1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Международный день защиты женщин от насилия

27.11.2003

На этой неделе отмечался очень печальный международный день. Вот, скажем, международный женский день, восьмое марта попраздновать - это все горазды. А знаете ли Вы, что 25 ноября отмечался «международный день защиты женщин от насилия»? Вот и я тоже не знал. Оказывается, есть такой. И назначен и признан он был Организацией объединённых наций не в ветхозаветные времена, а в 1999 году. Так что тема, к сожалению, более чем актуальная. Вот и давайте посмотрим, как обстоят дела в Германии. Подготовить эту передачу мне помогли Мерьям Вакили, Зигрид Детлофф, Каролине Михель и Юдит Хартль:

Что такое «женский дом»?

«Когда женщина плачет», поёт Джо Кокер. Красиво поёт, да? Но какая уж там романтика, когда женщина плачет? Это только в сладких балладах мужчины красиво умиляются по этому поводу. Действительность выглядит и звучит совсем иначе...

«Я выросла в семье, где насилие было будничным явлением. То есть, отец меня бил, и другие родственники тоже. Потом, в отношениях с мужчинами я тоже многого натерпелась. Да и сейчас всё это продолжается. Насилие на сексуальной почве, все виды насилия. У меня такое ощущение, что женщины - это люди второго сорта...»

Если верить опросам, каждая третья женщина в Германии хотя бы один раз в жизни сталкивалась с насилием со стороны мужчин. Каждая седьмая подвергалась сексуальному насилию. Но давайте именно этому опросу не поверим. Опыт показывает, что многие женщины просто не решаются открыто говорить о побоях или изнасиловании. Особенно, когда всё это происходит в семье. Жертвам стыдно признаться, что они жертвы. Так что реальные цифры наверняка ещё страшнее. Многие считают, что насилие против женщин - это удел социального дна. Инге Мюльбергер работает в кёльнской консультации для женщин, подвергающихся насилию:

«К нам обращаются женщины из самых разных социальных слоёв. Высшее образование от насилия в семье не спасает.»

Побои, унижения, изнасилования в браке. Многие женщины годами терпят все издевательства, пытаются «спасти семью». Ведь насилие в семье не начинается внезапно. Оно обычно нарастает, развивается как раковая опухоль. Вот, как описывает эту ситуацию парламентский статс-секретарь Министерства по делам семьи и молодёжи Кристель Риманн-Ханевинкель:

«Значение насилия зачастую принижают, пытаются замолчать. Начинается это с насилия по отношению к детям. Ну, шлепок, ну, оплеуха, ну, подумаешь, рука сорвалась. Муж избил жену. Ну, что ж, чего в жизни не бывает, милые ссорятся, милые любятся. Хуже того, многие женщины начинают винить в чём-то себя, выискивать оправдания для своих распоясавшихся мужей или сожителей.»

Обычный выход в таких ситуациях - развод. Но многие женщины, особенно в бедных семьях, попадают в настолько сильную психическую и финансовую зависимость от своих мучителей, что не решаются обратиться в суд. В крайних случаях последнее прибежище для них - так называемые «женские дома». Такие убежища есть практически во всех городах Германии. Ежегодно они принимают до 45.000 женщин. Правила просты: «женские дома» предоставляют временное жильё и питание, ведь многие женщины в порыве отчаяния буквально прибегают сюда без копейки в кармане, в домашнем халате, зато с детьми на руках. Первая задача - оградить их от мучителей, оказать при необходимости медицинскую помощь, дать им время отдышаться, хотя бы частично избавиться от постоянного страха. «Женские дома» бесплатно предоставляют психологические и юридические консультации, помогают подать заявления на получение социальной помощи, объясняют женщинам их права. Главное - вернуть жертвам веру в себя, в свои силы. Что дальше?

«Я не знаю. Я знаю только, что так я больше жить не хочу. Я больше не могу терпеть побои. Я человек, и у меня есть своё достоинство. Я требую, чтобы ко мне относились с уважением, как я отношусь к другим людям. Это для меня очень, очень важно.»

Закон против бытового насилия

Закон вступил в силу 1 января 2000 года. Что нового он принёс? Давайте сначала посмотрим, как обстояли дела раньше:

«Ребёнок в первые месяцы много плакал, и муж этого не выдержал, сорвался. Одним словом, я от удара влетела затылком в косяк двери, Кровь, крик, грохот. Я подхватила ребёнка и, в чём была, выскочила в коридор. А соседка уже полицию вызвала. И вот они приехали. Сразу трое или четверо мужчин и одна женщина. Я им всё рассказываю, они кровь видят, и всё равно говорят: мы ничего сделать не можем. Это ваши семейные проблемы. Вот если Вы на него в суд подадите, тогда другое дело. Но тут мой муженёк выскочил из кухни с ножом в руке, и кричит: «я тебя зарежу!» Вот только тогда они его и забрали.»

Насилие в быту и раньше расценивалось как уголовное преступление. Но иск в суд должна была подать потерпевшая сторона. А пока суд да дело, женщине только и оставалось, что спасаться у родственников и знакомых, бежать в «женский дом» или, как это и бывало в большинстве случаев, простить виновника. До следующего избиения. Марен Лайсснер, уполномоченная по защите жертв бытового насилия в Кёльнской полиции, рассказывает, что изменилось с принятием нового закона:

«В определённых ситуациях, когда существует реальная угроза жизни, здоровью или свободе личности, мы можем удалить виновника из квартиры или дома, даже в тех случаях, когда именно он является квартиросъёмщиком или владельцем жилья. Запрет возвращаться в квартиру можно продлить до 10 дней. Причём полиция получила право решать это прямо на месте. Раньше мы тоже могли удалить буяна из квартиры или даже задержать его, но на практике он уже на следующее утро снова стоял на пороге, и всё начиналось сначала.»

Кстати, в теории новый закон защищает и права мужчин, если их избивают жены. Но на практике такое случается крайне редко. А вот злоупотреблений, когда женщины выдвигают ложные обвинения, чтобы на время избавиться от опостылевших мужей или подготовить почву для развода на выгодных для себя условиях, гораздо больше. Чтобы предотвратить подобные случаи, полиция составляет так называемый «прогноз угрозы»: фиксирует наличие телесных повреждений, допрашивает свидетелей, привлекает в сложных случаях специалистов. Теперь такой вопрос: а куда временно поселяются выгнанные из квартир и домов мужья? По Германии таких данных нет, а вот в Австрии, где схожий закон против бытового насилия действует уже дольше, опросы показывает: две трети отправляются прямиком к маме.

Брак по велению имама

Адвокат Сейран Атес живёт в Берлине. Её адвокатская контора расположена в районе Кройцберг, который берлинцы называют «малым Стамбулом».

«Я родилась в Стамбуле. Это интернациональный, открытый город. Но здесь в Кройцберге, в «малом Стамбуле» совсем иная жизнь. Здесь словно законсервировались традиции, которые привезли с собой 40 лет тому назад гастарбайтеры из своих деревень в восточной Турции. На улице вы увидите красивых, модно одетых женщин, но внутри своих кланов и семей они лишены самых элементарных прав человека, они живут в условия человеконенавистнического патриархата.»

В основном Сейран Атес защищает права женщин из мусульманских семей. Она считает, что они подвергаются даже тройной дискриминации: как иммигрантки, как мусульманки и как женщины. Для многих из них побои, лишение свободы - это будничное явление. Но самым жестоким проявлением дискриминации Сейран Атес считает браки по принуждению. В Германии они запрещены законом, но когда дело касается турецких семей, немецкие власти смотрят на это сквозь пальцы, мол, такая у них, у турок традиция. А сами женщины и молодые девушки не решаются обращаться в полицию или в суд, опасаясь жестоких наказаний со стороны мужских членов семьи. Кроме того, многие из них недостаточно хорошо говорят по-немецки, не имеют ни образования, ни профессии. Для них решиться на разговор с адвокатом, даже женщиной и землячкой - уже подвиг:

«Если подольше с ними поговорить, то выясняется, что многих насильно выдали замуж, за практически незнакомых им мужчин. Но обычно они обращаются ко мне слишком поздно, чтобы просто аннулировать такой противозаконный брак. Многих молодых девушек привозят прямо на свадьбу из Турции, из провинции. Они только через несколько лет жизни в Германии понимают, что здесь у них тоже есть права. Но к этому времени уже срок давности истекает.»

Браки по принуждению - обычное дело в фундаменталистских мусульманских кругах. Кстати, Коран ничего подобного не предписывает. Напротив, Коран подчеркивает принцип добровольности обеих сторон при заключении брака. Но кто же действительно читал Коран? Для многих её земляков, указывает Сейран Атес, непререкаемым авторитетом служат ходжа или имам. Каждый из них по своему усмотрению толкует священную книгу. С их благословения главы семей, конечно же, мужчины, и устраивают принудительные браки. А имамы совершают брачные обряды по мусульманской, как они уверяют, традиции:

«В мечетях всем заправляют самозванные ходжи или имамы, то есть люди, которые сами взяли себе это право. Это, в основном, самоучки, ведь в Исламе нет единой церкви, которая бы контролировала подготовку священнослужителей, следила бы за содержанием их проповедей. В основном имамы в Германии - это ретрограды и фундаменталисты. Вот они и поддерживают традиции, выгодные мужчинам и преступные по отношению к женщинам. Женщина лишена прав человека. Потому что в их мире женщина - существо второго сорта, а миром правят мужчины»

Вот и всё на сегодня. Спасибо нашим авторам Мерьям Вакили, Зигрид Детлофф, Каролине Михель и Юдит Хартль. Всего Вам доброго.