1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Мемориал" сравнил ситуацию в Чечне со сталинскими репрессиями

Член совета правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов подтвердил в интервью DW исчезновение 13 человек в Чечне, которых, по данным "Новой газеты", позднее расстреляли.

Дома, мечеть и жители Грозного

Центр Грозного

Правозащитный центр "Мемориал" подтвердил исчезновение 13 из 27 человек, которых, по данным "Новой газеты", казнили в Чечне. По собственной информации "Мемориала",13 человек из опубликованного газетой списка уже полгода не выходят на связь с родными. Как минимум про одного из них чеченские власти неофициально заявили родственникам, что он якобы умер от сердечного приступа.

Исчезновение этих 13 человек является косвенным подтверждением их расстрела, считают в "Мемориале" и требуют от чеченских властей объяснить, что произошло с этими людьми или же предъявить их живыми. По данным "Новой газеты", эти люди пропали: а потом были казнены после массовых задержаний в Чечне вслед за убийством местного полицейского в конце 2016 - начале 2017 года. Журналисты издания считают, что убитых может быть больше: свыше 50 человек.

В интервью DW член совета "Мемориала" Олег Орлов рассказал об атмосфере тотального страха, которая царит в Чечне и сравнил ее с периодом сталинских репрессий в СССР. Также он объяснил, каким образом было подтверждено исчезновение людей в Чечне.

DW: Сам факт исчезновения людей еще не подтверждает то, что они расстреляны. Какой вывод вы делаете из того, что эти 13 человек не выходят на связь с родственниками?

Олег Орлов: Наша цель была - проверить данные "Новой газеты", которая представила списки и указала время расстрела 27 человек. Поэтому мы и попытались выяснить, что сейчас известно об этих людях. Мы можем говорить с уверенностью, что 13 человек из 27-ми были задержаны в разное время сотрудниками правоохранительных органов.

Олег Орлов

Олег Орлов

Полученные данные косвенно подтверждают, что этих людей, с большой долей вероятности, уже нет в живых. Единственный способ опровергнуть это наше подозрение - предъявить этих людей живыми. Это наш главный посыл к властям Чеченской республики. Удастся ли получить от них ответ? Честно говоря, мы относимся к этому скептически.

- Позволяют ли ваши факты говорить, что это была какая-то спланированная акция, массовый расстрел?

- Мы должны исходить из совокупности данных. С одной стороны, "Новая газета" говорит о расстреле, ссылаясь на источник в Чечне. Мы, со своей стороны, можем сказать, что почти половина из этих 27 человек была задержана, люди бесследно исчезли. При таком сопоставлении фактов очевидно, что с этими людьми произошло что-то очень нехорошее, с большой вероятностью - бессудная казнь. Уже имеющиеся сведения дают нам основания задавать вопросы и требовать ответов.

- Каким именно образом вы выясняли судьбу этих людей? Вы контактируете с официальными лицами в Чечне?

- Методология разная. С одной стороны, мы ведем постоянную переписку с органами власти Чеченской республики: МВД, УФСИН, СК. Иногда нам отвечают, ранее по двум людям мы получили подтверждение от властей, что они были задержаны. А по остальным мы используем наши источники в Чеченской республике, а также знакомых и родственников пропавших. Используем наш многолетний опыт работы с Чечней, пытаемся как-то выяснить их судьбу. Думаю, вы понимаете, что нам не стоит поименно раскрывать наши источники.

- Родственники напуганы? Как они реагируют, когда вы с ними связываетесь?

- В условиях нынешнего жесточайшего тоталитарного режима в Чечне люди очень боятся. Боятся так, как не боялись во времена войны в Чечне, когда шли бомбардировки, зачистки, и люди исчезали тысячами. Тогда люди все равно искали своих близких, не было такого ужаса перед властью. Сейчас же они боятся лишнее слово сказать.

Представьте 1937 год, идет сталинский террор. И вы приходите в семью, где только что забрали родных. Приходит некий человек, который представляется правозащитником. Как люди будут реагировать? Они, прежде всего, испугаются до полусмерти. И только потом, может быть, кто-то начнет говорить. Поэтому любая проверка самых простых списков в реалиях Чечни выливается в очень долгий и тщательный труд.

Иногда родные шарахаются и ничего не хотят говорить о судьбе своих близких. Поэтому за столь долгий срок мы смогли хоть что-то выяснить про меньшую часть из расстрельного списка в 27 человек. Но мы будем выяснять и дальше и надеемся, что что-то получится.

- Ранее СМИ также активно обсуждали преследование гомосексуалов в Чечне. Вы ведете какую-то работу в этом направлении?

- Действительно, есть большой список геев, которые подверглись преследованию. Несколько десятков человек из него уже бежали из Чечни, значительная часть - выехали за пределы России. Но это другая история, с расстрелом она не имеет ничего общего.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:38

Меркель призвала Путина защитить гомосексуалов в Чечне

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме