1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Маршрутом мигрантов

250 тысяч трудовых мигрантов из Киргизии работают в соседних государствах

О проблемах трудовых мигрантов из Центральной Азии в последнее время говорят много. Гастарбайтеров чаще ругают, нежели хвалят. А между тем, трудолюбивые, бесправные, готовые на любые условия, ради хорошего заработка азиаты продолжают искать счастье вдали от дома. Познакомиться с буднями трудовых мигрантов из Киргизии, а заодно изучить их маршруты и места, где чаще всего приходится бывать этим людям, решила моя коллега, Наталья Позднякова. Первым на этом пути стало здание министерства промышленности Киргизии, где недавно отметили новоселье сотрудники государственного комитета по миграции и занятости.

Айгуль Рыскулова, председатель комитета, встретила корреспондента «Немецкой Волны» в своем кабинете. Сюда, как пообещала нам хозяйка, теперь со своими проблемами может прийти каждый. Для трудовых мигрантов, которых не очень-то жалуют вниманием ни у себя на Родине, ни тем более, по месту работы, это хорошая новость. Тем более что Айгуль Рыскулова о проблемах этих людей знает, что называется, не понаслышке, сама не раз побывала там, где проживают мигранты-выходцы из Киргизии, а потому и задачи перед своими сотрудниками ставит конкретные. Например:

- Мы сейчас ведем разъяснительные работы, особенно в отдаленных селах на юге нашей республики для того, чтобы людям объяснить, что больше не существует СССР.

После распада СССР промышленность в республике начала приходить в упадок, каждый третий трудоспособный житель остался без работы. И поскольку шансов найти ее в республике было мало, то основная часть наиболее предприимчивых людей стала заниматься торговлей и предпринимательством за пределами страны. Это были первенцы. На сегодняшний день, только по официальным данным, четверть миллиона человек работают в других государствах - это десять процентов трудоспособного населения республики . Причем, тех, кто покинул Киргизию в поисках работы еще в начале девяностых, назвать трудовыми мигрантами можно теперь уже с натяжкой. Они прочно обосновались в соседних государствах: имеют и постоянную работу, и жилье, и гражданство. Современным «гастарабайтерам» обо всем этом остается только мечтать. Айгуль Рыскулова продолжает:

- К сожалению, сегодня мы поставляем дешевую, непрофессиональную рабочую силу. Есть, конечно, в Алма-Ате, в Москве немало ребят- профессионалов, специалистов-компьютерщиков, инженеров. Но при этом восемьдесят процентов киргизских трудовых мигрантов - это торговцы и коммерсанты, которые получили рабочие места на рынках России, Казахстана и других стран. Второе место занимают строители. И третье место - это сельскохозяйственные работники.

В Москве, в одном из спальных районов снимает однокомнатную квартиру тридцатилетняя Светлана. Здесь она живет чуть более года. Светлана с мужем перебралась из Бишкека в российскую столицу в поисках работы. Оба имеют высшее образование, Светлана по профессии – учитель, ее муж - инженер. В Бишкеке молодая семья оставила на попечение бабушки и дедушки двоих детей. Светлана рассказывает:

- Культура поведения, внешний вид и культура речи все это сказывается на том, возьмут тебя на работу или нет. Далее, жилье предлагается практически на каждом углу. Очень много компаний-однодневок, которые пользуются тем, что люди приезжают, не владеют ситуацией, и «кидают». Проще всего найти жилье через знакомых, либо какие- то варианты с общежитием, либо скидываются, снимают квартиры. Жилье дорогое. Снимать комнату, в среднем обойдется в 200-300 долларов. Однокомнатная квартира – 400 и выше. Кроме того, если у тебя есть высшее образование, но нет опыта работы в Москве – это очень большой минус. Здесь совершенно другие требования. Если ты занимался этой деятельностью в другом городе и получал за это деньги, то сюда ты приезжаешь и помимо этого должен еще очень многое уметь. Из этого складывается твоя зарплата. Вот и вся «сказка про большие деньги в Москве».

По словам Светланы, у них и в Киргизии было собственное дело. Принять решение о переезде в Москву молодую русскую семью, скорее, подтолкнул национальный вопрос. Но и в Москве, рассказывает Светлана, пришлось столкнуться с подобной ситуацией.

- Москвичи, особенно те, которые помнят Москву другой: с полупустыми улицами, без «пробок» на дорогах, не так лояльны по отношению к приезжим, как молодежь. Но опять-таки, не все. Некоторые абсолютно равнодушны к этому. Хочется отметить, что здесь такая тенденция нехорошая наблюдается среди молодежи, особенно, по отношению к азиатам. На самом деле многое зависит от человека. Но могу сказать, что первую работу мне пришлось оставить именно по этой причине.

Сообщения о дискриминации и фактах насилия по отношению к приезжим из Азии трудовым мигрантам появляются в прессе все чаще. Несмотря на успех дипломатических переговоров по урегулированию миграционных процессов, в частности, между Россией и Киргизией, на повседневной жизни гастарбайтеров это не отражается. Причин, по которым азиатов не жалуют в соседних республиках, несмотря на их, в общем-то, положительный имидж, несколько. По официальным данным, в Москве, в настоящее время более одного миллиона трудовых мигрантов, из них только каждый десятый имеет легальный статус. Ежегодно из Центральной Азии, особенно из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана в Москву и в Московскую область в поисках работы приезжает до 600 тысяч человек. Причем миграционный поток не прекращается уже в течение десяти лет. На сегодняшний день, по мнению российских экспертов, проблема именно нелегалов достигла такого масштаба, что угрожает даже национальной безопасности России. Согласно сведениям российских правоохранительных органов, среди приезжих много поставщиков наркотиков из Киргизии и Узбекистана, оружия из Таджикистана, и просто криминальных личностей.
Подобная ситуация наносит и колоссальный экономический ущерб Москве. Ведь большинство нынешних "нелегалов" не платят налоги в государственную казну. Секретом также не является тот факт, что при въезде на территорию Российской Федерации они получают миграционную карту и через три месяца обязаны покинуть страну. Таким образом, те, кто прибыл в Россию на законных основаниях, через несколько месяцев пополняют ряды "нелегалов".
По мнению государственных служащих, остро стоит вопрос и с вывозом капитала из России. Например, только в коммунальной службе Москвы трудится более 40% гастарбайтеров: в основном - киргизы, таджики и узбеки. С документами у них все в порядке. Им даже предоставляется жилье (причем, совсем неважно, что это просто подвал). Но эти люди параллельно работают сразу в нескольких местах. Так, Зульфия Ташматова, рассказывает, что кроме основной работы подрабатывает еще и дворником, и уборщицей, и консьержкой. Это считается дополнительным заработком, с которого налог не взимается. Средний заработок Зульфии, по ее словам, составляет около 300$, половину из которых она регулярно отправляет домой. В Москве она проживает с семьей из шести человек уже более пяти лет. Зульфия говорит, что приходится жить в «скотских» условиях ради того, чтобы заработать денег, и купить на родине жилье. Жалуется Зульфия и на «беспредел» со стороны правоохранительных органов.

В международном аэропорту «Шереметьево», в так называемой транзитной зоне, каждый день можно встретить выходцев из Киргизии, которые летают рейсом Бишкек-Москва. В основном это чиновники, которые в Москве проездом, по делам службы и чаще всего за казенный счет. Здесь, к слову сказать, можно встретить, у одной и той же стойки для регистрации, в одном и том же зале ожидания, мирно сидящих рядом непримиримых в обычной жизни оппозиционеров и представителей госвласти. Здесь же столкнуться лицом к лицу с «недосягаемым» председателем конституционного суда, правда, в сопровождении охраны, с любым из киргизских депутатов, а если повезет, то и с членами правительства, охотно посещающими магазины беспошлинной торговли. Впрочем, обычно их место - в зале для VIP-персон.

Тех же, кто возвращается в Бишкек с заработков, немного. Они предпочитают экономить на билетах и обычно едут поездом. Но даже тех из них, кто все же позволяет себе подобную роскошь, можно сразу выделить из толпы. Они громко разговаривают между собой по-киргизски и пытаются пронести в качестве ручной клади в салон самолета огромные, набитые разного рода товарами сумки. У сотрудников аэропорта это всегда вызывает негодование. Для возвращающихся домой мигрантов - это способ обеспечить себе хотя бы еще на короткое время безбедное существование. Кстати, в какой-то мере, именно благодаря гастарбайтерам товарооборот между Киргизией и Россией постоянно увеличивается; пополняется регулярно за счет трудовых мигрантов и государственная казна. Айгуль Рыскулова говорит:

-Особенность киргизской трудовой миграции в том, что, во-первых, это маятниковая миграция, экономическая и, самое главное, возвратная миграция: люди уезжают на заработки, но потом возвращаются, при этом, определенная часть трудовых мигрантов решает несколько проблем. Это практически, прямые инвестиции в экономику нашей страны. По последним данным, легально через банковские структуры проходит порядка трехсот миллионов долларов в год. Помимо этого еще средства, которые привозятся наличными, передаются, поэтому, я думаю, что порядка четырехсот- пятисот миллионов долларов в год поступает в нашу республику. Второе: все- таки, снимается определенная социальная напряженность, кризис на рынке труда в нашей республике. Двести тысяч человек безработных плюс двести тысяч, которые мы сегодня имеем, это был бы социальный коллапс.

«Дордой» - самый крупный вещевой рынок в Киргизии, «вторая Москва» называют его, приезжие из киргизской глубинки. Здесь о жизни за пределами родной страны знают не понаслышке. Часть продавцов и владельцев торговых точек когда-то вкусили все прелести будней гастарбайтеров и пришли к такому выводу: лучше торговать на рынке у себя в стране, чем на чужбине.

Мой собеседник Анвар, владелец небольшого торгового киоска рассказывает, что два года назад поехал на заработки в Южную Корею. По его словам, знакомые уговаривали, обещали «большие деньги». В итоге, Анвар полгода шил мешки для расфасовки сыпучих материалов в подпольном швейном цехе, жил в полуподвальном помещении, где в окнах можно было видеть лишь ноги проходящих мимо людей. По возвращении домой, два месяца лежал в больнице, где ему лечили редкое заболевание кожи. Зато теперь, говорит Анвар у меня свой маленький, но бизнес.

Похожая история у Татьяны. У нее есть свой контейнер на «Дордое», но для того, чтобы его купить, ей пришлось два года работать в соседнем Казахстане. Для тех, кто не видел азиатских базаров – они зачастую представляют собой нагромождение обычных грузовых контейнеров, служащих для торговцев и складом, и местом продажи, и иногда даже ночлегом. Сейчас Татьяна очень довольна тем, как, идут дела:

-По специальности я повар, но пришлось заняться бизнесом. У меня контейнер не только здесь, но и на Орто-Сайском рынке. Здесь мы торгуем оптом. Товар я привожу из Китая. Проблем с налоговой (службой – Н.В.) не возникает, плати, и живи спокойно. Мы платим две тысячи триста сомов в месяц за место, это окупается нормально. Цены у нас намного ниже, чем в соседнем Казахстане, а потому и покупателей больше.

На вопрос о том, собирается ли Татьяна вновь уехать из Киргизии и попытать счастья за рубежом, она отвечает:

- Нет, теперь уже никуда не поеду. Здесь родилась, здесь и буду жить!