1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

«Масштаб Ельцина еще до конца не осознан»

В этом твердо убежден Леонид Волков - один из консультантов Межрегиональной депутатской группы, созданной на I Съезде народных депутатов СССР. Интервью DW-RADIO.

default

Москва, 25 апреля 2007г. В этот день Россия хоронила Бориса Ельцина

Russland Trauer um Boris Jelzin in Moskau

25 апреля Россия хоронила Бориса Ельцина. Последним земным приютом первого российского президента стала могила на Новодевичьем кладбище в Москве. На траурной церемонии в Храме Христа Спасителя присутствовали действующие и бывшие главы государств и правительств ряда стран, в их числе президент Германии Хорст Кёлер, экс-президенты США Билл Клинтон и Джордж Буш-старший. Репортаж о прощании россиян с их экс-президентом транслировал в прямом эфире и главный немецкий общественно-правовой телеканал - ARD. Российские СМИ 25 апреля изобилуют самыми разными оценками личности Ельцина. Одни превозносят его заслуги, другие замечают в нём только осудительное. А каким видится вклад Ельцина в российскую историю Леониду Волкову - одному из консультантов Межрегиональной депутатской группы, созданной на I Съезде народных депутатов СССР?

Russland Boris Jelzin gestorben

«Поливать Ельцина грязью стало уже традицией – именно благодаря тому вкладу, который Борис Ельцин внес в российскую историю. Я стоял достаточно близко к нему, хотя не был самым близким его советником. И, тем не менее, только сейчас я окончательно осознал, насколько крупной, великой фигурой был Ельцин. Его масштаб еще до конца не осознан. В своей статье я сравнил его с Петром Великим – по решимости и способности проводить реформы. И еще я сравнил бы его с Кромвелем – по способности сделать это бескровно, в результате «мягкой» революции. Но главное – это был человек свободы. Это человек, который вырос в стране, в которой не было свободы, но который оказался удивительно свободным сам и принесшим свободу в историю этой страны – и, я надеюсь, в ее менталитет.

Я критиковал Ельцина, я далеко не во всем с ним сходился. Но мне кажется, это хорошо, что есть критика. Это нормально для демократии. И Ельцин не побоялся взять на себя пушечную пальбу критики – а я видел, как он это выдерживал, как он, в отличие от всех остальных политиков, которых мне приходилось видеть, по-человечески на это реагировал. Без гнева, без истерики. Мне много раз приходилось это видеть, и я за него болел, я не выдерживал, а он – выдерживал. Конечно, такие «стрелки», которые, теряя всякое чувство приличия, посодействовали тому, чтобы он раньше ушел из жизни.

Конечно, в Ельцине кое-что изменилось – это сомнению не подлежит. Я думаю, это, в основном, было связано с его болезнью. Хотя невозможно исключить, что власть все-таки постепенно нивелирует лучшие черты характера. Но направленность его деятельности не изменилась. В этом я абсолютно убежден. Конечно, он ввязался в эту чеченскую мясорубку, и это, несомненно, наложило отпечаток на его дальнейшую деятельность. Я не одобрял его импульсивное решение применить военную силу – причем, жестоко – в отношении Грозного. Но я могу сказать: если он и ввязался в эту авантюру, то он делал это не ради того, чтобы выиграть выборы, не ради того, чтобы обрести популярность, и не ради того, чтобы обрести какую-то сомнительную славу».

Полную версию интервью, которое провел боннский журналист Глеб Гаврик, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст