1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Меркель и Путин: у ЕС и России много взаимных интересов и нерешенных проблем

Прежде чем Москва и Брюссель смогут начать переговоры по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве, сторонам предстоит устранить немало разногласий. Об этом по окончании саммита в Самаре заявили лидеры ФРГ и РФ.

default

Ангела Меркель и Владимир Путин

Россия и Евросоюз заинтересованы в начале переговоров о новом партнерском соглашении, однако сначала сторонам предстоит устранить множество неразрешенных проблем. Об этом 18 мая на пресс-конференции в Самаре заявила канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel).

Стратегическое партнерство - уже сегодня

"Мы обсудили эти проблемы, однако не во всем нам удалось прийти к единому мнению",- цитирует Меркель немецкое информационное агентство dpa.

В то же время канцлер отметила, что, несмотря на ряд нерешенных вопросов, Москва и Брюссель продолжают вести успешное сотрудничество во многих сферах. К примеру, Евросоюз является крупнейшим торговым партнером РФ. Меркель подчеркнула, что отношения России и ЕС уже сегодня можно охарактеризовать как стратегическое партнерство.

Источник зла - экономический эгоизм

Владимир Путин назвал предположения о провале саммита "абсолютно ложным посылом". По его словам, стороны договорились по всем вопросам, за исключением "острых и требующих дополнительного изучения".

"Как правило, эти вопросы лежат в сфере экономического эгоизма одной, второй или третьей европейской страны, но не всегда отвечают в целом интересам Евросоюза, равно как и интересам России", - цитирует президента РФ "Интерфакс".

По словам Путина, на саммите достигнуты договоренности в сфере приграничного сотрудничества, борьбы с преступностью, упрощения визового режима и по многим другим направлениям.

Ангела Меркель приветствовала готовность российской стороны внести поправки в законодательство о доступе иностранных инвесторов в стратегические сектора экономики. (тп)

Контекст