном из пустующих домов. Наталья сообщила родным и знакомым в Мелисай, как удачно они устроились, и вскоре в Брагин прибыли еще 58 семей.

- Почему уехали? Сказать, что нас там шибко притесняли – нет. Там шли междоусобицы между узбеками и киргизами. Нас, русскоязычное население, вообще-то не трогали. Но с другой стороны, были, конечно, на работах какие-то стычки. Говорили: “Езжай в свою Россию, командуй”. В основном, это говорила молодежь. Старики очень жалели, что мы уезжаем.

Наталья говорит, что в то время она, как начальник ЖКУ, подписывала по 20-30 обходных листов в день. Страх, переросший в панику, заставлял людей грузиться вагонами и уезжать куда глаза глядят. Поэтому ни о какой радиации Наталья не задумывалась:

- В 1986 году мы работали субботы и воскресенья в помощь Чернобылю. Многих ребят направляли из военкомата. А по сути, мы не знали, что это такое. Мы не знали, какие последствия. А сейчас мы не жалеем. Живем мы сытыми, спокойно и даже не закрываемся. Дети наши учатся, работают.

Евгений Абросимов из узбекского города Наманган тоже перевез в Брагин свою семью. Говорит, что другого выбора не оставило коренное население. Долго решали, куда ехать:

- У меня мать из-под Курска. Отец с Украины. В свое время приехали в Узбекистан по направлению на работу. Я там родился и вырос. По жене есть родственники здесь. Переписывались. Они нас позвали.

Евгений устроился электриком в местное предприятие электросетей, оно и выделило семье дом. Когда дочь с сыном выросли, они тоже быстро получили отдельное жилье: пустых домов в Брагине еще хватает. Евгений говорит, что отважился на переезд именно ради детей. И считает, что не прогадал:

- Здесь зарплату не задерживают. Дают вовремя. Если сравнить ту и эту зарплату, я здесь работаю на одну зарплату, а там я работал в четырех местах. Вот и представьте, разница какая.

По его словам, с переездом в Беларусь жизнь его семьи практически не именилась. Днем работают, вечером занимаются огородом, а в выходные глава семьи ходит за грибами и на рыбалку. Радиационный фон Евгения не пугает:

- Там, где я жил, много урановых рудников было. Там, где уран выступает, красные горы. Вообще ничего не растет. Здесь же такого нет. Или я, может быть, какой-нибудь иммунитет имею уже?

А на Чернобыль ездили посмотреть?

-Так, трубу видал и все. Ну и что, труба и труба.

Не стоит думать, что жизнь переселенцев настолько безоблачна. Несмотря на то, что многие из них уже получили белорусское гражданство, иногда им напоминают, откуда они “родом”. Такую ситуацию минувшей зимой пережила семья Светланы, 9 лет назад приехавшей из Киргизии. Все эти годы Светлана с мужем и двумя детьми жили в государственном доме, который сами отремонтировали. А тут их обязали заменить газовое оборудование. Меняла специальная служба, но через пару дней котел взорвался. Люди чудом уцелели, а вот дом сгорел дотла. Семья была в шоке: шутка ли остаться зимой без крыши над головой, да к тому же и с долгами: ведь сгоревшие мебель, холодильник и телевизор только-только были взяты в кредит. Они обратились за помощью в райисполком, настаивая на экспертизе, чтобы определить виновника случившегося. Но чиновники поставили семью на место одной фразой: “вы помните, откуда вы приехали?”

Не стоит забывать и о радиационной зоне. Ведь зона, как писали братья Стругацкие, это система невидимых ловушек, порой смертельных. И радиация из их числа. Это очень хорошо поняли в семье Галицких, переехавших в Брагин из Узбекистана, но через пару лет уехавшей отсюда. У них тоже было все: и большой дом, который им выделили местные власти, и огород, и хорошая работа. Но, как рассказала нам Елена Галицкая

- Мы уехали из Беларуси, потому там была повышенная радиация. Поскольку у нас трое маленьких детей, мы боялись за последствия. За их здоровье. Поскольку радиация невидима, неосязаема и неощутима, впоследствии она могла отразиться на их здоровье. У всех троих была увеличена щитовидная железа. Нас это очень беспокоило, поэтому мы уехали.