1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Марина Ходорковская: "Погубив "ЮКОС", Кремль совершил преступление против государства"

В то время как бизнес готовится к разделу активов "ЮКОСа", в семье его бывшего владельца совсем другие заботы. О своей подготовке к свиданию с сыном в интервью "Немецкой волне" рассказала мать Михаила Ходорковского.

default

Московский арбитражный суд объявил ''ЮКОС'' банкротом

Мать бывшего владельца нефтяной компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского Марина Филипповна готовится к очередному свиданию с сыном, которое должно состояться в сентябре.

- Как вы готовитесь к этой поездке?

- Мы готовимся вполне банальным образом. Там три дня живешь в общежитии со своими продуктами. Вот мы продукты и покупаем. В основном, для него. Чтобы он эти три дня поел фрукты, овощи. То, чего у него там совсем нет. Брать с собой после свидания им абсолютно ничего нельзя. Ни грамма.

А духовная пища – это все в моих мозгах. То, что я ему буду рассказывать. То, чего он сейчас сам не может узнать. Из прессы, к примеру. Прессу-то он получает, но мне иногда кажется, что есть нечто более для него интересное, что до него не доходит.

- Когда вы в последний раз получали известия от Михаила Борисовича?

- Известия о том, что он жив и здоров, я получаю практически каждый день от адвоката. Она мне звонит после того, как посещает его. Но что она может мне сказать? На сегодняшний день жив-здоров. Бодрость духа не теряет.

- Время от времени СМИ сообщают, что ваш сын подвергается взысканиям за те или иные лагерные провинности. Как вы воспринимаете эти сообщения?

- Как продолжение линии Кремля давить на него где только можно и на чем только можно. Взять хотя бы историю с двумя лимонами. То ли его угостили, то ли он кого-то угостил. Десять дней ШИЗО – это может быть только в бреду. Как можно жить в таком тесном коллективе и не угостить друг друга?! Ну, вы сами подумайте! Конечно, все это колония делает не по своей инициативе.

- Правда ли, что во время одного из свиданий он попросил свою жену Инну привлечь внимание общественности к обстоятельствам, в которых оказался Платон Лебедев?

- Да, он все время о нем говорит. Ему очень жаль его. Платон больной человек. Кстати, Лебедев отсидел шесть дней в ШИЗО за то, что угостил печеньем какого-то своего сокамерника.

- Не разочарованы ли вы реакцией Запада на исход дела Ходорковского?

- Разумеется, разочарована, очень даже. Мне казалось, когда он был на свободе, Запад был рад, что, наконец, с человеком из России можно вести нормальный диалог, говорить на одном языке. Я имею ввиду бизнес. Он всегда держал свое слово.

И относились к нему, по-моему, с большим уважением. В Давосе он ведь получил звание "Лидера ХХ века". А потом все на него плюнули. Потому что самым главным оказались не моральные принципы, а газ и нефть по дешевке. Сделать было можно очень много. Я ведь не знаю всех дипломатических каналов.

Наш президент чрезвычайно озабочен мнением Запада о себе. Ну, наверное, не надо было так его облизывать. Наверное, нужно было ему как-то показать, что мировая общественность не слишком довольна теми делами, которые он делает. А дела делаются просто преступные. Все, что сделано с "ЮКОСом", - это же просто преступление против нашего же государства.

Допустим, Ходорковский – плохой. Его арестовали. Но зачем же было губить такую компанию! Компания была лидером, выходящим на мировой рынок. Зачем ее надо было губить и отдавать в "Роснефть", Богданчикову, который, как все знают, совершенно не эффективный менеджер? И "Роснефть" никогда не была прибыльной компанией. И отдавать "ЮКОС" на откуп "Роснефти", я считаю, это просто преступление против своей страны.

Контекст