1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Материнская любовь за решеткой: женские тюрьмы в Германии

Более чем у половины женщин, приговоренных в Германии к лишению свободы, есть дети. По закону, в ФРГ осужденных матерей с детьми до трех лет не разлучают. Их переводят в специальные тюрьмы.

default

В тюрьме для женщин с детьми

В Германии тюрем для осужденных матерей с детьми не так много. Самая старая из них находится во Франкфурте-на-Майне. На территории обычной женской тюрьмы за высоким забором из колючей проволоки стоит здание, окрашенное в яркие цвета. 51-летний социальный работник и педагог Клаус Хермес (Klaus Hermes) трудится здесь уже много лет.

Kinder und Mütter im Strafvollzug

Клаус Хермес

Цель такой "тюрьмы в тюрьме" - "сохранить контакт между осужденной матерью и ее ребенком", говорит Хермес. Женщинам разрешено находиться в заключении вместе с их детьми в возрасте до трех лет, а тем, кто отбывает срок в более свободном режиме и вправе временно покидать территорию тюрьмы, - даже с детьми-дошкольниками.

Еще до того, как женщина с ребенком попадет в тюрьму, сотрудники учреждения выясняют, как долго она будет находиться под стражей, прежде чем приговор вступит в силу. "Это необходимо, чтобы рассчитать, не придется ли нам отнимать ребенка, который достигнет трехлетнего возраста, во время пребывания женщины в тюрьме, ведь это еще больше травмирует осужденную", - поясняет Клаус Хермес. Если же мать - наркоманка или приговорена к длительному сроку лишения свободы вплоть до пожизненного заключения, то ребенка, по словам Хермеса, сразу отдают в приемную семью.

Первые годы жизни в неволе

Kinder und Mütter im Strafvollzug

Детские игрушки на территории тюрьмы

27-летней Мартине Шмидт (имя и фамилия по ее просьбе изменены), отбывающей девятилетний срок за покушение на убийство, повезло. Она родила во время предварительного следствия, а после объявления приговора ее вместе с сыном перевели в тюрьму для матери и ребенка.Мартина делит с сыном одну камеру на двоих с самого его рождения. Но жизнь он узнает не только через тюремную решетку: профессиональные воспитатели проводят с ним время на детской площадке и даже берут с собой за покупками.

Об этом она говорит с горечью в голосе: "Все свои первые открытия он сделал не со мной. Не я, мать, а чужие люди были с ним впервые в бассейне и зоопарке". Когда Мартине назначили более свободный режим содержания и она смогла временно покидать тюрьму, сыну уже было известно многое из реальной жизни: малыш, показывая пальцем, говорил: "Трамвай... магазин... комната..." "У меня были очень странные чувства", - признается заключенная.

У матерей должно быть доверие к воспитателям

Kinder und Mütter im Strafvollzug

Беатрикс Дайнхард

Беатрикс Дайнхард (Beatrix Deinhard) работает воспитателем в тюрьме для матери и ребенка уже 19 лет. Она знает, как трудно бывает заключенной доверить своего ребенка чужому человеку. "У матерей должно быть огромное доверие к нам, воспитателям, ведь мы многое можем рассказать им об их детях", - считает Беатрикс. Воспитатели не только гуляют с детьми и проводят с ними занятия по пению, рукоделию, спорту. Нередко им приходится водить малышей к педиатрам, а иногда даже помещать в больницу, в то время как матери остаются в тюрьме. Это очень сложно для материнского сердца.

Но если у матери устанавливаются доверительные отношения с воспитателем, то ребенок может вполне нормально развиваться даже в условиях тюрьмы, уверяет Беатрикс Дайнхард: "Могу сказать, исходя из моего долголетнего опыта работы: на детей до трехлетнего возраста не влияет то, что они с матерью находятся в неволе". А вот детям старшего возраста, говорит Беатрикс, находиться в тюрьме было бы куда труднее, ведь они начинают многое понимать, задавать вопросы, ответить на которые трудно даже воспитателям. Плохо сказаться на ребенке могут лишь его отношения с матерью, а не условия, в которых они находятся, считает воспитатель.

Недетские вопросы

Kinder und Mütter im Strafvollzug

Камера Мартины и ее сына

Уже полгода Мартина Шмидт может временно покидать тюрьму. Она надеется, что срок ее заключения сократят и она сможет освободиться еще до того, как ее сыну исполнится три года. А пока он задает все больше "неудобных вопросов". "Как-то он спросил: "Мама, а почему мы в тюрьме?" - говорит Мартина. - Я пыталась ему что-то объяснить на уровне его детского восприятия, и тут он произнес: "Если ты была плохой и попала в тюрьму, значит, и я был плохим, потому что я тоже здесь?"

Мартина говорит, что ей трудно объяснить сыну, почему первые годы своей жизни он вынужден провести с ней в неволе. Ведь порой ей самой бывает очень непросто осмыслить ситуацию, в которой она оказалась, и тем более - научиться с этим жить.

Автор: Клаудия Хеннен / Виктор Вайц
Редактор: Сергей Вильгельм

архив

Контекст